smeraldo

Слэш
NC-17
Закончен
515
автор
Sofrimento бета
Размер:
Макси, 395 страниц, 20 частей
Описание:
Чимин наемный убийца, обученный тайной организацией. Они превратили его в свое жестокое оружие, полностью переписав его жизнь. Холодный ум, идеальная подготовка, годы опыта и полное отсутствие ошибок. За это боссы прозвали его «Леон», а ФБР — «Неуловимый киллер». Он никогда не оставлял после себя следов, но впервые промахнулся. Этот промах может стоить ему свободы, ведь на него ведет охоту один из лучших агентов ФБР — Чонгук, а от успешного закрытия этого дела зависит вся его будущая карьера.
Посвящение:
Моей особенной и безграничной любви к Пак Чимину и всем парням из BTS. Я люблю вас больше, чем вчера, но меньше, чем завтра.
Примечания автора:
Обложка:
https://ia.wampi.ru/2020/09/11/CYMERA_20200906_224543.jpg
Я не знаю всех тонкостей и нюансов работы специальных служб, и не знаю всех законов, так что не воспринимайте все что здесь написано всерьез. Это лишь моя фантазия. И настоятельно рекомендую включать плэй-лист при чтении для полного погружения в атмосферу истории.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
515 Нравится 279 Отзывы 246 В сборник Скачать

15

Настройки текста

Robot Koch feat. John LaMonica — Nitesky Felix Erskine — Fisher King And Traitor Down Red Lips — GTA (KTH! Remix) Klergy — Dangerous Game Ben Cocks, Nikisha Reyes-Pile — So Cold The Weeknd — Wicked Games Bei Maejor, Waka Flocka Flame — Light down low Bishop Briggs — Never Tear Us Apart Anson Seabra — That's Us

Два дня. Оставалось всего два дня до назначенного времени, когда Чимин должен будет выполнить последний в своей жизни заказ. И эта информация есть от него на руках у копа в качестве очередной подсказки. Значит, отступить возможности не будет, ФБР будут готовы в этот день к новому преступлению от неуловимого киллера, но не понимают, в какой промежуток времени оно произойдет и в каком именно месте. А оно будет гораздо ближе, чем им кажется. Если что-то пойдет не так, то Чимину просто конец. За эти два дня ему жизненно необходимо достать важные улики с компьютера босса. Тэ написал программу, которая сможет за короткое время это сделать совершенно бесследно. Она способна взломать систему безопасности, но чтобы ее активировать, им нужен был человек, разбирающийся в этом не хуже самого Тэхена. И у брюнета был такой на примете. У него нет уверенности, что он согласится, но попытаться стоило. Пак набирает номер и долго ждет ответа, сидя на берегу и глядя на большие волны. Долгие гудки эхом отдаются в его голове, лишь увеличивая нервное напряжение. Черт, не отвечает. Может, это знак, что не стоит вмешивать сюда этого человека? Но без помощи ему не справиться. Больше он никому не доверяет в этом месте, и времени искать союзников у него нет. На экране его телефона высвечивается номер, и он сразу же отвечает. — Чимин? — удивленно спрашивает Матильда. — Привет, — говорит он. — Добрый вечер. Почему ты звонишь на личный номер? — спрашивает она. — Не хотел, чтобы нас прослушивали, — отвечает Чимин, подкуривая сигарету. — У тебя все хорошо? — спрашивает девушка с нотами беспокойства в голосе. — Разве когда-то было хорошо? — усмехается он. — Ты прав, — вздыхает она. — А у тебя все в порядке? После того раза, когда мы поговорили, у тебя были проблемы? — спрашивает Пак, делая затяжку. — Ничего страшного. Ты же знаешь, что правила нарушать нельзя. Они не выясняли, зачем я и кому звонила, но за использование личного телефона в рабочее время мне немного досталось, — говорит Матильда. — Они тебя били? — спрашивает брюнет. — Воспитательные меры, черт бы их побрал, — усмехается она. — Мне жаль, — шепчет Чимин, тяжело вздыхая, и белый дым красиво развивается в вечернем воздухе. — Я должна была предупредить тебя, — говорит девушка. — Ты сейчас в безопасности? — спрашивает он. — Относительно. У меня выходной, потому что ты готовишься к заданию. Поэтому я сейчас гуляю недалеко от корпуса и дышу свежим воздухом. Я окружена высоким забором, вооруженными людьми и лесом. Это словно тюрьма, но для меня — это свобода. Так редко бываю на улице, что рада и этому, — тихо говорит она. Парень недовольно сводит брови, задумываясь над этим. А ведь правда. Если выпускники «smeraldo» могут жить где захотят и приезжают в офис при необходимости, то сотрудники центра наблюдения никогда не выходят за ворота территории. Они во многом ограничены, а в свободе — особенно сильно. Живут как ручные зверушки в клетке. У каждого наемника есть свой личный ассистент, который помогает работать, отслеживает его и составляет отчеты о работе, но они никогда не видятся и не общаются лично. По инструкции им не положено знать имени и даже голоса своего помощника. — Я, оказывается, ничего о тебе не знаю, — говорит тихо он. — Зато я знаю о тебе все, Пак Чимин. Даже твое настоящее имя и где ты находишься каждую минуту, — говорит Матильда, и парень практически чувствует улыбку в ее голосе. — Ты же прикрываешь меня, так? — догадывается парень и улыбается уголком губ. — Мое местоположение. — Да, я вру в отчетах, что ты дома, но на самом деле ты часто находишься в доме на противоположной улице. Если они узнают, у кого именно, то у тебя будут большие проблемы. Они действительно следят за каждым твоим шагом, — говорит она. — Я знаю, — вздыхает Чимин. — Будь осторожен, — говорит девушка. — Кто ты такая, Матильда? — спрашивает парень, снова делая глубокую затяжку. — Твой личный секретарь, — улыбается она. — Ты человек? Однажды ты сказала, что ты генетически измененный объект, что это значит? — спрашивает брюнет. — Биологически, да, но у меня искусственный интеллект, если можно так сказать. Все, что заложено в моей голове, — результат работы надо мной. Я — это успешный эксперимент современной науки от руки «smeraldo». Я человек, но с разумом компьютера. Способна уникально мыслить, но не склонна к некоторым человеческим эмоциям, — говорит девушка. — Охренеть, — выдыхает Пак. — Да. Я родилась здесь двадцать лет назад и выросла тоже здесь, а семьи у меня никогда не было. Моя жизнь ограничивается стенами главного офиса и центра наблюдения. Я измененный человек. У меня уникальный мозг, который я задействую гораздо эффективнее обычного человека, — отвечает она. — Как ты выглядишь? — спрашивает Чимин. — Как обычная девушка, но с татуировкой на руке в виде кода. У тебя такая же, только со своим собственным шифром, — отвечает Матильда. — Я долгое время думал, что ты просто робот, — усмехается брюнет, выбрасывая окурок. — Практически робот, наверное. По крайней мере, я себя такой ощущаю. Так и должно было быть. Я вынуждена скрывать свою личность абсолютно ото всех, даже от своего подопечного, ведь я их интеллектуальная собственность, — говорит она. — Но ты нарушила правила из-за меня в тот день, — говорит Пак. — Я слышала твой разговор с Элли, — вздыхает Матильда. — Знаешь, до того дня я считала, что мне не может быть больно в моральном плане, ведь я ограничена в человеческих эмоциях. Мне не угрожали и не испытывали мою психику, им просто было незачем это делать. Работа на них была моей обычной жизнью, и другой я и не знала. У меня нет ничего дорогого кроме… — Меня, — догадывается Чимин. — Верно. Я привязалась к тебе за годы работы. И тогда мне впервые было больно за всю мою жизнь. У меня текли слезы вместе с тобой. До того дня я никогда не плакала. Я не видела всего происходящего, но твой крик до сих пор стоит в моих ушах. Конечно, мне было известно, что с тобой делали и сколько всего ты пережил из-за «smeraldo». Но именно тот момент все перевернул, и я прожила его вместе с тобой. Я все осознала. Абсолютно все, что на самом деле происходит вокруг нас. Мне не хотелось, чтобы в ту минуту ты слышал робота. Да, я впервые нарушила правила и позволила себе поговорить с тобой. Наверное, я просто хотела, чтобы ты чувствовал, что не один в этом ужасе. Я очень привязана к тебе, ведь мы все проходили вместе, — тихо говорит девушка. — Спасибо, Матильда, — шепчет Пак и улыбается уголком губ. — Ты, похоже, единственная в этом дерьме, кому я могу доверять. — При этом ты даже не знаешь моего настоящего имени, — улыбается она и глубоко вздыхает. — Как же тебя зовут? — спрашивает парень, улыбаясь. — Когда-нибудь я скажу тебе это лично. Может, однажды мы увидимся, — отвечает девушка. — Есть что-то, о чем ты больше всего мечтаешь? — спрашивает Чимин. Матильда глубоко вздыхает и некоторое время молчит, прежде чем ответить. Пак рассматривает большие и длинные волны, которые гонит прохладный ветер. Они разбиваются на маленькие, а затем и вовсе сливаются с остальной водой, так и не добравшись до берега. То же самое происходит с ним. Он борется, держится, а затем разбивается на части от очередного испытания и не находит выхода, сливаясь с толщей грязи, в которой он тонет ежедневно. — Океан. Хочу увидеть океан. Я его слышу каждый раз, когда выхожу на улицу, но не вижу. Хотелось бы взглянуть на волны, послушать его шум и подышать соленым воздухом, — говорит она. — Я смотрю на него прямо сейчас, — говорит Чимин с улыбкой. — Правда? И какой он? — спрашивает девушка. — Безграничный, красивый, величественный. Волны такие огромные сегодня, слышишь их? — спрашивает Пак. — Да, — отвечает Матильда и улыбается. — Именно таким я его и представляла всегда. — Я отвезу тебя к нему, обещаю, — говорит парень. — Ты ведь знаешь, я не смогу отсюда выйти, — грустно отвечает девушка. — Сможешь. Я скажу одному человеку, чтобы о тебе позаботился, когда все это гребанное осиное гнездо закроют. Я вытащу тебя оттуда, — отвечает Чимин. — Что ты задумал? — настороженно спрашивает она. — Побег, — отвечает он. — С ума сошел? Они тебя найдут и уничтожат, — говорит Матильда. — Не смогут. Я буду в стенах здания, которого они боятся больше всего, — говорит брюнет. — Что ты решил сделать? — спрашивает она. — Я объясню все, но мне нужна помощь, — говорит Пак. — В чем? — спрашивает девушка. — Ты ведь имеешь доступ к главному офису? Сможешь пройти все двери до кабинета босса? — спрашивает брюнет. — Да, могу. Но зачем тебе это? — удивляется Матильда. — Сколько тебе нужно времени, чтобы быстро и беспрепятственно пройти туда? Если не будет охраны, — спрашивает Чимин. — Если заранее буду в главном корпусе, то около пяти или семи минут. Если из центра наблюдения, то минут десять, — говорит она. — Отлично. Ты же разбираешься в технике, компьютерах и в хакерстве? — спрашивает он. — Шутишь? Естественно, я создана именно для этого, — отвечает девушка. — Мне нужны ты и твои мозги, — говорит брюнет. — Что ты хочешь сделать? — спрашивает Матильда. — Подставить их всех. Для этого мне нужна информация с компьютера босса, — говорит парень. — И ты хочешь, чтобы я ее достала для тебя, — заключает девушка. — Точно. Я дам столько времени тебе, сколько нужно. Тебе необходимо будет скачать все на флешку и бесследно уйти, а я их отвлеку, — отвечает Чимин. — Ты понимаешь, в какую авантюру меня втягиваешь? — спрашивает она. — Более чем. И я понимаю, что ты не должна идти на это, но очень прошу. Мне больше не к кому обращаться, — говорит он. — Это безумие, — шепчет девушка. — Если не рискнуть, то я умру. А так — я спасу жизнь невинного человека и всех детей, которые сейчас страдают в казарме. Я вытащу и тебя, слышишь? О тебе позаботится хороший человек, — говорит Пак. — Боже! — тихо восклицает она. — Ты и не собирался убивать этого копа. — Именно. Я хочу сдаться ему и подставить их, — отвечает парень. — А он надежный? Не информатор? Я боюсь, что весь твой риск закончится тем, что эту информацию просто предадут боссу, и тебе конец, — говорит девушка. — Надежный. Информатор не он, а «01». Он работает в ФБР, я видел его своими глазами в бюро, — говорит брюнет. — С ума сойти. Босс посадил свою правую руку в бюро? Очень умно, ничего не скажешь, но как? — удивляется Матильда. — Этого я пока не узнал, но надеюсь найти эту информацию в его компьютере. Мне тоже очень интересно узнать, как они это сделали, — говорит Чимин. — Если я помогу, то что будет с тобой? — спрашивает девушка. — Скорее всего, я сяду на длительный срок, но останусь жив, — говорит он. — А если нет… то ты не выполнишь заказ, и они тебя уберут, либо ты должен сам будешь убить себя, — догадывается она. — Именно, — отвечает парень. — Почему ты защищаешь его? — тихо спрашивает Матильда спустя несколько минут. — Он… мне очень дорог. Я не допущу, чтобы они его забрали у меня, — шепчет Пак. — Он хороший человек? Ты абсолютно в нем уверен? — спрашивает девушка. — Да. Он настолько хороший, что тошнит от него, — усмехается брюнет. Губы брюнетки трогает теплая улыбка. — Чимин, я готова пойти на это. Мне терять нечего, кроме собственной жизни, — тихо говорит она и глубоко вздыхает. — Но только при условии, что ты останешься в живых и выберешься из этого. Я мечтаю о свободе для тебя. — Я этого и хочу, — говорит он. — Ладно. Что же я должна делать? — спрашивает Матильда. Пак облегченно вздыхает и улыбается. Отлично, значит, у него есть шанс победить их благодаря ее помощи. Он вкратце объясняет ей свой план, а затем дает номер Тэ, чтобы они обсудили технические вопросы. Если все пройдет успешно, то они должны будут встретиться в заброшенных катакомбах под офисом «smeraldo», и он заберет у нее флешку. Это было ее условие, она хотела увидеть Чимина. Передать такую информацию лучше лично в руки друг другу, так что он был не против этого. Реализовать все они планируют завтра вечером, а пока Паку нужно подготовить свою часть плана.

***

На следующий день все было уже готово к исполнению плана, и, подъехав вечером к офису «smeraldo», Пак в последний раз созванивается с Матильдой перед началом. Как только он зайдет за ворота, то этой возможности не будет. Слишком опасно, и может привлекать внимание к ней, поэтому использовать связь нужно по минимуму. Он осматривает территорию и высокий забор, пока ждет ее ответа. Как всегда полно охраны, и медленно крутятся камеры по периметру. Это место — крепость, и проникнуть сюда без доступа просто невозможно, иначе расстреляют еще у главных ворот. — Я здесь. Прости, нужно было убедиться, что за мной нет хвоста, — шепчет девушка в трубке. — Все в порядке? — спрашивает Пак. — Да, — отвечает она. — Ты готова? — спрашивает брюнет. — Готова ли я надрать зад этим уродам? — усмехается Матильда. — Всегда. — Бесстрашная девочка, — усмехается Чимин. — Ты как? Все по плану? — спрашивает она. — Да, — отвечает Чимин и глубоко вздыхает, отбрасывая нервы. — Тэ будет мне помогать. Я отвлекаю, а ты действуешь. После отключения электричества встречаемся в катакомбах. Если кто-то из нас не приходит, то значит… — Он мертв, — заканчивает за него Матильда. — В случае, если ты не приходишь, я буду должна передать флешку Тэхену. — Именно. Он отдаст ее кому нужно, — говорит Чимин. — Хорошо. Ну, удачи нам, — тихо говорит девушка и вздыхает. — И самое главное — постарайся выжить, — говорит брюнет. — И ты будь осторожен, пожалуйста, — говорит она. — Ставим таймер на пять минут. Когда он закончится — я начинаю. Готова? — спрашивает парень, держа руку на часах. — Да. Давай, — отвечает Матильда. — Погнали, — говорит он, и они одновременно ставят таймер. — До встречи, Чимин, — говорит девушка. — Увидимся, — отвечает Пак и сбрасывает вызов. Он отключает звук на телефоне и вставляет в ухо едва заметную гарнитуру. Несмотря на то, что обычно ему хорошо удается держать себя в руках и чувствовать спокойствие при выполнении разных операций, в этот раз сердце просто выскакивает из груди. Пак понимает, что если сейчас все закончится провалом, то весь план в целом пойдет под откос. Рискует не только он, но и Матильда, которую он втянул в эту авантюру. Если босс не покинет кабинет, то ее поймают и убьют. А если ей не удастся скачать информацию, то ему нечего будет предоставить ФБР. В конечном итоге Чонгука убьет другой наемник, когда «smeraldo» поймет, что он отказался выполнять работу. Брюнет смотрит на таймер и понимает, что пора начинать, ведь девушка ждет, когда время истечет. Он связывает отросшие волосы в небольшой хвост на затылке и выходит из машины. Легко преодолев все контрольные посты, Чимин заходит в главный корпус, где находится все техническое обслуживание территории. Парень поднимается на лифте, не привлекая к себе внимания, и идет в конец коридора. Он незаметно включает гарнитуру и делает вид, что копается в телефоне, когда мимо проходит несколько людей из охраны. — О, ну наконец-то, Хитмэн*, — тихо смеется Тэ в его ухе. — Ты уже внутри? — Да, — тихо отвечает Чимин. — Понял, тогда начинаем основную часть плана. Сейчас пройдешь камеру «C01», и там будет слепая зона за ней. Но будь очень осторожен с камерой с другой стороны, она вращается. Дождись, пока она отвернется. Судя по плану здания, что дала Матильда, именно там должно быть техническое помещение. Иди туда, — говорит друг. — Понял, — отвечает парень. Брюнет бросает осторожный взгляд на камеру, а затем оглядывается. В конце коридора есть только несколько человек, которые даже не смотрят в его сторону. Пак видит нужную дверь с надписью: «Осторожно! Высокое напряжение! Посторонним вход запрещен. Техническое помещение», когда попадает в слепую зону камеры, и ловит взглядом другую, которая вращается. Он останавливается на несколько секунд, избегая попадания в ее радиус, а затем бесшумно заходит в помещение, выбирая подходящий момент. Внутри он попадает в длинный коридор, освещенный мягким синим светом. Он останавливается на развилке и осматривается. — Куда дальше? — спрашивает Чимин. — Там три двери? — спрашивает Тэ. — Да, — говорит парень. — Отлично. Иди прямо. Ты должен попасть в техническое «сердце» офиса, — отвечает Ким. — Ты ведь знаешь, что делаешь, да? — спрашивает брюнет и выбирает указанную дверь. — Ты во мне сомневаешься? — удивляется Тэхен. — Нет, просто нервничаю. От этого зависит не только моя жизнь сейчас, — говорит Чимин, проходя по коридору, и замирает, видя ту самую дверь, за которой и находится это «сердце». Перед ним полностью стеклянная стена с раздвижной дверью, за которой он видит огромное количество систем управления, проводов и какие-то железные щитки с номерами и знаками предостережения. Помещение явно находится под сигнализацией, потому что на кодовой панели мигает красный огонек, а внутри видны датчики. Отсюда происходит все техническое обслуживание территории и каждого комплекса по отдельности, но чтобы туда проникнуть, нужен специальный код, который сейчас им предстоит взломать. Пак смотрит на часы и снимает рюкзак с плеч. — Я на месте. У нас минута. Успеем? — спрашивает он. — За минуту я взломаю эту дверь, пентагон и банковскую систему в Швейцарии, успев перевести себе пару миллионов. А потом еще успею лайкнуть несколько фото симпатичных девчонок или парней на Facebook. Не паникуй, все по плану, — смеется Ким. — Что мне делать? — спрашивает брюнет, закатывая глаза. — Достать планшет и провода с креплениями, — говорит Тэ. — Сделано, — отвечает парень, подключая провода к планшету. — А теперь подключи крепления к кодовой панели, — говорит он. — Сигнализация не сработает? — спрашивает Чимин. — Нет, ее мы и отключим в первую очередь. Нажми на зеленую кнопку на экране и разреши мне доступ, — говорит друг. Брюнет делает, что велит Тэ, и ждет около пяти секунд, а затем слышит тихий писк и красный огонек исчезает, меняясь на зеленый. — Получилось? — спрашивает он удивленно. — Да. Уже меняю код, — отвечает друг. — Меняешь? — выгибает бровь Чимин. — Да, чтобы в случае форс-мажора у них не было возможности проникнуть внутрь. Мы установим свой код, — говорит Ким. — Чертов гений, — шепчет Пак. — А ты как думал? — усмехается Тэ. — Не зря же я самый лучший хакер в мире. Парень снова бросает взгляд на часы и смотрит по сторонам, боясь, что кто-то зайдет сюда не вовремя. На экране планшета мелькают какие-то диаграммы, всплывающие окна и появляется обратный отсчет. — Пять, четыре, три, два, один и… та-дам! — говорит довольно Тэхен, и дверь открывается. — Добро пожаловать! — Черт возьми! — шепчет восхищенно Пак, отключая провода от замка. — Благодарности и почести потом. Найди щиток с цифрами «134340» и подключи к нему планшет. Открой его, сними внутри красные провода и вставь наши, — говорит Ким. Чимин быстро осматривает помещение. Здесь очень сильно слышен шум электрического напряжения, и за его спиной закрывается дверь под звуковой сигнал. Он подходит к самому большому щитку в глубине комнаты и читает на нем нужные цифры. Отлично. Сделав все, как велел Тэ, он снова смотрит на часы. — Пять секунд, старик, — говорит Пак, сильно нервничая. — Отлично. Ну что? Поиграем? — спрашивает парень, и Чимин слышит щелчки клавиш в ухе. В это время Матильда медленно шла по коридору главного офиса, стуча высокими каблуками. Она не привлекала к себе внимания и держала в дрожащих руках бумаги. Ей часто приходится носить отчеты в архив, поэтому никто не удивляется ее появлению здесь. Люди лишь проходят мимо, коротко кивая. Девушка подставляет запястье к замку у очередной электронной двери, и раздается разрешающий доступ звуковой сигнал. Внутри архива она сталкивается с другими ассистентами и мило улыбается им. Она смотрит в телефоне номер нужного стеллажа в сообщении от Чимина и быстро удаляет улику. Найти его и нужный ящик у нее не составляет никакого труда, так как она здесь ориентируется очень легко. Брюнетка делает вид, что занимается документами, и ждет, пока уйдет другая девушка из прохода. Матильда бросает взгляд на часы и тихо вздыхает. Время еще есть, нужно только забрать посылку, а затем идти в кабинет босса. Когда она остается одна за стеллажом, то быстро открывает коробку с документами. Внутри она находит бумажный конверт и достает из него флешку с хакерской программой. Быстро положив ее в карман, она вытаскивает небольшую записку из конверта: «На дне коробки найдешь то, что тебе может пригодиться. Береги себя, и до встречи» Девушка смотрит по сторонам, прежде чем опустить руку в коробку. Она легко вздрагивает, когда ее пальцы ощущают холодный металл. Неожиданно раздается сирена, а свет в помещении начинает мигать. — Внимание! Активирован код «20161119»! Сохраняйте спокойствие! — говорит громкий мужской голос. Губы Матильды расплываются в улыбке, когда она понимает, что Чимин приступил к своей части плана. Девушка прячет пистолет за пояс и вместе со всеми, изображая недоумение, выходит из архива. Она замечает, что охрана освободила коридор, убежав все проверить. Этот сигнал оповещает о побеге, а значит, сейчас у всех будет паника, и они будут поднимать казарму для установления личности человека, который якобы сбежал. Матильда замедляется и пропускает остальных девушек вперед, глядя на другой конец коридора. Ей нужно идти именно туда, чтобы по пожарной лестнице незаметно пройти на следующий этаж. Она делает шаг к двери вместе с остальными, но в этот момент резко гаснет свет. Очень вовремя. Девушка снимает туфли и, не теряя ни секунды, бесшумно бежит по коридору к пожарной лестнице. Оказавшись там, она снова надевает обувь и закрывает за собой дверь. Кажется, ей удалось незаметно сбежать. Свет снова включается спустя несколько секунд и раздается другая сирена: «Внимание! Активирован код 20200513! Просим вас следовать инструкциям и сохранять спокойствие!». А этот код означает проникновение в склад с оружием. Матильда тихо поднимается по лестнице и замирает у двери. Она слышит торопливые шаги охраны и прижимается спиной к стене. Эта дверь должна быть заблокирована Тэхеном для всех шифров кроме того, что принадлежит ей, но все же страшно. Вдруг не сработало? Она здесь одна против нескольких десятков вооруженных охранников, и, несмотря на то, что умеет пользоваться оружием и владеет боевыми искусствами, все же она не наемник, как Чимин. Ей никогда не доводилось стрелять в живых людей и драться с настоящим противником, хоть и решительности ей не занимать. Девушка осторожно выглядывает из-за выступа стены за стеклянную дверь и видит бегущих к выходу людей с автоматами. Раздается новая сирена, и мужской голос произносит: «Внимание! Активирован код 20200831! Код красный! Внимание, повторяю! Код красный!» — Вооруженное нападение на корпус, — шепчет девушка и улыбается. — Хороший ход, Чимин. Она снова слышит голоса за дверью, только очень близко, и опускается по стене на пол, чтобы ее не заметили. Еще несколько людей с автоматами бегут к выходу, и вдруг девушка слышит, как кто-то пытается открыть дверь. Матильда вздрагивает и медленно отодвигается в сторону, доставая оружие. — Какого черта? — спрашивает мужской голос и дергает дверь. — В чем дело? — удивляется другой голос. — Заблокирована, — отвечает первый. — Сбой системы? — спрашивает второй. — Не знаю, возможно. Но, похоже, в казарме действительно что-то случилось, — говорит первый. — Уходим, босс будет злиться, — предупреждает второй. Девушка облегченно выдыхает и осторожно приближается к двери. Она видит, как босс в сопровождении охраны и «01» торопливо уходит по коридору к лифту. Конечно же, он не мог проигнорировать подобную ситуацию. Ведь лучшая система безопасности из всех существующих в мире активировала три самых важных кода. Чимину удалось посеять панику своим саботажем, а значит, теперь дело за ней. Долго тянуть нельзя, как только они поймут, что всего этого не было на самом деле, то у Чимина могут быть крупные проблемы, если его обнаружат. Матильда ждет некоторое время, смотрит по сторонам и, держа пистолет у груди, открывает дверь. Ее шифр срабатывает, как и обещал Тэхен. Она медленно двигается к кабинету босса, постоянно оборачиваясь, и мысленно молится, чтобы внутри никого не было. Громкая сирена разрывает голову, и с замирающим сердцем она забегает в кабинет. — Слава Богу, — шепчет брюнетка, понимая, что внутри никого нет. Она быстро принимается за работу, вставляя флешку в компьютер. Взломать его такому профессионалу, как Тэ, тем более с помощью такого помощника, как Матильда, — проще простого. За полминуты девушка взламывает пароль и обходит систему доступа. Она не разбирается, что именно нужно сбрасывать, а скачивает всю информацию. Чертовски страшно ждать, пока загрузка закончится. Кажется, что этот процесс длится целую вечность. Страх — это единственная эмоция, которую она испытывает наиболее остро благодаря прокачке ее разума. Это сделано намерено, чтобы при необходимости иметь возможность запугать ее. Брюнетка слышит быстрые шаги в коридоре, и ее сердце готово выскочить из груди. Она бросает взгляд на стол и видит на нем телефон. Черт, босс забыл телефон. Ей приходится быстро погасить экран компьютера и спрятаться под столом. И она это делает ровно за секунду до того, как открывается дверь. Дорогие, черные туфли приближаются к столу, и брюнетка закрывает рот и нос ладонью, чтобы скрыть свое дыхание. Кто-то забирает телефон и несколько секунд просто стоит рядом. Матильда слышит собственный стук сердца в ушах, и, кажется, что оно настолько громко бьется, что этот человек тоже его слышит. Она медленно и бесшумно выставляет пистолет перед собой, ожидая дальнейших действий гостя. Только бы этот кто-то не заметил, что здесь есть чужак. Спустя мучительно долгую минуту человек уходит, и девушка облегченно выдыхает. Она осторожно вылезает из-под стола и оживляет компьютер. Загрузка практически завершена. Еще немного, и все закончится. В ее кармане отзывается телефон, и она быстро читает сообщение от Тэ: «Сколько еще тебе нужно времени?». Матильда дожидается завершения скачивания информации и заметает следы. А затем набирает короткое сообщение в ответ, выбегая в коридор: «Готово». — Все готово. Информация у нее, — говорит голос Тэ в ухе Чимина. — Отлично. Закругляемся, — говорит Пак. — Отключайся. Я вырублю свет на минуту, за это время выберись оттуда, — говорит друг. — Понял, — отвечает парень, запихивая планшет и провода в рюкзак. — Удачи. Я пока почищу камеры. И передавай привет Алите*, — смеется Ким. Брюнет усмехается и отключает связь. Как и обещал, Тэ выключает свет во всем здании ровно на минуту, чтобы Чимин смог спокойно выйти из технического помещения. А затем он незаметно выбегает в коридор, ведущий в заброшенные катакомбы, и закрывает тяжелую дверь за собой. Он не был здесь никогда, но много слышал об этом месте. Раньше эти ходы использовали, чтобы тайно провозить оружие на территорию, но позже выход забетонировали, потому что некоторые дети пытались сбежать. Парень идет по тускло освещенному коридору и постоянно оглядывается. Где-то здесь должна быть Матильда, если по пути сюда с ней ничего не случилось. Пак замечает пустые камеры с решетками по одной стороне. Похоже, здесь держали детей или провинившихся наемников, когда еще не было карцера. Чимин слышит какие-то шорохи за поворотом и достает оружие, держа его перед собой. Он крепко удерживает запястье другой ладонью и медленно шагает на звуки. Перед ним появляется один человек из охраны, который, в свою очередь, подкрадывается к девушке, стоящей в конце коридора спиной к нему. Когда Пак уже собирается стрелять, брюнетка резко оборачивается и совершает идеальный выстрел в охранника, а затем смотрит на парня, когда труп падает на пол. Она наводит на Пака оружие и внимательно рассматривает его. Ее глаза быстро пробегают по незнакомой фигуре с головы до ног с подозрительным прищуром. Парень медленно поднимает руки перед собой. — Чимин? — спрашивает девушка осторожно. — Верно, — отвечает он, убирая оружие. — Господи, — облегченно вздыхает Матильда, и опускает пистолет. — Хорошая реакция, — ухмыляется брюнет, бросая взгляд на труп. — Ты же не думал, что я умею только на клавиши нажимать? — выгибает бровь она. — Мой напарник так же хорош во всем? — спрашивает он. — Не во всем, но я весьма неплоха, — говорит девушка. — Ты знала, что он преследует тебя, — говорит Чимин, обходя труп, и приближается к ней. — Да. Он шел за мной от черного хода. Я специально привела его сюда, чтобы убить. Выстрелила бы там, то все бы прибежали на звук. Не стала подставлять тебя, — отвечает брюнетка. — Не успел передать своим ничего? — спрашивает парень. — Нет, я бы услышала, — качает головой Матильда. — Отличная работа, — говорит Пак и останавливается рядом с ней. Они стоят и смотрят молча друг на друга около минуты. Для них странно видеть вживую лица, ведь они только слышали голоса раньше. Девушка внимательно рассматривает своего подопечного, который на целую голову выше нее, если она снимет каблуки. А Чимин рассматривает Матильду, которая всегда была лишь голосом в его голове. Она миниатюрная, невысокая и хрупкая. Черные длинные волосы собраны в низкий хвост, а несколько прядей мягко обрамляют лицо. У нее красивые серые глаза, напоминающие цвет грозового неба летом, и милая улыбка. Девушка нерешительно делает шаг к нему, а затем крепко обнимает за плечи, как самого дорогого человека. Пак обнимает ее в ответ, и в его душе расплывается какое-то странное тепло. Он будто встретил свою родную сестру, которой у него никогда не было. Эта девушка согласилась рискнуть своей жизнью ради того, чтобы помочь ему, при этом она даже никогда не видела его. К сожалению, она такая же пленница «smeraldo» и никогда не жила другой жизнью, но Чимин о ней позаботится. Он не позволит привлечь ее к какой-то ответственности. Она не убийца, как он, а действительно невинная жертва обстоятельств. — Я так рада тебя увидеть наконец-то, — тихо говорит брюнетка. — И я рад, если честно, — отвечает парень, мягко поглаживая ее по спине. — Тебе удалось все закончить успешно? — спрашивает она. — Да. Сейчас они решат, что это был сбой системы. Проверят камеры и техническую комнату, а там будет чисто, благодаря Тэ, — отвечает Пак. — Но, — запинается Матильда и смотрит на него. — Здесь же труп. — Я с этим разберусь. Ты должна вернуться в центр наблюдения, пока все не успокоилось. Потом будет проверка, — говорит парень, заправляя прядь волос ей за ухо. — Хорошо, — кивает она, протягивая ему флешку. — Здесь все, абсолютно все. — Наш билет в другую жизнь, — усмехается Чимин, забирая ее. — Спасибо, Матильда. — Надеюсь, что все это было не зря, — говорит она. — Спаси себя, пожалуйста. — Это спасет жизни нескольких десятков невинных людей и накажет тех, кто этого заслуживает. В правильных руках — это оружие против них, — говорит Пак, снова крепко обнимая ее. — Мне пора, — говорит девушка, тяжело вздыхая. — Нельзя терять ни минуты. — Верно, иди. Не допусти, чтобы они тебя поймали, — говорит брюнет. — А ты? Все будет хорошо с тобой? — спрашивает она. — Не беспокойся. Я привык к трудностям, и из этих тоже выберусь. Я разберусь с трупом и незаметно уйду, — отвечает Чимин. Девушка несколько раз кивает и возвращает ему оружие, потому что ей его хранить не положено, а затем разворачивается, чтобы уйти. Она несколько раз оглядывается, запоминая внешность своего подопечного, ведь они могут больше никогда не увидеться. — Матильда, — зовет ее парень. — Что? — останавливается она и снова оборачивается. — Как тебя зовут на самом деле? — спрашивает он с легкой улыбкой. — Хоуп, — отвечает она и улыбается в ответ, а затем скрывается за поворотом. Чимин усмехается и качает головой. Хоуп. С ума сойти. Человек, который подарил ему шанс на спасение, носит имя, означающее «Надежда». — Полагаю, это хороший знак, — шепчет он, глядя на флешку в своей ладони.

***

Разобравшись со всеми проблемами, подготовкой к завтрашнему дню, и проверив всю скаченную информацию Хоуп, Чимин приезжает к уже такому до боли знакомому дому. Уже ночь, свет в окнах его квартиры не горит, но парню просто было необходимо приехать сюда хотя бы ненадолго. Сегодня последняя ночь перед решающим днем. Завтра ближе к полудню все изменится. Вся его жизнь перевернется, а Чонгук узнает правду, и его сердце будет разбито. Ему нужен был хотя бы один час рядом с ним на прощание. Брюнет тихо открывает дверь уже привычным способом и идет по темному коридору прямо в спальню. Чонгук лежит в своей кровати и тихо спит. Его взъерошенные волосы на подушке и умиротворенное выражение лица почему-то вызывают улыбку на лице Чимина. Парень неторопливо снимает одежду и залезает под одеяло к нему. Он прижимается к горячему телу копа и глубоко вдыхает уже такой родной запах. Как же от него потрясающе пахнет нежностью и чистотой. Пак никогда не сможет забыть этот аромат и, скорее всего, в тюрьме будет вспоминать его, каждый чертов день. Да, определенно, он будет помнить, как этот запах окутывал его с ног до головы и все вокруг. Брюнет мягко целует парня в место у основания шеи и утыкается носом в теплую кожу. — Может, ты уже возьмешь ключ под ковриком себе? — сонно бормочет Чонгук и прижимается ближе к его груди. Чимин улыбается и берет его руку, переплетая их пальцы. — Я думал, ты уже спишь, — говорит он. — Уснешь здесь, когда всякие люди шастают по моей квартире, — говорит Чон, улыбаясь. — Всякие люди? — тихо смеется брюнет. — Угу, — протягивает коп. — Есть один подозрительный тип. Ни стыда, ни совести у него. Приходит как к себе домой, трахает меня, а потом быстро сваливает, пока я сплю. Никаких сил уже нет терпеть его. — Ну, хоть хорошо трахает? — спрашивает Пак. — На 6 из 10, — отвечает Чонгук. — Что?! — возмущенно спрашивает Чимин и разворачивает парня к себе, нависая над ним. — Тише-тише, я просто пошутил, — смеется Чон, упираясь ладонями в его грудь. — Со мной не стоит так шутить, можно и пожалеть. Начну же тебе доказывать, что я на все 11 из 10, и потом не сможешь сидеть, — говорит Пак, убирая волосы с его лица. — Ты абсолютно невероятен во всем, что делаешь, — шепчет Чонгук, гладя его по лицу, а затем притягивает к себе, чтобы поцеловать. — Где ты был? Я ждал тебя к ужину, как обычно. — Работал. Нужно было уладить кое-что, — отвечает Чимин, рассматривая его сонное лицо. Такой невероятно красивый. Немного помятый, со следами от подушки на щеке, но самый красивый все равно. В груди Чимина до боли сжимается сердце от понимая, что больше он не сможет вот так приходить к нему и любоваться им. — Рад, что ты приехал, — говорит коп. — Я ненадолго, — говорит парень и коротко целует его. — Снова сбежишь, когда я усну? — спрашивает Чон, запуская пальцы в его волосы, и нежно перебирает их. — Непременно, — улыбается Пак. — Останься со мной, пожалуйста, — просит Чонгук, проводя кончиками пальцев по его лицу. — Ты ведь знаешь, что я не могу этого сделать. В прошлый раз, когда мы спали вместе, то я чуть не убил тебя, — говорит Чимин и глубоко вздыхает. — Нет. Ты бы этого не сделал. И это была моя ошибка. Ты сказал, что тебя нельзя трогать в таком состоянии, а я пытался успокоить. Если бы я не лез, то ничего этого бы не было. Больше я этого не сделаю, а буду следовать твоим советам, — говорит коп. — Чонгук-и, — шепчет Пак, отрицательно качая головой. — Разве ты не хочешь этого? — спрашивает брюнет. — Хочу. Знаешь ведь, что хочу. Иначе бы я не приезжал к тебе. Мне очень нужно было побыть с тобой. Ты даже не представляешь насколько, — говорит Чимин. — Плохой день? — спрашивает обеспокоенно Чон. — Плохая жизнь, — усмехается Пак, нежно целуя его в уголок губ. — А я помогаю тебе это пережить, выходит? — спрашивает он. — Ты делаешь ее лучше, и меня — тоже, — тихо говорит парень, проводя носом по его щеке, а затем легко целует. — Я чертовски рад, что пошел пешком в тот день, когда ты надрался в баре со своим другом и спас твою великолепную задницу. — Останься со мной. Всего на одну ночь, и больше я не буду настаивать, если ты не захочешь, — говорит Чонгук. — Я не думаю, что это… — Заткнись. Это не просьба, если ты не понял, — говорит коп, беря его подбородок большим и указательным пальцами. — Ты должен мне желание, помнишь? Мое желание — ты. В моей кровати. Сегодня. До самого утра. Я хочу проснуться и увидеть тебя, а не пустую постель, — шепчет он, а затем горячо целует. — Вау, — вскидывает брови Пак и улыбается, с трудом отрываясь от его губ. — Какой ты дерзкий сегодня. — Я хочу не просто проводить ночи с тобой, — шепчет Чонгук, скользя пальцами по его шее и груди. — Мне нужно больше. — Больше? — спрашивает парень. — Мы проводим вместе так много времени, но иногда мне кажется, что я совершенно не знаю тебя. Ты постоянно держишь меня на расстоянии, но при этом сам так тянешься ко мне. Ты изменился с того времени, когда мы только начинали, но все же я чувствую между нами какую-то преграду. Я не понимаю, что не так. Ведь я вижу, что ты что-то испытываешь ко мне, и эти чувства сильные. Иначе, — замолкает брюнет и тяжело вздыхает. — Иначе зачем все это? Свидания, совместные ужины, ночи, зачем ты приходил ко мне в больницу столько времени, оплачивал лечение, зачем ты приходишь и ложишься в мою кровать, чтобы дождаться, пока я усну? Зачем, если это просто любовная игра? — Это не игра, — шепчет Пак, хмурясь. — Мне нужны твоя душа, сердце и тело. Весь ты. Ты не даешь мне шанса узнать тебя. Неважно плохой ты или хороший, я хочу знать, какой ты на самом деле. Я хочу знать все, что сидит у тебя здесь, — говорит коп, кладя ладонь ему на грудь. — Хочу, чтобы ты доверял мне и не боялся говорить со мной абсолютно обо всем. Я понимаю, что у тебя своеобразная работа. Ты живешь в криминальной среде и многое мне знать нельзя и не нужно, но твою душу я ведь имею право узнать, если ты проводишь со мной ночи? С тобой очень трудно, Чимин. Ты до ужаса холодный человек, безэмоциональный и грубый, но я знаю, что тебе нужно. Знаю, как помочь тебе, чтобы исправить это. — И что же мне нужно? — спрашивает брюнет. — Любовь, — шепчет Чонгук, проводя ладонью по его выбритым вискам и темным прядям на макушке. — Простая любовь, которая сможет растопить твое сердце и залечить душу. Любовь, которая рано или поздно откроет те твои стороны, которые ты не хочешь показывать мне сейчас. Ты боишься этого, но именно это способно тебя вылечить. — Мне кажется, что меня ничего не способно уже вылечить. Я слишком сломлен, чтобы стать цельным когда-нибудь, — шепчет Пак, глядя на него. — Я люблю тебя, — вдруг произносит Чон, и парень сразу же замирает. Он несколько секунд воспринимает услышанное, а затем зажмуривается от сильной боли, разрывающей все внутри. Он чувствует ладонь копа на своей щеке и слушает его тихий голос, который говорит: «Тише, все хорошо». А в груди Чимина будто куски его души откалываются и разбиваются. Будто какая-то скорлупа вокруг его сердца неожиданно трескается. Любит. Он его любит? Даже совершенно ничего не зная о нем. Как же такое возможно? Любовь — это самое губительное чувство, которое только возможно испытывать в жизни. Только она способна сначала вознести до небес от счастья, а затем сломать и бросить в глубины ада. Только люди, подобравшиеся достаточно близко к твоему сердцу из-за любви, способны разбить его и причинить боль. Только люди, которых ты впускаешь в душу из-за любви, могут забрать ее навсегда, если эта любовь окажется токсичной и несчастной. Все проблемы из-за любви. Чимин всегда боялся этого. Испытывать любовь чертовски страшно, потому что ты не знаешь, как же можно совладать с собой и как же это контролировать. Ее невозможно вырвать из себя силой, невозможно заставить себя не любить, невозможно остановить эти эмоции, когда они разрывают тебя на части. Любовь — это слишком большая сила, которую не каждый в силах выдержать и удержать в своих руках. И любовь — это лишь промежуток времени от того момента, когда ты понимаешь, что безгранично счастлив, и до того, пока ты не почувствуешь боль потери. Именно так было в жизни Пака. Все, что он любил, в конечном итоге он потерял. Другой любви он не знает. И если он сейчас признается сам себе, что он испытывает к Чонгуку любовь, то и его он потеряет. Хотя кого он обманывает? Он лишится его в любом случае. Черт возьми, почему же все должно быть именно так? — Я люблю тебя, понимаешь? — тихо спрашивает Чон, гладя большим пальцем его скулу. — Я помню, о чем ты просил. Знаю, что ты не хотел этого, но я не смог. В тебя просто невозможно не влюбиться. Я облажался, прости. Нарушил твои условия, но ты и не обязан любить меня в ответ. Просто принимай мои чувства, а не отталкивай, пожалуйста. — Чонгук-и, Господи, — вздыхает Чимин, прижимаясь к его лбу своим. — За что же ты мне такой достался? Чем я тебя заслужил? — Пожалуйста, не отталкивай меня. Ты мне так нужен. Я знаю, что ты скажешь. Что я возненавижу тебя и пожалею, что знаком с тобой. Ты все время говоришь это, но здесь и сейчас просто позволь мне любить тебя, — шепчет Чонгук, обвивая его бедра ногами, и нежно целует. — Прошу тебя. Просто позволь мне любить тебя одну ночь, — умоляет он и снова целует. — Всего лишь одну. Это мое желание. Одна ночь, которую пожелал Чонгук, станет для них последней, и Пак это прекрасно понимает. Он не мог отказать себе в этой маленькой слабости, чтобы провести ее с ним и наслаждаться каждым ее мгновением, хотя это было нечестно по отношению к Чонгуку. Но раз он возненавидит его в любом случае, то пусть у них обоих это останется навсегда. Чувства и воспоминания. Он целовал его как в последний раз. Исследовал губами и языком каждый сантиметр его кожи, зная, что это все не повторится больше. И заставлял его стонать так громко, как никогда, навсегда откладывая эти звуки в своей памяти. Сейчас он видит в этих добрых глазах восхищение, а завтра в них будет лишь разочарование. Он разобьет его сердце самым жестоким способом, который только может быть. Ему сложно представить, что будет чувствовать коп, который осознает, что все это время он отдавал свое тело и душу человеку, купающемуся в чужой крови. С первыми лучами солнца, пробивающегося сквозь шторы, начинает звонить будильник Чона. Через два часа ему нужно будет быть уже в бюро. Парень наощупь находит телефон на тумбочке и отключает сигнал. Он протяжно стонет, потягиваясь, и чувствует приятную боль во всем теле, после того, что было между ним и Чимином ночью. Черт, это было так чувственно и нежно, необычно для них, но в этом все же есть свое очарование. Чимин. Парень поворачивает голову в сторону, и его лицо озаряет счастливая улыбка. Пак сладко спит рядом. Такой красивый, безмятежный и спокойный. За всю ночь он ни разу не проснулся и даже не кричал. Его рука лежит на обнаженном животе, а вторая на подушке у головы. Пухлые губы слегка приоткрыты, а длинные ресницы мягко подрагивают, говоря о том, что парень крепко спит. Он похож на ангела, когда такой умиротворенный. Надо же, остался. За последние полгода, наверное, это самое приятное утро в жизни копа. Его сердце просто трепещет в груди, и даже пальцы начинают дрожать от переполняющей радости. Брюнет придвигается ближе к нему и нежно проводит рукой по темным волосам парня. Он аккуратно целует его нос, губы, щеку, острую линию челюсти, и Пак совершенно не реагирует на это, продолжая спать. Чонгук проводит ладонью по его бархатной коже и рассматривает татуировку на плече. Ее линии такие изящные. Она так плавно переходит с шеи на плечо, опускается по кости вниз и уходит назад на лопатку. Такая большая и красивая, наверное, делать ее было чертовски больно. Парень проводит по черным линиям кончиками пальцев и мягко целует ее в нескольких местах, а затем и чувственные изгибы ключиц, от чего Пак легко вздрагивает и его кожа покрывается мурашками. Так приятно изучать его тело в мягком утреннем свете. Его кожа сияет в лучах солнца, а грудь ровно поднимается и опускается в спокойном дыхании. Интересно, что ему снится? Никаких кошмаров сегодня, хотя обычно он говорит, что снятся ему именно они. Что же тогда в его снах сейчас? Чонгук очень надеется почему-то, что в них есть он. На его теле парень замечает несколько шрамов, которые раньше не мог рассмотреть. Некоторые из них маленькие, а другие глубокие и большие. Именно таких полно на сердце этого прекрасного брюнета. Там их целый вагон. Именно из-за них этот человек не может быть счастливым. Он просто запрещает это себе. Его внутренняя боль настолько сильна, что разрушает его. Очень сложно понять, что на самом деле все еще помогает ему держаться наплаву. На предплечье, возле татуировки змеи, есть шрам около семи сантиметров, и на нем видны стежки от швов. Чонгук проводит по шершавой поверхности пальцем, а затем скользит по извилистым черным линиям в виде змеи. Сколько же различных тайн хранит он в себе? Все эти шрамы явно несут за собой какие-то длинные истории, у него ничего не бывает просто так. Чонгук покрывает грудь брюнета легкими поцелуями, будто хочет залечить все его раны внутри, и слышит, как спокойно стучит его сердце. И это самый приятный звук для него в последнее время. В его голове появляется одержимая идея, пока он целует это шикарное тело, и парень тянется к краю тумбочки за смазкой. Коп хитро улыбается своим мыслям и прикасается губами к животу парня. Он замечает красные отметины от засосов в нескольких местах и ухмыляется. — Прости, красавчик, я тебя немного пометил, — шепчет коп, бросая взгляд на его лицо. Он вспоминает, как ночью оставлял их, и продолжает целовать его живот. Его губы оставляют влажные дорожки на впадинах косых мышц живота, а язык скользит по идеальной коже, и он отодвигает одеяло, зная, что под ним Чимин обнажен. Коп наносит на ладонь смазку и начинает мягко водить ей по его члену, который находится в полувозбужденном состоянии. Парень разводит его ноги, устраиваясь между ними, и проводит языком по внутренней поверхности бедра брюнета. Тот снова слегка вздрагивает, начиная просыпаться, и Чон ведет языком выше, подбираясь к самой желанной части его тела. Он несколько раз медленно обводит языком головку и проводит кулаком по всей длине его члена. Дыхание Чимина становится тяжелее, и парень начинает ласкать уздечку круговыми движениями языка. Чонгук бросает взгляд на брюнета и замечает, что он потирает глаза тыльной стороной ладони, окончательно проснувшись. — Доброе утро, — говорит он игриво, продолжая водить рукой по стволу, и наращивает темп. — Твою мать, Чонгук-и, если бы я знал, что ты будешь так меня будить, то жил бы с тобой с первого дня нашего знакомства, — говорит Пак и смотрит на него еще сонным взглядом, приподнимаясь на локтях. — Представляешь, от чего ты отказывался все это время? — вскидывает бровь брюнет. — А мог бы каждое утро просыпаться вот так. Приятное пробуждение и утренний секс. — Какой же я кретин, черт, — стонет парень. Коп обхватывает губами его член, начиная совершать синхронные движения ртом и рукой вверх-вниз, будто это единый инструмент, и постепенно ускоряется. Чимин откидывает голову обратно на подушку, запуская пальцы в волосы, с тяжелым стоном. Он чувствует, как язык парня сменяет легкие прикосновения на ощутимый нажим, и от этого все тело вздрагивает, а разум стремительно отключается. Чонгук чертовски хорош в этом и заглатывает его член до самого корня. — Твою мать, Джей Кей, полегче. Я не продержусь долго, если ты так будешь меня иметь, — говорит парень и шумно втягивает воздух сквозь зубы. Коп лишь выгибает бровь, бросая на него взгляд, и продолжает интенсивно ласкать его. А он понимает, насколько облажался, упуская такое ежедневное пробуждение все это время. Проснуться и увидеть Чонгука с его членом во рту — лучшее утро, даже для самого тяжелого дня. Этот парень действительно творит с ним что-то невероятное. И дело далеко не в сексе. Даже тот факт, что он спал сегодня рядом с ним как младенец, его просто поражает. Ему снился обычный сон. Нормальный, хороший и приятный. В нем был он и Чонгук. Это скорее воспоминание, но измененное. Он видел в этом сне их, и они были так счастливы. Коп отрывается от его члена с громким звуком и жадно хватает воздух, продолжая ритмично водить по стволу ладонями. — Я тебя еще не имел сегодня, Пак Чимин, — отвечает наконец-то он. — Даже не знаю, меня пугает или возбуждает твое «Еще не имел». Что ты задумал? — спрашивает парень. Чонгук садится на него и начинает плавно двигаться на бедрах, мягко потираясь о его член своим задом и водя рукой по своему. Чимин скользит ладонями по его телу и ухмыляется, догадываясь, к чему он клонит. Он тянет парня к себе и грубо впивается в его губы, жадно целуя их. Их языки сталкиваются и скользят друг по другу в сумасшедшем темпе. Испепеляющая страсть снова зажигается в них как по щелчку пальцев. Пак тяжело дышит и чувствует, как колотится в его груди сердце от переизбытка чувств к этому человеку. Он не помнит, когда у него был утренний секс. Именно такой, когда ты просыпаешься с кем-то в одной постели и затем не можешь сопротивляться сильному желанию. Кажется, такого никогда и не было, ведь он ни с кем не спал в одной кровати кроме Чонгука. Он часто приходил к нему по утрам, но проснуться вместе и затем подарить себя друг другу — совершенно особенное наслаждение. Он рад, что остался вчера. Эта ночь была незабываемая, и она плавно перетекает в бурное утро. Что же может быть лучше этого? Парень не позволяет влезть в голову мыслям о том, что будет через несколько часов. Он не хочет все портить, а хочет просто насладиться этим еще раз. Здесь и сейчас. У них всегда есть только здесь и сейчас. И никакого будущего. Коп сам берет его член и направляет в себя, устраиваясь удобней на бедрах. Он опускается на него медленно, наслаждаясь каждым миллиметром плоти, входящей в него. Парень тихо стонет у губ Пака и зажмуривается, чувствуя, как член его растягивает. — Черт, Чимин, — шепчет он и опускается еще немного ниже. — Да, Чонгук-и. Это невыносимо хорошо. Твое тело просто создано для меня, и не спорь с этим, — отвечает парень, скользя губами легкими касаниями по его щеке и челюсти. Пак берет его лицо в ладони и истязает его губы нежными поцелуями. Он посасывает их и мягко прикусывает, слушая тихие стоны парня. Коп двигается медленно, осторожно и плавно, опускаясь все ниже и ниже. Отрывистое дыхание и безумные удары сердца — все говорило о буре, бушевавшей в нем, которую он уже едва сдерживал, хотя они только начали. Ему хотелось большего, но так же он хотел в полной мере насладиться каждым своим движением и ощущениями от них. Когда Чон полностью опускается на член парня, то с его губ срывается стон от мучительного наслаждения, и он выпрямляется, глядя на брюнета сверху вниз. Пак крепко удерживает его бедра на месте и несколько секунд не дает ему двигаться, будто привыкая к этим ощущениям снова, как в первый раз. Чонгук скользит ладонями по его плечам, опускаясь ниже, и останавливается на груди. Он начинает медленно вращать бедрами по кругу, глядя в темные глаза Чимина. И он понимает, что в них тонет. Черт возьми, снова он тонет в них. Он будто падает в какую-то бездну и даже не пытается себя спасти из нее. Все, что он видит, — два карих омута с огромными от возбуждения зрачками. Он словно змей смотрит на него и не дает шанса оторваться от этого взгляда. Такого гипнотического, что если бы коп стоял, то ноги подкосились бы от него. В этих карих глазах всегда столько различных эмоций. Они всегда говорят гораздо громче, чем сам Чимин. Они полны любви, трепета, желания, заботы и нежности. И они все еще несчастны, даже более несчастны, чем всегда. С ним будто было что-то не так, возможно, что-то произошло вчера на работе, но он об этом не расскажет. Он — самая большая тайна, которую Чонгук так хочет разгадать. Парень двигает бедрами из стороны в сторону еще несколько раз, а затем начинает подниматься и опускаться на члене брюнета. Он упирается ладонями в его крепкую грудь и запрокидывает голову. Глаза сами по себе закрываются от переполняющего его тело восторга, а из его груди вырывается громкий, протяжный стон, когда он задает более быстрый ритм. Нахлынувшее на него наслаждение было таким острым и неистовым, что его дыхание, голос и это долгожданное утро слились воедино и стали уплывать куда-то вместе с его сознанием. Он чувствует ладони Пака, сильно сжимающие кожу на его бедрах, слышит его тяжелое дыхание и ощущает под ладонями ходящую грудь ходуном. Чимину так же хорошо, как и ему. Он ощущает то же, что и Чонгук. Тело разрывается от наслаждения, а разум рассыпается на части. Разве можно удержать это буйство внутри и сохранить при этом рассудок? Определенно нет. Между ними всегда это происходит, стоит им остаться в замкнутом пространстве или наедине. Их настолько сильно тянет друг к другу, что напряжение и воздух между ними можно пощупать, когда все достигает своего пика. Все время кажется, что если они не прикоснутся к коже друг друга, не поцелуют такие желанные губы и не выпустят этот огонь из себя, то они просто взорвутся или сгорят. Чонгук двигается все интенсивное и быстрее, прыгая на члене парня словно одержимый. Он чувствовал такую потребность вернуть ему хотя бы капельку того исступленного восторга, которым Пак наполнял каждую клетку его тела всякий раз, даря ему себя. Впервые Чимин просто позволяет ему делать все, что он хочет, и отдает контроль. Да кого он обманывает? Это лишь иллюзия. На самом деле, Чимин держит ситуацию в своих руках. Его ладони то удерживают бедра брюнета на месте, то подгоняют его, ускоряя движения. Чонгук чувствует, как он двигается ему навстречу, проникая глубже. Контроль все равно принадлежит ему. Пак — истинный доминант. Он всем своим существом всегда хочет держать ситуацию под контролем и владеть им. Не только в постели. Даже их общение складывается таким образом, что Чонгук невольно признает его власть над собой. Он так искусно умеет подчинять себе людей. Коп не знает, каким образом парень общается с другими, но ему известно, что обычно такие помешанные на контроле и власти люди в постели и в близких отношениях, как Пак, вопреки стереотипам, чаще всего таковым вовсе не являются в других областях жизни. А это означает, что, скорее всего, Чимин совершенно не владеет собственной жизнью. Есть вещи, которые он не в силах или не способен держать в своих руках, и таким образом хоть в чем-то ищет чувство контроля, чтобы не потерять себя окончательно. Для него это компенсация его морального или физического унижения. А учитывая, где именно он работает, легко предположить, что унижений ему достается достаточно. Движения копа становятся все быстрее, и громкие хлопки его задницы о пах парня раздаются по всей квартире вперемешку с его стонами и тяжелым дыханием Пака. Легкие начинает жечь от недостатка кислорода, он не сдерживает громкие крики, а его кожу покрывают сотни мурашек, когда он отклоняется назад, меняя положение своего тела. Наслаждение болезненно отзывается в судорожно сжимаюшихся мышцах, а в глазах темнеет от удовольствия. Потребность в Чимине становилась все острее с каждой секундой. Чону было мало его, несмотря на то, что он уже был в нем. Каждый раз он с силой ударяется о тело брюнета до боли и вскрикивает от того, насколько глубоко член парня входит в него. Он опускает затуманенный взгляд на брюнета и начинает двигаться на пределе своих сил. Его член каждый раз ударяется о живот Пака, заставляя вздрагивать и прикусывать губы, а кожа покрывается липким потом. Коп хватается ладонями за спинку кровати и чувствует, как бедра брюнета двигаются ему навстречу. Чимин просто с силой насаживает его на свой член, и все плывет перед глазами. — Чимин, — шепчет Чон, зажмуриваясь, каждый раз от грубых толчков. Этот отрывистый шепот вырвался у него непроизвольно и был скорее похож на тихую мольбу, чем на протест. Он сам продолжал двигаться ему навстречу и сталкивался с его бедрами, сжимая до побелевших костяшек спинку кровати. — Ты просишь остановиться или продолжать? — усмехается брюнет, облизывая пересохшие губы. — Не останавливайся, черт возьми, — шепчет коп и гортанно стонет, запрокинув голову к потолку. — Мой плохой мальчик, — говорит Чимин, шлепая его по заднице. — Нет, — дразнит его Чон и улыбается, закрыв глаза. — Не твой. Мы даже не в отношениях. — Ты мой, — отвечает парень, грубо входя в него. — Нет, — продолжает настаивать Чонгук. Чимин резко меняет положение тела и садится, опираясь спиной на спинку кровати. Коп хватает его за плечи и не перестает скакать на его члене. Он замечает в глазах парня злость, и улыбается. Чону удалось его подразнить, ведь это именно он громко кричал, что это лишь секс. — Повтори, что ты сказал, — шепчет Пак. — Я не твой, — отвечает Чонгук, прикрывая глаза от удовольствия. — Да что ты? — спрашивает парень, грубо хватая его за челюсть. — На меня смотри. — Чего ты хочешь от меня? Ты сам говорил все время, что это просто секс. Никакого прошлого и будущего, — говорит брюнет с улыбкой, и переводит взгляд на него. — Ты принадлежишь мне, — говорит Чимин, и это звучит так чертовски сексуально этим низким шепотом, что Чонгук не может сдержать стон. — Ты даже не можешь сказать, что чувствуешь ко мне что-то. А значит, это просто секс, — отвечает Чон, облизывая губы. Пак одной рукой хватает его за шею сзади и с силой до предела насаживает на свой член. А другая ладонь ложится на горло. Теплые пальцы сильно сжимают его, затрудняя дыхание, а все тело копа пронзает волна электрического тока. Еще немного, и он кончит от этого. Его глаза ловят темный взгляд напротив, и он просто рассыпается под ним, довольно ухмыляясь. Ему удалось вывести его из себя. Чимина это задело, а значит, он все же действительно его любит. Весь рассудок, сердце и душа Чонгука уходит в пятки, когда на долю секунды он замечает в глубине этих глазах такой дикий хаос. Будто внутри Чимина происходит какой-то водоворот мыслей и чувств. Парень хватает его челюсть снова, не давая отвести глаз, и жадно целует, продолжая смотреть на него. Чонгук тоже не сдается под его натиском, а борется с его наглым языком в своем рту и глухо вскрикивает от мощных толчков. — Ты мой, — говорит Чимин с какой-то угрозой, разрывая поцелуй. — Нет, — стонет коп. — Ты нарываешься, — ухмыляется парень. — И что ты мне сделаешь? — спрашивает Чон. Пак резко толкает парня на кровать, разворачивая к себе спиной. Он заставляет его сильно выгнуть спину и поднять зад вверх, а затем широко разводит его ноги. Чонгук упирается щекой и грудью в простынь, и его сердце бешено стучит от всего происходящего. Он с трудом дышит и ждет, пока Чимин снова войдет в него, но у брюнета другие планы. Парень берет свой член, медленно проводит по нему рукой и мягко стучит им по заднице копа, лишь дразня его. Влажная и горячая плоть скользит по его коже, то вперед, то назад, когда Чимин подается к нему, и Чонгук разочарованно вздыхает. Черт, только не это. Пак продолжает дразнить его и скользит членом по коже. Все внутри копа переворачивается от досады, и он оборачивается, поднимаясь на руках. — Твою мать, что ты делаешь? — спрашивает он. Чимин усмехается и толкает его обратно, хватая руки Чона, и сгибает в локтях. Он заводит их за спину и крепко держит, не давая ему шанса к сопротивлению. Брюнет снова стучит членом по его оттопыренному заду и медленно входит в него, а затем сразу же выходит. Чонгук испытывает такое разочарование и стонет с протестом. — Нет, пожалуйста, — шепчет он. — Что? Хочешь большего? — спрашивает Пак. — Да, — отвечает Чонгук, подаваясь назад, но получает сильный шлепок. — Извинись, — говорит Чимин, снова входя в него, а затем выходит. — За что? — удивляется брюнет. — Так глупо полагать, что ты не принадлежишь мне, когда твое тело просто требует меня, — шепчет Пак, снова дразня его. — Ты сказал глупость, так что извинись, или я трахну тебя только ради своего удовольствия, а тебе не дам кончить. — Ты так не поступишь со мной, — шепчет Чонгук с улыбкой. — Ты меня совершенно не знаешь, Джей Кей, — ухмыляется Чимин и резко входит в него максимально во всю длину. С губ копа быстро сходит улыбка, он громко кричит и сжимает пальцы в кулаки. Только сейчас он осознал, какого зверя разбудил. Парень начинает входить в него настолько грубо и быстро, что Чон не успевает дышать. Он такого напора оргазм моментально нарастает, как снежный ком, внутри него. Он подбирается к его члену слишком быстро, и когда Чонгук уже готов был кончить, Чимин резко выходит из него и сильно шлепает по заднице, обламывая все приятные ощущения. — Твою мать, — шепчет Чон и быстро моргает. — Разочарован? — спрашивает Пак, снова медленно скользя членом по его коже. — Боже, прекрати. Это нечестно, — говорит коп. — Нечестно? — усмехается Чимин, проводя языком по губам. — Нечестно говорить, что ты не принадлежишь мне из-за того, что я не могу произнести вслух того, что чувствую. Хотел вызвать во мне эмоции? Так вот они. Ты этого добивался, Джей Кей? — Нет, я хотел не этого, — шепчет он дрожащим голосом и тяжело дышит. — Извинись и скажи, кому ты принадлежишь, — говорит Пак. — Себе, — говорит парень. — Упрямый коп, — шепчет Чимин, качая головой. Он снова резко входит в него, начиная быстро двигать бедрами. Чонгук вскрикивает каждый раз, когда член Пака проникает максимально глубоко. Ладонь брюнета крепко держит запястья Чона за спиной, а его пах с силой бьется о его задницу. Это такая сладкая пытка. Так пугающе хорошо. Снова какие-то американские горки на грани боли и удовольствия. Каждый раз, когда оргазм накрывает парня, Чимин его лишает этого. Он злится на него за то, что Чонгук подразнил его, ведь хотел услышать, что парень принадлежит ему. Конечно, Чон знает, что целиком и полностью во власти Чимина, но не смог упустить возможности поиграть в его любимую игру «Да» и «Нет». Обычно после этого Пак лишь сильнее доказывал ему, кто здесь главный. Но сегодня что-то пошло не так, и Чимин играет с ним по другим правилам. Он имеет его так жестко, что искры вылетают из глаз, а когда Чонгук готов разорваться на куски от мощной волны оргазма, то брюнет не дает ему этого сделать в очередной раз. Руки копа сводит от боли, поясницу ломит от не самой удобной позы, а ноги дрожат от напряжения. У него заканчиваются силы выносить это. Он задыхается от собственных стонов и криков. И когда в очередной раз эта пытка повторяется, он понимает, что больше не выдержит. Если еще раз Пак это повторит, то его тело действительно просто взорвется. Брюнет отпускает его руки и с силой хватает за волосы, резко оттягивая их назад. Он нависает над ним, продолжая с неведомой силой входить в него. — Ты мой, так тебе достаточно понятно? — шепчет Пак у его уха и возвращает парня в прежнюю позу. — Перестань, пожалуйста, — просит коп. — Ты мой, — говорит парень, быстро двигая бедрами. — Прекрати, — просит Чон. На его мольбы парень совершенно никак не реагирует, а лишь еще сильнее увеличивает темп. Каждый раз, когда Чонгук пытается сопротивляться, то получает по заднице сильный шлепок или очередной оборванный оргазм. В каждом движении Пака чувствуются его злость и агрессия, а еще дикое желание таким образом отомстить за сказанные ему слова. Он наказывает его и использует секс как оружие. Чертов дьявол. Ему никогда не победить в таких играх против Пак Чимина, и поэтому парень просто сдается. — Прости! — кричит коп. — Прости меня! Я твой. Твой. Только твой. Останови эту пытку, пожалуйста. — Повтори, — тихо говорит Чимин, поглаживая красную кожу от шлепков, и замедляется. — Я твой. И иначе быть не может, — говорит Чонгук. Пак отпускает его руки и переворачивает на спину, нависая над ним. Все тело копа дрожит от изнеможения и просто требует выбросить из себя все, что копится в нем. Каждая клетка кожи напоминает оголенные нервы, и когда Чимин прикасается к нему, то он просто готов взвыть. Он слабо обвивает шею парня руками и тяжело дышит от усталости. Конечности покалывают маленькие иголки, а все тело наполняет просто какое-то адское пламя. Чимин закидывает его ноги себе на бедра и мягко входит в него. Так спокойно и нежно, совершенно противоположно тому, что он только что творил с его телом. Парень убирает с лица копа мокрые волосы и ласково проводит большим пальцем по его пересохшим губам, а затем целует их. Он двигается в таком идеальном темпе, и Чон снова чувствует нарастающий оргазм где-то в глубине его тела. Его ноги скользят по влажной коже Чимина, пока он мягко удерживает его за бедро. Он контролирует каждое движение, снова вознося их обоих к небесам. Брюнет осторожно входит в Чонгука, постепенно наращивая темп, а затем берет его ладонь и целует подушечки пальцев. От этого нежного жеста сердце копа сжимается в маленький комок. Это так мило и непривычно для такого человека как Чимин. Чон запускает ладонь в его волосы и притягивает к себе, чтобы поцеловать. Он посасывает его пухлые и сладкие губы с тихим стоном, и внутри все переворачивается. Он понимает, насколько сильны его чувства к этому человеку. Они просто разрывают его. Это какое-то настоящее безумие, с которым невозможно справиться. Коп кладет ладонь на щеку парня и внимательно рассматривает его лицо из-под прикрытых век. Чимин тоже не сводит с него глаз, продолжая совершать ритмичные толчки. — Ты такой красивый, — шепчет он вдруг. — Повезло же тебе со мной, — говорит коп и устало улыбается уголками губ. — Невероятно, — тихо говорит Чимин, скользя губами по его горячей коже на шее. — А мне повезло с тобой, — шепчет Чонгук и стонет. — Ты даже не представляешь, как ты ошибаешься. Я самое худшее, что могло с тобой случиться, — тихо говорит парень. — Я так не думаю, — шепчет он. Движения Пака становятся более хаотичными, когда он ощущает приближение оргазма, и парень впивается в губы брюнета. Чонгук кончает спустя несколько секунд, сжимая пальцами его плечи, и громко стонет. Наконец-то все эти яркие эмоции получают выход из него. Он зажмуривается, и ему кажется, что в голове взрываются сотни фейерверков. Это настолько невероятно, что он совершенно выпадает из реальности. Его тело изгибается дугой от мощного оргазма, руки сразу же ослабевают, а по безвольно разжавшимся пальцам пробегают иголки тока. Чимин кончает следом, изливаясь в него, и постепенно замедляется. Он пытается выровнять дыхание и кладет голову на его грудь. Пак слышит, как быстро бьется сердце под этой горячей кожей, и закрывает глаза, наслаждаясь звуком. Это сердце его любит. Оно мечтает о нем. Жаль, что совсем скоро оно разобьется. Чимин приподнимается на локте и несколько минут молча смотрит ему в глаза, гладя его лицо и продолжая успокаивать дыхание. В его груди что-то приятно шевелится из-за этих добрых глаз и из-за тихих звуков, срывающихся с этих чувственных губ. Чонгук устало, но удовлетворенно улыбается. И сердце Пака наполняется огромным и большим чувством, которое прежде ему не доводилось испытывать в этом смысле никогда. Он любил, но это было совсем другое. То, что он чувствует к Чонгуку, невероятно по своей силе. Наверное, это единственное чистое чувство, что есть внутри него, и поэтому он просто обязан с ним этим поделиться. Чон был прав. Это нужно ему и нужно самому Чимину. Он не хочет, чтобы после того, как коп узнает всю правду, то считал, что все это было действительно игрой. Это совсем не так. Никогда это не было игрой. — Я пожалею, если не скажу этого сейчас. Потому что у меня не будет другого шанса, — шепчет Пак, прерывисто дыша. — Так скажи. Я готов услышать все, что ты хочешь мне сказать, — отвечает Чонгук, гладя его плечо кончиками пальцев. — Я… черт, — запинается Чимин и сглатывает колючий ком в горле. Он смотрит в эти карие глаза и просто пропадает. Они действуют на него, как какая-то панацея. Лечат все раны, дарят надежду и заставляют его испытывать то, чего он никогда не испытывал. — Я люблю тебя, Чонгук-и. Чимин замечает, как в этих глазах, которые для него сейчас целый мир, загорается маленький огонек счастья, и все внутри него обрывается. Господи, это проклятье какое-то. Чонгук чувствует, как его тело разваливается на куски вместе с душой после таких слов. Он ждал их. Не один день и даже, наверное, не один месяц. Сейчас он слишком счастлив и поэтому порывисто целует его, вкладывая в этот поцелуй все свои чувства. Он так гордится им. В особенности тем, что Чимин смог это сказать вслух. Чонгук понимает, что это было очень непросто для него. Но все же он смог сделать этот шаг и произнести эти слова, несмотря на то, что ему страшно терять то, что он любит. Их идиллию нарушает звонок телефона копа, и он замечает, как Чимин вздрагивает, а затем тяжело вздыхает. Парень понимает, что пора возвращаться в реальность. Чонгук быстро разговаривает с Хосоком и затем протяжно стонет, убирая телефон. — Тебе пора, — тихо говорит Пак, все понимая без слов. — Да, я уже опаздываю. Забыл, что отключил будильник, а у меня сегодня важный день, — говорит брюнет. — У меня тоже, — шепчет Чимин и натянуто улыбается. — Возможно, сегодня я поймаю киллера, — говорит Чон. — Ты прекрасный коп. Обязательно поймаешь, — говорит Пак и целует его в последний раз. Он старается запомнить каждое мгновение, каждую секунду и каждое ощущение, чтобы сохранить это в себе и спрятать глубоко, как самое сокровенное. Наверное, впервые за все время своей жизни он просто счастлив. И причина этого не обстоятельства или событие. Вовсе нет. Причина его счастья имеет карие глаза, маленькую родинку под губой, милую улыбку и имя Чон Чонгук. Коп нехотя отрывается от его губ и тяжело вздыхает. — Мне правда пора собираться. Я уже опаздываю, — говорит он и вылезает из-под парня, толкая его на спину. — Не волнуйся, не опоздаешь, — усмехается Пак. «Ведь твой киллер здесь» — думает про себя он, наблюдая за тем, как коп уходит в душ. Чимин глубоко вздыхает, глядя на часы, и слушает шум воды из соседней комнаты. Ему тоже пора уходить, через четыре часа ему нужно быть на крыше здания напротив Верховного суда и совершить выстрел, от которого зависит вся его дальнейшая жизнь. Он неторопливо одевается и в последний раз обводит взглядом спальню. Меньше всего в этой жизни он хочет выходить сейчас из этой квартиры и делать то, что должен. Но у него, как всегда, нет выбора. Он должен это сделать и впервые в жизни поступить действительно как хороший человек, которого в нем все это время видел Чонгук. __________________________________________ Хитмэн* — серия компьютерных игр в жанре стелс-экшен. Действие которой, развивается вокруг профессионального клона-киллера, известного под кодовым именем Агент 47 (или просто «47-й»). Алита* — киборг, миловидная молодая девушка с большими глазами и вместе с тем совершенная боевая машина, которая, несмотря на нечеловеческую силу, способна чувствовать, сопереживать и, конечно, влюбляться.
Примечания:
Эстетика:
https://ia.wampi.ru/2020/10/20/CYMERA_20201020_190225.jpg

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты