Black Friday скидки

Выдающиеся звери. Точка излома

Гет
R
В процессе
16
«Горячие работы» 76
Размер:
планируется Макси, написано 110 страниц, 10 частей
Описание:
Альтернативная версия событий, отправной точкой которых стало то, что в ту самую ночь Легоси напал не на Хару, а на Эльзу. Самого страшного не произошло, вскоре Эльза сдружилась с Хару, но что важнее - Легоси и Эльза внезапно начинают испытывать друг к другу тёплые чувства. Для волка влюблённость в девушку погибшего друга становится источником внутренних противоречий. И эту необычную симпатию ждут серьёзные испытания.
Посвящение:
Dylan_Moremi, Искриночка, Николай Славен и вообще всем, кто не отвернулся от фэндома и не заклеймил его, и кто пытается его развивать и поддерживает.
Примечания автора:
Внеплановое пополнение в полку работ-долгостроев, так что заранее набирайтесь терпения, обновы могут быть редкими.
И да, до того или иного момента эта работа будет сильно опираться на английский фанф Pretty Little Goat ("соурс": https://archiveofourown.org/works/22213597), перевод нескольких глав которого есть и на Фикбуке - эта работа, собственно, и подарила мне любовь к этой паре и сподвигла начать прорабатывать отдельный сюжет с ней.
Попутно в голове оформились идейки и для других сюжетных арок, и "Точка излома" станет первой из них. Надеюсь, опять жет, что она не отправится на виртуальную полку собирать виртуальную пыль.

13.10.2020 - теперь у работы появилась обложка от Amber_Wind: https://d.facdn.net/art/amberwind/1602674236/1602674222.amberwind_legelza.png либо https://vk.com/doc-159452141_570098433

11.10.2020 - опа, а вот и первые 10 лайков
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
16 Нравится 76 Отзывы 5 В сборник Скачать

Глава 6 - Временное прояснение

Настройки текста
      На уроках истории не раз повторяли, что зачастую некоторые события цикличны и склонны к повторению, вот только Легоси с Эльзой не думали, что это внезапно коснётся их. Только-только отошли от одной «странной тишины», как тут же «Тук-тук» сделал повод для новой.       Оба зверя не знали, куда им податься. Эльза почти всё то время, что проводила в своей комнате, доставала и убирала назад в конверт письмо Тэма. Лишь иногда уголки губ приподнимались, образовывая улыбку — когда козочка вспоминала про друзей Легоси. Да, шутили и балагурили, обнаружив их в «интересной» ситуации, но всё же успокоили и помогли избежать проблем. Вот бы и Легоси передалась чуточка этого оптимизма…       В другом конце школы хватался за голову сам Легоси, так и не избавившийся от чувства вины перед покинувшим мир живых другом. Да и впервые, наверное, за всю жизнь ему долго не хотелось находиться в компании друзей. Это явно забудут не скоро… Волк забрал из комнаты пару новеньких книжек, которые убрал в рюкзак-треугольник, и небольшой пластиковый аквариум со своим «меньшим» другом, жуком-носорогом, которому он дал имя Кабо. Погружённый в свои мысли, он спустился на первый этаж и побрёл к корпусу для репетиций.       Немногим позже их серого друга в 701-ю комнату вернулись Джек, Дарем и Мигуно. Коллот тоже слегка разобиделся на друзей, доканывавших его шутками в духе «А ты говорил, что наш Легоси до выпуска останется скромником, а тут хопа! Так что состригай чёлку!». Такой расклад овчара категорически не устроил. Восс тоже высказал ребятам пару «очень ласковых», после чего решил составить Коллоту компанию.       Неожиданно зазвонил стационарный телефон. Оставив рюкзак в стоящем рядом шкафу, Джек снял трубку.       — Алло?       — Джек-кун? Вроде я помню твой голос… — звонившей оказалась Эльза. Джек сразу же завилял хвостом, но разум подсказывал, что лучше перестраховаться.       — Да, угадала, только что ты в этот раз задумала? — даже в слишком резкой манере ответил лабрадор.       — Блин, простите меня ещё раз за тот раз, — протянула Эльза, стараясь вложить в ответ всю свою искренность. — Честное слово, сейчас я ничего не затеваю, мне просто хочется знать, где Легоси.       — Ладно, проехали. Но его самого тут нет, он мне ничего не сказал.       — Хорошо, всё равно спасибо, Джек-кун, — поблагодарила Эльза, положив трубку.       Вернувшись к своей кровати, козочка просто плюхнулась в неё, распластавшись в позе звезды. Два противоположных чувства — любопытство и чувство вины перед Тэмом — соседствовали в голове, как два проводка в кабеле. Что же всё-таки Тэм мог про неё думать? И задаётся ли этим вопросом Легоси. Эльзе не забыла о том, как трепетно и осторожно Легоси о нём отзывался, непростой он был душевной организации. Нужно было обязательно его найти.       Легоси решил скоротать время за кулисами репетиционной. Сану говорил, что сегодня должно быть театральный кружок вновь собирается в полном составе для важного объявления, но времени ещё оставалось прилично.       Прожекторы и проводку чинить и настраивать не было необходимости, поэтому волк скорее просто отводил душу. Сняв с аквариума крышку с ручкой для переноски, Легоси пару раз пшикнул в него водой из пульверизатора для поддержания влаги и положил для Кабу пару берёзовых веточек, чтобы жук насладился свежей корой и древесным соком. «Хоть перед кем-то я не косячу…» — вздохнул волк.       Он поставил аквариум рядом, накрыл его крышкой, а сам достал из рюкзака свёрток из плотной ткани, в котором Легоси хранил небольшой набор инструментов и «заготовку», то есть наполовину собранные электронные часы. А за кулисами, где хранились перегоревшие лампы, запчасти и прочие комплектующие для оснащения сцены, Легоси часто искал нужные компоненты, стараясь доставать проводки и текстолит из уже отслуживших своё деталей.       — Эм… Привет, Легоси, — неожиданно со стороны входа послышалось чьё-то робкое приветствие. Поглощённый работой Легоси едва не выронил маленькую отвёртку и заготовку, тут же обернувшись в сторону двери. К его удивлению, там стояла Эльза. Козочка нерешительно дважды постучала по уже открытой двери в закулисье, прежде чем шагнуть вперёд.       — П-привет, Эльза, — замялся Легоси, совершенно не ожидавший такой встречи. Что же теперь скажет ему козочка после той истории? В голове словно включили генератор помех, потому что мысли тут же начали путаться. Но что-то подсказывало, что Эльза не на конфликт была настроена. Улыбается, смущается, как и он — не было похоже, что глаза ей застит обида.       — Я почему-то подумала, что ты можешь быть здесь, — улыбнулась ему Эльза, словно не зная, что сказать иного.       — Ну… сегодня ещё собрание клуба, я… Я просто решил прийти чуть раньше, — отвёл взгляд Легоси. — Иногда лучше на час раньше прийти, если образно.       — Хороший совет, надо будет запомнить.       И снова это неловкое молчание, неоднократно проскакивавшее между ними все те разы, что они оставались наедине. Как бы Легоси ни старался, уверенно продолжать диалог выходило не всегда.       Но в этот раз почему-то именно он решил продолжить, потянувшись к своему рюкзаку — по пути Легоси взял в автомате банку холодного персикового чая. Эврика! Может, небольшое угощение смягчит неприязнь Эльзы (если она просто скрывает её, не желая обидеть).       — Эм… Я тут кое-что взял, — открыв алюминиевую банку, сказал Легоси, протянув её Эльзе. — Хочешь?       Последовало несколько секунд неловкого молчания, но после Эльза согласно кивнула, вдобавок одарив Легоси весьма милой улыбкой. «Интересно, планировал ли он? — думала козочка, пока приятная сладость персика и свежесть от чая разливались по рту. — Мой любимый вкус, сколько его не пробовала…»       Странная уверенность перевесила, и Легоси был уже больше уверен, что всё в порядке. Во всяком случае, если не будет повода вспоминать былое. Вернув волку его напиток, Эльза села рядом — почти как в тот раз — обхватив руками колени. Только вместо слёз, которым в фильмах соответствует такое положение, была лишь скромная улыбка.       Внимание Эльзы привлекли инструменты и аквариум с Кабу. Правда, слегка испугалась, когда Легоси достал не самого маленького жука из аквариума и поднёс его поближе, держа на тыльной стороне ладони.       Так, слово за слово, они и разговорились. Легоси подумал, что нет причин юлить по поводу своих увлечений. Вдруг это одна из вариаций правила про притяжение противоположностей? Он может рассказать про свои увлечения, Эльза — про свои. Каждый может предложить что-то своё.       Поэтому остаток времени Легоси весьма охотно делился историями о том, как он обрёл свои два, казалось бы, несовместимых интереса — как в детстве после увиденной серии «Разрушителей легенд» стал пытаться мастерить из подручного хлама разные приспособления, и примерно в это же время стал находить интересными жуков, впервые заведя аквариум и начав изучать энциклопедии про жужжащих и летающих.       О себе же Эльза успела рассказать совсем немного. Конечно, вспоминать мать, которая в одиночку столько сделала для дочери, ей было грустно, но всё же козочка поведала, что это один из тех случаев, когда она решила прислушаться к совету матери, видевшей её актрисой — так у Эльзы появился стимул сделать всё, чтобы попасть в театральный кружок.       Затем уже в репетиционную пришли Шиира, Эллен и Билл, а потом уже и весь остальной кружок постепенно подтянулся. Оставив свои вещи за кулисами, Легоси вместе с Эльзой присоединился к остальным. Наконец, пришёл и Сану, с собой у него был сложенный несколько раз лист и свёрнутый в трубку плакат.       — Итак, у меня для всех вас важная новость! — радостно объявил пеликан, сперва вчитываясь в текст на листе. — Как и в прошлом году, городской совет пригласил нас принять участие в Фестивале метеорита! — и он развернул уже плакат, ясное дело, с датой проведения этого самого фестиваля уже в этом году.       Кружок сразу же оживился: многие стали с азартом и улыбками переглядываться и перешёптываться. Похоже, именно на такой энтузиазм, с самого объявления, и рассчитывал Сану:       — Да, ведь это большая честь для нас, верно? Мы ведь согласимся?       Повторного вопроса, как говорится, не требовалось, и ответ был максимально ярким даже без прямого «Да» или «Нет». Шиира буквально подпрыгнула на месте, радостно вскинув руку вверх. Ободрилась и Эльза, стоявшая рядом с ней.       — Ура! — воскликнула Шиира. — Целое лето сможем слоняться туда-сюда по городу!       — Я уже вся в предвкушении, — включилась уже Эльза. — Это наш шанс снова отличиться!       — Обеими руками за! — поддержал девчат и пантера Тао.       Пока Сану призывал всех поумерить пыл и напоминал, что Фестиваль — дело ответственное и стоит отнестись к нему со всей серьёзностью, вся сценическая команда вместе с Легоси, наоборот, несколько сникла.       Театральный кружок, как успел упомянуть Сану, уже участвовал в Фестивале метеорита, и это предполагало в том числе танцевальные номера с использованием декораций. Следовательно, сценической команде предстояла крайне нелёгкая работа, потому что именно работники сцены, в основное время работавшие над декорациями для выступлений клуба, создавали или приводили в порядок и декорации для фестиваля.       — Мда, даже как-то неловко, — уже после основного собрания, в костюмерной, выдохнула Эльза. — Мы-то в среднем по нескольку прогонов устраиваем, а они там большую часть дня вкалывают.       — Сильное заявление, — осадила её Шиира, отодвинув подставку для вешалок, чтобы добраться до полки, где была папка-скоросшиватель с прошлого года. — Мы там тоже не штаны будем просиживать. Да, успеем вволю нагуляться, но приоритет всё же за выступлением на идеально. — И она вдобавок смерила козочку строгим взглядом. — Без эксцессов.       Эльзе даже неловко на какой-то момент. Ей и самой бы хотелось скорее забыть случай на сцене (кто знает, может, не случись его, она бы и в тайник Билла не решилась залезть и не открыла, что её симпатия к Легоси, мягко говоря, сильнее, чем она думала).       К счастью, руководительницу подколола Эллен, а заодно перевела тему разговора. Эльза вздохнула спокойнее:       — Сказала та, кто первым делом упомянула про «слоняться по городу».       — Эллен, говорю же, это я так, на эмоциях, — помассировав висок пальцами, угрюмо отрезала Шиира. — Давайте уже переключаться на дело.       Метеоритный фестиваль, проводимый в Денко¹ ежегодно, назывался так из-за события, памяти которого он был посвящён: ещё на заре времён на Землю упал немалых размеров метеорит, что обернулось гибелью динозавров, предков живущих поныне, почитающих доисторических ящеров как богов.       В разных источниках информация про это разнится, но, скорее всего, благодаря узкому кругу источников устоялось мнение, что тогда было лето, поэтому именно его и выбрали временем проведения фестиваля. Сам же Метеоритный фестиваль задумывался с целью почтить души погибших после того падения динозавров, однако сейчас он стал скорее приятной традицией.       Эльза, Шиира, Эллен, да и вообще все, догадывались, чего все больше всего ждали от Фестиваля — Церемонию свечей в последний день мероприятия. Весь Фестиваль «вращался» вокруг большого декоративного метеорита. По поверьям, пара, оставившая рядом с ним зажжённую свечу, будет вместе всегда.       В этот момент Эльза снова выпала из русла обсуждения, организованного Шиирой. Цикл «хорошие мысли — плохие мысли» начался заново. В себе и танцевальной команде козочка нисколько не сомневалась, но что будет в день церемонии? Останься Тэм среди живых, быть может, у Эльзы появился бы вариант.       Но что же теперь? Идти одной и зажигать свечу в память о друге? Вот только, если вдуматься, было не лучшей идеей превращать церемонию романтическую в поминальную. А вдруг Легоси… Эльза внезапно почувствовала себя не в своей тарелке. Было даже непросто описать это чувство: пульс немного повысился, а на душе стало откровенно неспокойно. Как же отделаться от той странной мысли об «истинном» эффекте билловского пива.       — Умф… — Эльза выдохнула так измождённо, словно сейчас впадёт в дикое уныние, как старшеклассник, который завалил половину итоговых тестов и у которого «горит» важный реферат для научного руководителя.       — Эльза, ну ладно тебе. Я понимаю, тебе тяжело думать об этом, — попыталась утешить её Элис, взяв за руку в знак поддержки. — И, буду честна, я не сильна в подобных вещах, но посмотри на это так, что… Не прими за принижение, но для тебя ещё ничего не закончилось, и на фестивале всё будет в лучшем виде.       Эльза всё-таки смогла выдавить из себя хоть какую-то улыбку. Она прекрасно понимала, как тяжело говорить на эту тему, что Элис сейчас «ходила по тонкому льду», но всё же старалась хоть как-то помочь.       — Эльза, прошу, взбодрись, — смягчилась Шиира. — Не подумай, что если мы молчим о Тэме, мы о нём забыли. Мы всегда о нём будем помнить, но сейчас, прошу, вернись к команде и сосредоточься на здесь и сейчас.       — Да, Шиира, я поняла, — кивнула ей козочка. — Простите, что расклеилась так.       — Ничего, понимаем. Давайте в таком случае хотя бы отберём лучшее с того года, хотя бы круг сузим. Выберем рабочую тему.       Вместе со всеми Эльза включилась в обсуждение. Поскольку лейтмотивом всего фестиваля были динозавры, то и предлагаемые Шиирой темы для танцевальной команды вращались вокруг них, но в основном трагические мотивы, когда в последние часы перед катастрофой приходило раскаяние о бессмысленной вражде, лишь иногда проскакивало что-то чуть-чуть жизнеутверждающее в духе «Предки наши ушли, но память о них жива». Шиира сама настаивала на поиске чего-то более позитивного, но тема сама по себе была «крепким орешком».       После полуторачасового муторного обсуждения танцевальная команда всё же составила подборку примерных тем, которые Шиира запланировала согласовать с актёрской командой. К небольшому удивлению Элис, после собрания Эльза забежала в хранилище клуба, где свой мозговой штурм устроили работники сцены, и спросила у Легоси, стоит ли его ждать.       Кай без конца ворчал, что на сценическую команду возложили больше всего работы, а Легоси же попросил не ждать его, так что Эльза, пожав плечами, неспешно направилась к своему общежитию. «Хотя… — призадумалась она примерно на половине пути. — А если к Хару зайти? Вдруг ей станет интересно или даже захочется принять участие?».       Сама Хару в этот момент возвращалась на крышу, доделать несколько мелочей в клубе перед тем, как вернуться в свою комнату в общежитии — в кои-то веки захотелось прислушаться к совету Луиса ночевать не в домике клуба. Тогда уже можно было возвращаться со спокойной душой. Крольчиха уже было подошла к лестнице на верхние этажи, когда её внимание привлёк стоящий на подоконнике небольшой вазон с бархатцами. Выглядели те довольно удручающе.       «Хм… Что-то эти цветы болезненно выглядят, — подумала Хару, хотя тут и не требовалось иметь опыт садовника. Но пройти мимо она не могла. — Кто же их так запустил?»       Приподняв вазу, Хару заметила возможную проблему: вода, скопившаяся в подложке, была довольно грязной. Не меняли давно, наверное. «Думаю, воду надо сменить, — решила крольчиха, поставив вазон обратно и затем снова подняв с подоконника уже с подложкой. — Может, если удобрений немного добавить, им станет лучше. Отнесу их наверх, подлечим там».       Уход за растениями приносил Хару своё, особое эмоциональное удовольствие, поэтому возможность вновь применить садоводческие навыки очень её приободрила.       — Не переживайте, я позабочусь о вас, — уверенно сказала крольчиха, словно пыталась передать свой настрой и цветам. Да, у неё была привычка не только относиться к цветам, как к живым, но и разговаривать с ними.       К сожалению, сейчас её слышали не только цветы…       Уже на верхнем этаже Хару вышла в коридор, потому что выход на крышу, в сад, находился в другом его конце, и по пути ещё раз заговорила с бархатцами. Но из-за увлечённости такой небольшой «беседой» она не заметила, как из соседнего коридора ей выставили подножку. Хару ойкнула от неожиданности, но это ей не помогло: потеряв равновесие, она ненамеренно выбросила руки вперёд, и вазон с цветами, грохнувшись на пол, разбился вдребезги. Так ещё и сама крольчиха упала прямо в растёкшуюся по полу воду.       А сзади тут же послышался столь знакомый гаденький смех. Вернее, два смеха и одна противная усмешка. Мизучи со своими подлизами, енотихой и кошкой, кто же ещё.       — Ха-ха-ха, какая жалость, — ещё немного, и эта енотиха перейдёт с едкой усмешки на ультразвук.       — Вся теперь перепачкалась. А ей идёт, — вторила кошка. Лишь Мизучи пока не проронила не слова, но Хару понимала, что это временно. Не просто же так они снова до неё докопались всей троицей.       «И как я могла о них забыть… — сокрушалась про себя белая крольчиха. — Да, шарахаться от каждого шороха тоже не вариант, но и повнимательнее стать уже давно пора».       — Она что, всегда с растениями разговаривает?       — У неё не все дома, что с пропащей взять.       «Да разговаривать с растениями в сто раз лучше, чем с такими, как вы», — сжав ладони в кулак, гневно подумала Хару, еле сдерживаясь, чтобы не сказать им это в лицо.       Она уже собиралась подняться с пола, когда Мизучи, обойдя её сзади, присела перед ней на корточки, беспардонно схватила за уши, чтобы приподнять за них её голову.       — Давно не виделись, Хару. Есть разговор, — бросила ей в лицо арлекинша, когда обе оказались на одном зрительном уровне. — Слышала, ты опять кокетничала с моим парнем?       Сперва Хару хотела лишь недоумённо скривить бровь и поморщиться со словами: «Чего тебе опять надо?» Но стоило двуцветной заговорить про своего парня, как Хару едва не улыбнулась. Точно, этот пройдоха снова к ней захаживал, а эта до сих пор считает, что это Хару пудрит ему мозги. И даже более того…       — Ох… Только не говори… — с деланным удивлением начала Хару, затем сменив его на удовлетворение, что этой стерве наконец-то прилетело от судьбы. — Что он тебя отшил?       — Что ты сказала? — тут же выпрямилась Мизучи.       Именно в этот момент на помощь Хару — даже если та на это не рассчитывала — пришёл случай. Её заметила поднявшаяся на этаж Эльза, решившая сперва найти крольчиху в домике в саду, но, повернув в коридор, заметила знакомую «компанию». Воодушевление моментом улетучилось, сменившись на смесь раздражения и страха. Даже одной встречи с этой арлекиншей хватило, чтобы понять, что добра от неё не жди, как и то, насколько у неё подвешен язык.       — Тебя ещё не хватало, — сквозь зубы процедила Эльза. — И что теперь с тобой делать? Хару успела помоями словесными окатить, лучше бы побольше народу узнало, что у тебя язык как помело…       Возможно, на этом её можно было подловить. Язык, как говорится, враг мой, Эльза до сих пор это помнила. Осталось только додуматься, как это обратить против Мизучи…       Звякнуло оповещение о новом сообщении, пришедшем на телефон, и лишь благодаря тому, что тот лежал в сумке, звук не разнёсся по всему коридору. «Эврика! — над головой Эльзы зажглась метафорическая лампочка. — Никогда так не делала, но пофиг. Ещё на сцене убедилась, что я, как сказал бы Билл, отбитая…»       — …Из-за таких шлюх, как ты, мы, кролики-арлекины, и находимся на грани вымирания! — уже во всю возмущалась Мизучи. На языке Билла её состояние называлось бы «бомбануло». Странно, что Хару ещё такой спокойной оставалось, но гневная тирада её недружелюбно настроенной оппонентки была прервана окликом сзади:       — И на одну сейчас станет меньше!       — А? — обернулись все трое, заметив идущую к ним ангорскую козу.       — Серьёзно, я когда-то слышала термин «негативная энергия» в какой-то научной передачке, но ты даёшь этому определению новое значение, — продолжала Эльза.       Естественно, гнев Мизучи и её подхалимок тут же переключился на неё.       — А, снова ты, — фыркнула арлекинша. — Вижу, нашу прошлую беседу ты не усвоила.       — Как и ты, я предполагаю, — Эльза тут же ответила дерзостью на дерзость.       — А ну-ка закрой свой… — вспылила кошка, но Мизучи, поморщившись, остановила её, положив ладонь на плечо и кивком призвав отойти и не мешать.       — И что же эта шлюха тебе такого наплела, что тебя так тянет перед ней выслужиться? — ядовитым голосом спросила арлекинша, смотря на Эльзу как на ничтожество. Впрочем, та иного и не ожидала.       — Ничего, мы просто помогаем друг другу, а не отравляем жизнь, — преспокойно ответила Эльза. — Понять, с чего ты так злишься, несложно, вот только методы лишают всяческого сочувствия. Чем выливать словесные помои на Хару, лучше парня найди достойного, верного. А то с таким вряд ли продолжишь род.       В этот момент её план чуть не дал сбой, потому что злоба вновь затмила Мизучи разум, и та с размаху ударила козочку, да так, что та попятилась назад шатающейся походкой! Как будто сперва хотела отвесить пощёчину, но уже в процессе сжала ладонь в кулак. Хару вскрикнула от ужаса, заставившего её застыть на месте.       — А ну заткнись! — рявкнула Мизучи. Подойдя к схватившейся за нос Эльзе, она несколько раз грубо провела ладонью по её одежде, словно грязь вытирала. — Хочешь тереться вместе с ней — твой выбор. Но знай, что вы — просто мусор, и получать будете только презрение. Про Хару многие и так знают, но я постараюсь, чтобы прознали и про её спутницу, что тоже не прочь с кем-нибудь в постели покувыркаться да бросить. — последовала пауза, и Эльза понадеялась, что эта гнилая душонка наконец выговорилась, но Мизучи лишь добавила со злой ухмылкой: — Или чуть-чуть по-другому — что милая ангорская козочка на самом деле у нас по девочкам… Вряд ли Луису будет приятно иметь в своём кружке такую персону.       От удара у Эльзы чуть слёзы в глазах не выступили. Было максимально неприятно, а поскольку с самого детства козочка всячески избегала такого рода конфликтов, было очень тяжело сдержать эмоции, слёзы выступали против её воли. Слава небесам, хотя бы нос не разбила.       — Сука… — теперь уже Эльза потеряла самообладание от всплеска боли. — Ладно, тут уж я сама не уследила за языком, — сделав вдох и выдох, чтобы прийти в норму, она повернулась к этой двухцветной нахалке. — План хороший, вот только тебе вряд ли кто поверит, когда узнает, что вместо языка у тебя помело!       С этими словами она достала из кармана телефон, нажав на сенсорном экране красную кнопку «Stop». Всё это время на телефоне был включён диктофон, так Мизучи сгубил её же язык.       — Вот уж не думала, что это сработает, — теперь уже Эльза говорила так, будто стоит выше неё, с победной улыбкой. — А если надумаешь разбить телефон, то лишь ещё больше проблем заработаешь. Файлов у меня немного, но все на «облако» копируются, так что если снова начнёшь свой гнилой сарафан, все узнают, чего и кровь у тебя не голубая, а гнилая.       Сказать, что Мизучи была в бешенстве — это ничего не сказать. Да от такого взгляда со зверем, у которого не самые крепкие нервы, могло что угодно произойти, от превращения в камень до покаяния в грехах, к которым он не причастен. Зато Эльза с Хару были готовы торжествовать.       — Вы двое — самые редкостные отбросы, каких только свет видел, — прошипела Мизучи, словно была змеёй, а не кроликом.       — Лучше остынь, а то перекипишь сейчас, — хмыкнула Хару.       — Держитесь от нас подальше, вы обе.       — Всенепременно, — уязвила её Эльза. — Всё чин по чину: запись на облачке, но ротик на замочке.       Несмотря на получившую сильный удар гордость, уходила Мизучи с поднятой головой, словно неприятных ей крольчихи и козы не существовало вовсе. Енотиха повернулась и дважды показала Эльзе и Хару «Я слежу за вами», лишь кошка решила промолчать. Наконец, удалились все трое.       — Фух, хвала небесам. — Хару облегчённо выдохнула, подойдя к подруге. — Похоже, я теперь тебе должна.       — Пустяки, — отмахнулась Эльза. — Не стоит брать долгов — расплатиться не сможешь. Да и ты бы, думаю, сделала так же. Так что всё в порядке.       — Да ну, кто ж знает, что на уме у этой сучки было.       — Действительно. Нос до сих пор болит, хорошо, хоть в кровь не разбила.       Впрочем, Эльза после этого решила, что негативного на сегодня достаточно. Бархатцы всё равно было уже не спасти, поэтому, после уборки того, что осталось от вазона, Эльза радостно сообщила Хару новость о проведении Метеоритного фестиваля, необычайно приободривший белую крольчиху.       — А что, очень даже здорово. Буду продавать цветы и саженцы, — уже вернувшись в домик клуба, сказала Хару, пока искала ветошь, чтобы протереть запачкавшееся платье.       — Жаль, что вряд ли помогу, — вздохнула Эльза. — Театральный тоже как следует нагрузят. Если не Луис-сенпай, так Шиира-сенпай заставят всю танцевальную команду довести выбранный танец до автоматизма. Ну, Шиира так точно, а Луис больше за органичность со всеми.       — Ясно, хотя по нему с ходу и не скажешь, что он вас дрючит, как ты мне ещё тогда описывала.       — Да, и дрючит без особой любви, — хохотнула Эльза. — А как ты вообще с ним познакомилась? Интересно стало.       Хару немного сникла. Хорошо, что не повернулась к подруге и не подала виду, иначе бы румянец и опустившийся в пол взгляд начисто её выдали. Как-то не особо хотелось делиться сокровенным, Луис всё-таки был ей по-особому близок. Поэтому крольчиха прибегла к проверенному способу: лучший способ соврать — частично говорить правду.       — Мы встретились ещё в первый год моего обучения здесь, в старшей школе. У него случилась неприятная ситуация, он не захотел, чтобы об этом узнали, и попросил переждать в этом домике. А потом так, по мелочам пересекались, как в тот раз, когда он помог мне мешок дотащить.       Эльза всё-таки на секунду подумала, что крольчиха может чего-то недоговаривать, но тут же отбросила эту мысль. В конце концов, кто не без греха? Она сама не так давно врала подружкам, что всего лишь увидела очень яркий сон, хотя на деле провела ночь с волком. Тут уж у самой чуть щёки не покраснели.       В этот раз их совместные посиделки по большей части ограничились небольшим чаепитием. Всё равно большую часть работ по саду Хару уже выполнила, Эльза лишь немного помогла ей сложить в кладовку весь инвентарь.       По возвращению в общежитие Эльзе тут же позвонила Элис. Лучшая подруга слегка беспокоилась за козочку, неизвестно куда исчезнувшую после общего собрания команды. Пришлось в очередной раз слушать «настоятельные рекомендации» минимизировать общение с Хару. После «встряски» с Мизучи Эльза была не в лучшем расположении духа, а потому предпочла поскорее сменить тему. Как же порой раздражали предрассудки и стереотипы…       Открыв стоявший у шкафа мини-холодильник, Эльза с удивлением обнаружила, что соседки решили прикупить для каждого по банке чайного напитка. Да ещё и вкус необычный — мята и малина. Эльза невольно улыбнулась, вспомнив небольшой «презент» от Легоси перед общим собранием. Ей в принципе до этого никто не оказывал подобных знаков внимания.       А ещё появился предлог позвонить ему — спросить, кто первым поедет в город получать программу мероприятий: работники сцены, актёрская или танцевальная команда. От одного звонка вряд ли многое убудет…       Несколько гудков, но, когда с того конца послышалось «Алло?», Эльза немного засмущалась, потому что ответил не Легоси — голос был не его.       — Эм… Ты же Коллот, верно? Точно, вспомнила голос.       — Эй, а ты ведь Эльза? — хохотнул овчар на том конце линии. — А Легоси наш всё скромничает, не говорит о тебе почти ничего. Ох, как же я за него рад, что в его жизни кто-то появился.       Ну вот, приплыли… Эльза была готова сквозь землю провалиться — знала же, что не забудет тот случай! Ещё и поспешил записать её в пару другу-волку. «Да что с вами не так?.. — внутренне негодовала ангорская коза. — И я что, что-то в этой жизни не понимаю, раз вы так легко относитесь к вероятности, что волк и коза вместе…»       Всего несколько секунд такого хаоса в голове, а настроение ощутимо упало. Оно стало ни хорошим, ни плохим — скорее просто никак было. Эта тема до сих пор была для Эльзы не самой приятной, лишающей ясности в голове.       Но если Коллот ещё «ходил по тонкому льду», то его дружок Восс, казалось, вовсе забыл про стеснительность:       — Мы тут слегка отбитые, так что если попросишь, снова проведём тебя в нашу комнату, оставим тебя с Легоси, а сами постоим на стрёме, хе-хе!       «Святые суслики… Изыди, нечисть мелкая! Что же в твоём понимании тогда не «слегка»?» — щёки Эльзы стали более алыми, чем переспелый томат, а глаза округлились до размера крупной монеты.       — Ты чего несёшь? — послышалось в телефоне, как будто кто-то подходил к говорящему и был не в духе. — А теперь притухли оба! — хвала небесам, теперь это был Легоси. — Алло, Эльза? Ради всего, прости их за это, пожалуйста.       — Привет, Легоси, — его появление, однако, слегка взбодрило Эльзу. О нём хотелось вспоминать в основном хорошее. — Да ладно, я сама не очень умно поступила тогда…       — Ты что-то хотела спросить?       — Да, точно! Спасибо, что напомнил. Вам не говорили, кто первым поедет в город за планами Метеоритного фестиваля?       — Точно ещё не решили, но, скорее всего, мы, декораторы. Вроде как, надо сперва площадку подготовить, чтобы было, где заниматься.       — Ладно, спасибо.       — Да пустяк, ещё всё уточнят. Что-то ещё?       — В общем-то, нет. Просто уточнить хотела… И Легоси… — засмущалась Эльза. — Спасибо ещё раз за чай.       — Мне было только в радость, — улыбнулся Легоси, хотя сам смущался не меньше её. — Может, ещё увидимся.       — Да, я тоже так думаю, — полу-рефлекторно ответила козочка. — До скорого.

***

      Многие травоядные плохо видят в темноте, а потому ночей опасаются и боятся. Но Эльза, похоже, была в числе немногочисленных исключений. Она находила какое-то странное, неповторимое очарование в сумерках. Либо же это было оттого, что ночью она оставалась наедине со своими мыслями — не приходилось приукрашивать ни для Элис, ни для кого ещё.       Сейчас была глубокая ночь, но из четырёх соседок лишь Эльза ещё не сомкнула глаз. Уже знакомое ощущение, когда мысли замыкаются в петлю, дало о себе знать. Либо же это был принцип неопределённости.       Ей были дороги воспоминания о Тэме, но стоило Эльзе оказаться рядом с Легоси, возникло странное для неё, маленькой травоядной, желание проводить с ним больше времени. Одни сплошные противоречия — память о том, кто питал к ней чувства, или симпатия к этому милому, доброму волку? Не будет ли это ошибкой?       — Да, Тэм… — прошептала Эльза, поднявшись и усевшись на краю кровати. — Никакой ясности, одна неопределённость. Ошибка? Вся моя жизнь в эти недели — одна сплошная ошибка. Странно, что всё вообще как-то складывается.       Хотя слово «странно» тут подходило лишь частично. Подходило что-то иное. Просто Эльзу в подобные моменты посещали мысли, которые не посещали раньше. А уж странные они или нет — пусть другие думают, что хотят — определиться в самой себе это пока что не поможет.       О чём сейчас думала Эльза, пересев на пол, на тот его участок напротив окна, на который падал свет от лунного месяца? Что ей становилось хоть отчасти спокойно, сидя в этом мягком, белёсом свете. Что должна играть тихая, может, слегка грустная музыка. Что ей хотелось увидеть сон, где она, Тэм и Легоси вместе собрались после репетиции, с улыбками рассказывают друг другу самые разные истории, а Легоси угостил её персиковым чаем.       — Эх… — вздохнула Эльза, обняв свои колени и ещё долго сидя в «пятачке» лунного света. Всё всегда приходило к одному. Временное прояснение мыслей было таким коротким…
Примечания:
¹ Название города, в котором происходят события аниме и манги. Может, общая география мира всё-таки будет отличной от реального мира.

Большое спасибо Искриночке за совет, как переделать сцену с нападкой Мизучи. Поделом арлекинше)

"Ещё на сцене убедилась, что я, как сказал бы Билл, отбитая…" — Да, Дилан Мореми, я про твои наблюдения ничуть не забыл. И Эльза так и не вернула Биллу украденные у него шары XD

Вышел небольшой такой камбэк, но сама глава по большей части хаотичная. Фактически, я новелизировал или конвертировал в текст главу "Летний фестиваль зверей" (том 3, глава 18 манги) с соответствующими сюжету изменениями. Надеюсь, вышло не слишком сумбурно и я не повторяюсь.

Что же будет дальше? Эльза до финального акта истории будет отрицать свои чувства? Хотя, может и пригласит Легоси куда-нибудь.
Будьте активны в комментариях. Надеюсь, вам понравилось)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты