Inspired By Love

Слэш
NC-17
В процессе
17
Размер:
планируется Миди, написана 21 страница, 2 части
Описание:
В комнате под номером семь скрывается душа Драко.
Примечания автора:
*inspired by love - вдохновленный любовью
как вы понимаете, мне очень нравится ау с драко художником

я влюблена в этого поттера, просто заметка
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
17 Нравится 9 Отзывы 6 В сборник Скачать

Глава 2

Настройки текста

***

— Поттер? — нервно улыбается Драко, разглядывая Гарри Поттера на пороге своего дома. Тот одет в маггловские черные, рваные джинсы, которые обнажают его порозовевшие коленки, (от которых Драко по какой-то причине не может оторвать взгляд несколько секунд кряду) обычную потертую футболку и кожаную косуху, и его волосы, мать его, все такие же взлохмаченные. Про глаза Драко даже думать не хочет, если уж совсем честно. — Не вовремя? — задает вопрос Гарри, пихая руки в карманы джинс и перекатываясь на носках, как будто ничего особенного не происходит. Драко опускает взгляд вниз — на нем замызганные высокие кеды. Он хочет разозлиться на то, что Поттер выглядит так беспечно, после стольких лет, что они не виделись. Только не получается почему-то больше злиться. Драко так, черт, растерян. — Ты всегда не вовремя, — шипит на автомате все же, опыт ведь не пропьешь, даже с таким другом как Блейз, а потом поднимает голову, смотря Гарри в глаза. Взгляд у него уверенный, непривычный такой, прямой и открытый. — О, да я вижу, ты рад меня видеть, — кривится недовольно в ответ на такое радушное приветствие. Он никогда не мог понять, что всегда скрывалось в глазах Драко, как бы не пытался. Получалось только в редких случаях — когда они дрались, к примеру, и когда Драко жестко прижимал его к каменному полу, так, что их лица были в нескольких миллиметрах друг от друга. Тогда — конечно, несложно было увидеть этот пожар из ярости в серых, стальных тогда глазах. — Ну еще бы, Поттер, — ухмыляется Драко, прислоняясь к косяку двери, все еще рассматривая Гарри с головы до ног, а у него так сердце сжалось от этой знакомой ухмылочки, что просто невозможно стало дышать на секунду. — Знаешь, а я вообще-то скучал по тебе, — слегка удивленно говорит вслух, потому что действительно неожиданно. Гарри сам понимает это только спустя секунду, что правда скучал: по остротам, по малфоевской манере разговаривать, по его бледной коже и острому взгляду. Драко Малфой был неотъемлемой частью его юношества, его школьного времени и поэтому услышав знакомый голос, знакомое резкое «Поттер» (Мерлин, его так сто лет не называли! Максимум «мистер Поттер», но ни у кого никогда не получалось произносить это так, как делал Драко) на него нахлынула такая ностальгия. И легкое раздражение, конечно, но это всегда так, с Драко было. Он изменился со школы. Стоял себе, расслабленно привалившись к косяку и скрестив руки на груди, и не было больше той болезненно-прямой спины. В серых глазах появилось что-то новое, Гарри видел это. Драко выглядел живым, он выглядел свободным, в отличии от себя прежнего. Ухмылка, правда, та же осталась, но это и хорошо, конечно. Драко легко поджимает губы, слыша эту фразу. В горле становится суше. — Я так и понял, — он качает головой. — Обняться хочешь на радостях? Или что-то более существенное ко мне есть? — Малфой, ну еб твою мать, ты как был засранцем, так и остался, — Гарри разрушает напряженный момент своим притворным возмущением, цокая языком. Драко улыбается будто бы даже польщенно. (И совершенно непроизвольно) — Всегда пожалуйста, — все еще улыбается, не пуская в дом, а сам ежится из-за холода — он-то тут без куртки, в одной водолазке и штанах. Гарри смеется, откидывая голову, и Драко молча следит за тем, как дергается его адамово яблоко. — Я вообще-то пришел забрать зелья. Для Рона, которые. — М, — мычит тихо, расфокусированным взглядом утыкаясь куда-то сквозь Гарри, просто чтобы показать, что услышал. На самом деле нет ни малейшего желания впускать Поттера в свой дом. Есть вероятность, что Драко забыл закрыть дверь в седьмую комнату — маловероятно, но он никого не ждал сегодня, и есть шанс, что все же, выходя оттуда быстрым шагом, он забыл запереть чертову дверь. — Ладно, проходи. Он наконец-то открывает дверь шире и чуть отходит, пропуская Гарри в дом. Тот сразу же начинает оглядываться в гостиной, и Драко чуть цокает на это у себя в голове. Никаких манер. (Драко позволяет себе забыть, что сам недавно о них тоже ни слухом ни духом. Это ведь все-таки его дом) Стоило предполагать, что это когда-нибудь случится, конечно. Невозможно было не пересечься с Поттером, работая с его лучшим другом. Когда нибудь они все равно должны были встретиться снова. Драко, правда, искренне надеялся на «никогда», но, господи, кто его когда слушал, кроме терпеливых друзей? — Не располагайся, — язвит, уходя в подвальную мастерскую, где варит зелья. Он искренне надеется, что Поттер не будет ничего трогать — потому что есть как минимум одна статуэтка, стоящая на стеллаже с книгами, которая… Скажем так, была дорогим сердцу подарком от Блейза. В кавычках, жирнющих таких, саркастичных кавычках. Драко не сомневается, что этикетку из магазина близнецов Уизли друг не сорвал не случайно, а благих побуждений ради. Чтобы сохранить Драко в живых, возможно. Открывая дверь и отыскивая заказ Рона среди прочих, он все с сомнением думает об этой статуэтке в виде какого-то божка. Он так до сих пор и не знает, что она делает. Он решил, что если ее оставить и не трогать, то все будет в порядке, и никто не лишится головы. Или члена, к примеру. Так было надежнее, и, как видите, пока что действенно. Он правда надеется, что у Поттера любопытства в жопе поубавилось с годами. Гарри хмыкает на это, смотря вслед спине Драко и еще раз оглядывает всю комнату широким взглядом. У Драко здесь куда более уютно, чем у Гарри на Гриммо, если честно. Он немножко завидует этому, потому что здесь он чувствует себя куда спокойнее, чем в собственном доме. Впрочем, думает Гарри упираясь в глазами в статуэтку, от который исходил интересный магический фон, потому что сначала он был слишком тихим, чтобы даже артефактор вроде него смог уловить его, но потом, чем ближе Гарри подходил, он становился ощутимее, Гриммо так и не смог стать мне домом в философском смысле этого слова. Он коротко пробегается взглядом по корешкам книг. В большинстве своем это романы, маггловские романы, на которых Гарри слегка приподнимает брови, а потом все же подходит к шкафу еще ближе. Графитного цвета миниатюрная, с двадцать сантиметров, статуя так и манит, если честно, осмотреть ее. Гарри не может сдержать в себе артефактора — магический фон статуэтки кажется ему действительно занимательным. Настолько, что он почти тянет руки к ней, почти берет ее в руки, когда его окликает раздраженный голос, слегка даже пугая. Поттер почти подпрыгивает, и это может быть даже смешно. Правда может быть, но Драко вдруг не очень весело — а чтобы он делал если бы у него в доме обнаружился Герой Магической Британии Без Члена? Ну прямо заголовок в газетку Ежедневного Пророка. — Бога ради, отойди оттуда и не трогай, — вздыхает Драко, оборачиваясь к Поттеру с внушительной коробкой в руках. Его лицо полно недовольства, тень какой-то обреченности тоже мелькает, и Гарри, в целом, понимает почему. Он оборачивается, чувствуя себя слегка неловко и облизывает губы. — У тебя тут артефакт стоит, ты в курсе? — спрашивает, просто чтобы убедиться, что тут все в порядке. Пусть Драко и сильный волшебник, он мог не заметить. Вопрос звучит максимально тупо в тишине комнаты, и натыкаясь на взгляд Драко, Гарри очень отчетливо это понимает. Как и то, что он будто вернулся в школу — за каждый вопрос или неправильный ответ Малфой награждал его вот этим самым взглядом из-под слегка опущенных век, и Гарри сразу же чувствовал себя таким непередаваемо тупым. Вот как сейчас. Хоть что-то в этой жизни не меняется. — Конечно, я в курсе, придурок, — бухтит Малфой, останавливаясь в проходе на кухню, ожидая, когда Гарри пойдет за ним. Тупо было, естественно, думать, что шило в жопе Поттера каким-то магическим образом испарится. Драко вот как знал, что этот придурок к статуэтке полезет, ну прямо дар ясновидящего в нем просыпается, посмотрите-ка. — И в чем его суть? — любопытно, словно ребенок, спрашивает все же Гарри, подскакивая за Малфоем, который только вздыхает и отвечает, на удивление, честно и откровенно. (Еще немного заебано, но Гарри это даже льстит) — Понятия не имею. Несколько секунд стоит неловкая тишина, в которой слышно только слегка учащенное дыхание Драко — коробка-то явно не мало весит. — Ну… — тихо и неловко вдруг говорит Гарри, проходясь пальцами по поверхности стола на кухне Драко. Он только сейчас действительно ощущает себя в доме Драко, как должно было быть с самого начала — неуместно. — Чем ты занимался после школы? — Ой, Поттер, — пыхтит Драко, затаскивая коробку с чем-то очевидно стеклянным на стол и даже делая приглашающий жест рукой. — Не поверишь — зелья варю, — с самодовольной, смеющейся ухмылочкой говорит, наблюдая, как Гарри открывает коробку и рассматривает кучку склянок разного содержания. Он узнает штук пятнадцать высоких флакончиков Драконьего тоника* (для Чарли, что ли?), много Бодроперцовых зелий, несколько неизвестных ему, но, очевидно, боевых, Охранные зелья* и несколько Оборотных зелий. Он поднимает взгляд на Драко, который так и стоит, облокотившись на стул, и Малфой тут же начинает приторно улыбаться: — Не беспокойся, Поттер, Уизли уже оплатил мою работу, — следом машет палочкой, и коробка запечатывается сама по себе. Он кивает на нее, с легким нажимом проговаривая: — Можешь идти. Гарри рассматривает его слегка с прищуром, потому что Драко слишком напряжен. Что-то со статуэткой? Гарри не заметил на ней никаких следов именно темной магии, но все равно стоил бы проверить. С пола слышится протяжный мявк, и они оба опускают голову к Мэл. Ее хвост стоит торчком и машет в разные стороны, а сама она разглядывает Гарри, прижимаясь к ноге Драко. — Ты завел кошку? — спрашивает Гарри чуть потрясенно, и Драко не может понять, что это? Что в его голосе? Насмешка? Скептицизм? Драко смотрит в яркие, зеленые, больше не скрытые очками глаза Гарри — а перед взром у него картинка годичной давности, где он приседает перед слипшимся, грязным и дорожащим комком шерсти на корточки, а этот комок, оказывается, даже не серый, как Драко показалось сначала. Белоснежно-белая кошка. Он вспоминает, как не смог пройти мимо, вспоминает, как нес шипящую кошку к себе домой, заботился о ней, вызвал ветеринаров и учился жить вместе с ней. Как они вместе учились жить друг с другом — как Мелисса заново училась доверять, и Драко учился заботиться о ком-то кроме себя долгое время. Это было сложно и царапины по всему телу Драко вызывали много вопросов и пошлых шуточек со стороны Панси и Блейза, потому что как только они приходили Мэл пряталась, забивалась в углы и под шкафы. Сейчас, конечно, все по-другому — Мелисса очень ласковая девочка, на самом деле, часто любит сидеть на коленках Тео (хотя Драко не понимает, в чем прелесть — коленки у него костлявые и постоянно тычутся тебе в тело, и это, это больно), постоянно ластится ко всем четверым, и очень часто разговаривает с Блейзом, когда он приходит и гладит ее мягкий животик. — Да, — сухо отвечает Драко, пару секунд спустя, разглядывая то, как Мэл изящно запрыгивает на стол и обнюхивает коробку, а затем и руку Поттера, которая осталась на столе. Гарри поднимает на него свои чертовы светящиеся глаза и осторожно спрашивает: — Можно погладить? — и Драко просто пожимает плечами с непонятным выражением лица, потому что Мэл начинает тереться о руку Гарри, который гладит ее. И она даже не царапает его. Вот же мелкая зараза. — Такая милашка, — умиленно говорит Гарри, пригибаясь к мурчащей Мэл, чтобы ее мордочка была на одном уровне с его лицом. Драко правда не может сдержать своего удивления по нескольким факторам. Он, во-первых, никогда особенно не замечал за Поттером большой любви к животным. Да, у Грейнджер был кот, которого сначала не очень любил Рон, но Гарри к нему никакого интереса не проявлял, насколько Драко было известно. И, во-вторых, Мэл никогда просто так к незнакомым людям не подходила и не давала себя гладить. Он буквально чувствует, как у него вытягивается лицо. Гарри поднимает на него слегка виновато глаза, будто только что опомнившись, и не удерживается от смешка, как только замечает такое выражение на лице Малфоя. — Прекрати мацать мою кошку, — сам шипит рассерженным котом, как только понимает, что Поттер хихикает, как девчонка, над ним. В его доме, поглаживая его мурчащую кошку. Драко нужно будет серьезно поговорить с Мелиссой, определенно. — Забирай свои зелья и проваливай уже, — это не звучит очень уж злобно. Драко вдруг понимает, что звучит он так, словно ворчит на Блейза, который мог бы мешать ему готовить еду. Или на Панси, когда она критикует его садоводческие способности. Или на Тео, когда тот начинает чересчур занудничать (что случается редко, но все же). Судя по слегка отстраненному лицу Поттера, тот тоже это понимает. Что они оба не звучат так, будто избивали друг друга до крови каких-то семь-восемь лет назад. Драко философски думает, что они теперь взрослые люди, и это вполне логично, что они стали… Он смакует слово «разумными» на языке, но как только видит озорную улыбку Поттера думает, что нет. Черта с два они взрослые люди. Все еще мальчишки, которые не могут наиграться. Принимая себя таким, какой есть (пусть и не всегда, но Драко правда старается), он позволяет себе напоследок запустить в Поттера маленьким, почти безобидным заклинанием отложенного действия — его ботинки обязательно, как только Поттер аппарирует с участка Драко, приклеятся к земле, Драко уже ощущает гаденькое удовлетворение от одной картинки в голове того, как Поттер падает, не удержавшись. За свои зелья Драко не боится — он всегда покупает склянки из небьющегося стекла, потому что он не привык подводить своих клиентов. Гарри оборачивается почувствовав, наверное, тепло его магии. Драко на секунду замирает, когда видит заломленные в растерянности брови Поттера и, в целом, вот это вот его выражение на лице. — Даже не проводишь? — растерянность сменяется тем же озорным выражением лица. Драко отмирает и фырчит, распахивая дверь и делая приглашающий жест рукой. — Вали, Поттер, — великодушно произносит, прикрывая глаза для того, чтобы подчеркнуть все свое радушие. — Можешь не возвращаться, сделай милость. Поттер смеется, словно как смеялся в школе над чьими-то шутками, а он просто наблюдал за этим. Драко глубоко внутри чувствует удовлетворение, какое-то детское, если честно, потому что… Потому что Драко всегда получает все, что хочет. Даже с отсрочкой в года. Зато всегда. — До встречи, Драко, — салютует ему Гарри и выходит на крыльцо. Малфою странно то, как легко слетает с языка его имя, как оно правильно звучит вот этим слегка хриплым голосом с нотками поддразнивания. Как его имя, которое Поттер вряд ли когда-то действительно произносил вслух, звучит на удивление хорошо. — Пока, — говорит, размышляя над тем, что только что произошло. Как только дверь за Поттером захлопывается, Драко берет маленький клочок пергамента, чиркает на нем короткое: «Спасибо за сюрприз, Рон» и отправляет его своим филином в кабинет достопочтенного мистера Уизли, который для Драко уже давно просто «Рон». Драко вертит в уме это странное «до скорого, Драко», вместо какого-нибудь «удачно нам никогда не встретиться больше, Малфой», пока идет обратно в свою мастерскую. Он прикрывает дверь и облокачивается на нее спиной, в растерянности рассматривая зеленые глаза своего ангела. Вертит головой, решает не думать об этом и принимается за картину. Как всегда убегает. (Когда-нибудь ему все равно придется остановиться) Через пару часов в комнату его мастерской стучит сова с запиской. Драко с улыбкой откладывает кисть, случайно пачкая себе кожу на руке краской. Морщит нос немножко, но это ничего. Ронова птица мягко подныривает под руку Драко, чтобы он погладил ее — и кто он такой, чтобы ослушаться? Записка в ее лапках гласит: «Всегда пожалуйста :) Если согласен на обед со мной завтра, то разрешаю поныть на то, какой я моральный урод» Драко соглашается, потому что когда он упускал такой шанс? Поиздеваться над Уизли? Правильно, никогда. После того, как он дает печенье для совы, и она выпархивает из его окна, он снова садится за картину — и работает почти до утра, потому что неожиданный прилив вдохновения все никак не отпускает. Почему бы это…

***

— Скажи мне честно, — первое, что говорит Драко, присаживаясь за столик к приветственно улыбающемуся Рону. Глаза у Драко горят нетерпением узнать ответ, озорством и капелькой злорадства. Уизли сразу же думает, что дело тут как-то нечисто — потому что Драко обычно был не настолько весел и взбудоражен, а если даже и да, то выражалось это в большом количестве подколок по поводу внешнего вида Рона максимум. — Поттер уже жаловался, что ебнулся и порвал свои и так дранные джинсы? — Э-э, — недоуменно тянет Рон, разглядывая Драко, пока тот отвлекается на меню с улыбкой, полной сладкого наслаждения от мести. Рон как-то… как-то давно не видел Драко в таком настроении. Только если ему удавалось пошпынять чем-то Блейз, и ему прямо не терпится рассказать Рону о том, как его парень облажался. Или что-то вроде того. Рон прищуривается, рассматривая друга все усерднее. — Ты типа… что-то сделал, да? У Драко очень бледная кожа, хорошо выделяющиеся синяки под глазами, маньячья улыбка на все лицо и блестящие глаза, которые хоть и уставшие очень, светятся будто изнутри. — Ага, — довольно говорит, пролистывая страничку меню. Рон еще раз оглядывает его, а потом до него доходит. Он пытается сдержать улыбку, в которой непроизвольно расползаются губы, но не совершенно не получается. — Что? — уже настороженно спрашивает Драко, замечая, как улыбается Рон. Медленно наслаждение сходит с его лица, смываемое легким отчаянием. — О черт, только не говори мне, что не сработало. — Я так понимаю, — смеющимся тоном говорит Рон, под совершенно жалобным взглядом Драко, который выглядит, как безумно разочарованный ребенок. — Ты решил вспомнить Хогвартс, — Рон прерывается на еще несколько смешков, думая, что эта парочка никогда не успокоится. — Только вот Гарри — артефактор, и на него вряд ли подействовало какое-либо мелкое вредящее заклятие. Если оно не темномагическое, конечно. — Черт, — шипит Драко, резко вздергивая меню и прячась за ним. Теперь он больше похож на грозовую тучку со своими нахмуренными бровями и чуть надутыми губами. Рон старается смеяться не слишком громко, они все же в кафе. — Вот чего он к этой хреновой статуэтке еще полез… — бубнит себе под нос, а Рон вздергивает брови. — Какой еще статуэтке? — А, ну, — он откладывает меню, когда подходит официант. Они оба быстро надиктовывают ему свои заказы, и когда он отходит от их столика, Драко продолжает, слегка морщась, словно вспоминая что-то не приятное. — Блейз подарил на Рождество, — он ежится, передергивая плечами. — Эта вещица, кстати говоря, из магазина твоих братьев, — Драко так явно выделяет слово «вещица» голосом и так явно впивается взглядом в Рона, как будто именно он виноват, что его парень придурок и решил что-то подарить из адского магазинчика близнецов. — Но только вот… — с легким сомнением говорит Рон, будто бы вспоминая. Драко вскидывает на него глаза. — Я не уверен, что в ассортименте магазина есть магические статуэтки. — А ты что, думал, что Блейз может подарить что-то, что доступно всем и каждому? — усмехается Драко, в душе печально вздыхая. Он рад, конечно, что Блейз такой до жопы креативный, и внимательный, и заботливый, но… не когда он дарит что-то, что вполне вероятно может откусить член. — Она скорее всего сделана на заказ у близнецов. — И в чем ее суть? Ты, не знаю, словил проклятие из-за нее? Каждый, кто к ней притрагивается получает прыщи на своем лице? — Рон тихонечко смеется в кулак, когда Драко шипит: «Не дай Мерлин, я бы реально убил этого придурка». — Я до сих пор не имею понятия, — Драко отпивает немного только что принесенного чая с самым заносчивым видом, который Рон помнит еще со школы. Слава Богу, что сейчас Драко просто придуривается. (Рон правда немного выдыхает) — И, если честно, совершенно не горю желанием узнавать. — Мог бы просто спросить у Фреда? — Драко смотрит, и в его взгляде четкое, красноречивое: «Ты меня за идиота держишь?» — Ты думаешь, я не пробовал? — он просто пожимает плечами, а Драко очевидно раздраженно продолжает. — Они оба отказались отвечать мне! — восклицает он, а потом взмахивает руками, передразнивая какого-то из близнецов. Судя по манере чересчур кривляться, как раз Фреда, думает Рон. — «Так же совсем неинтересно!». Ага, а вот когда я сдохну будет заебись весело и интересно. Мудаки. — Это их второе имя, — смеется Рон, наблюдая как ругающийся Малфой пьет свой чай, как нахохлившийся воробей и приступает к своей еде. Думает потом, когда идет домой к своему парню, что раньше, когда они все учились в школе… скажи ему кто тогда, что в будущем он будет встречаться со слизеринцем, тем самым Блейзом Забини, и ходить в кафе вместе с Драко Малфоем, и обсуждать, какие Фред и Джордж иногда мудаки, попутно перебрасываясь понимающими ухмылочками — он бы врезал этому человеку. Но сейчас-то все классно, думает, когда закрывает дверь в дом, кричит, что пришел, а ему навстречу выходит улыбающийся Блейз и мимолетно целует в губы.

***

Две недели все идет хорошо. Рон спокойно работает, пару раз ездит на задания со своей командой, заполняет бумажки, которые положено заполнять Главному Аврору, встречается дважды с Гермионой, ходит на свидания с Блейзом. Живет обычной, размеренной жизнью без происшествий, вроде взрыва магазинчика близнецов из-за не очень удачного опыта Джорджа или разъяренного Малфоя, который вламывается к нему домой, потому что Блейз сделал хуйню и прячется у Рона дома. Хреново прячется, правда. Он морщится каждый раз, когда вспоминает об этом, потому что спасать Забини пришлось именно ему — а Малфой и так не сладкий пирожочек, а уж когда взбешенный… (Блейз просто ржал где-то за диваном, прикрывшись щитом от проклятий, которые вылетали из палочки Драко) А потом случается это. — Рон? — Гарри заходит в кабинет, снова не постучавшись, потому что сейчас ему действительно наплевать, что там делает Рон и кто у него в гостях. Пусть хоть с Блейзом трахается, Гарри сейчас вообще все равно, у него теория, и эксперимент, и вообще, у него сейчас важное Дело. С большой буквы, конечно же. — Э, да? — слегка запинаясь произносит Рон, потому что Гарри выглядит, мягко говоря, странно. Он выглядит так, будто действительно собирается убить Рона, потому что спятил. Уизли кажется, что сейчас самое время прощаться со всеми близкими и родными. Потому что у Гарри взъерошенные больше обычного волосы, действительно воронье гнездо, покрасневшие, явно уставшие глаза и сверкающая веревка, обмотанная вокруг кулака. — Готовься, — Гарри подскакивает к столу, стремительно обходит его и всего за пару секунд оказывается у Рона за спиной. И это немного нервирует, если честно. — Я задаю вопросы, ты отвечаешь максимально быстро, — он повязывает веревку у Рона на шее (на секунду Рону кажется, что это удавка пролетает у него перед лицом и вжимается в кожу). — и честно, понял меня? — Рон кивает. И молится, прости господи. — Гарри? Все в поряд- — Сколько у тебя братьев? — Гарри звучит так, будто он аврор, которому поручили провести допрос. Рону кажется, что у его друга получается куда лучше, чем у многих его ребят, особенно с этим командным голосом и веревкой на шее допрашиваемо-, то есть Рона. Блять. — Эм, пять. — Ты встречаешься с Блейзом Забини? — Да, — звучит с маленькой запинкой, потому что говорить об этом с Гарри все еще до жути неловко. — Хорошо, — звучит довольно над ухом, что Рону кажется, будто Гарри сейчас просто издевается над ним. — Твоя должность? — Что, прости? — слегка нервно, но Рону страшно, Гарри его пиздец пугает со своими экспериментами иногда. Потому что Рон, черт возьми, в девяносто процентах случаях является его подопытной крыской! Если Гарри пытается сделать амулеты против каких-то проклятий, кто их испытывает на себе? Если Гарри пытается сделать защитные артефакты, кто должен проверять их силу? Если Гарри делает хоть что-то, что относится хоть мало-мальски к артефакторскому делу — он зовет Рона. И, честно, самое ужасное во всем этом только то, что Рональд Уизли виноват сам. Потому что после школы, когда пришло время выбираться куда поступать дальше… Гарри запутался. И Рон, ну так, невзначай подсунул ему книжку про артефактов и немного про их дело. И поступил на артефактора. И, конечно, догадался из-за кого на его столе оказались те книги. — Кем работаешь, спрашиваю? — Епт-твою-мать-блять, Главным Аврором! — первую часть фразу Рон просто бормочет куда-то в пустоту, натурально проклиная самого себя. Потому что идиот! Гарри хмыкает, почти улыбается, но Рон-то не видит этого. Веревка в его руках все так же светится. — Кто сверху? — Гарри не уточняет, о чем речь, и даже не надеется на ответ, но Рон, Рон просто забывается. Потому что вопросы идут слишком быстро, и он правда отвечает не задумываясь, а еще он ненавидит этот трюк. Потому что его всегда используют близнецы, кружась вокруг него, что начинает рябить в глазах, и задавая эти дурацкие простетские вопросы, а потом вот так. — Мы универса- Какого хрена? — веревка продолжает светиться, и Гарри задумчиво закусывает губу. Просто потому, что ему на самом деле не нужно было это знать. Есть, правда, шанс, что ему не удалось правильно воссоздать магическую структуру того кольца в этой веревке. Это он сейчас и проверит. — Ага, — он выглядывает из-за плеча друга (и выглядит подозрительно покрасневшим). — А теперь соври-ка, — говорит серьезно, так, как может, заглядывая прямо в смущенные глаза Рона. — Джин твоя старшая сестра? — Да? — веревка потухает на секунду, а потом светится, и снова потухает — сверкает в его руках, и Гарри хмурится. Где-то есть ошибка, и ему позже нужно будет узнать, где. — Теперь снова правду, — он вздыхает, придумывая вопрос. Это ведь так легко, почему в голову лезет одна фигня? Или не приходит вообще ничего. Либо то, либо другое. (Драко бы сказал, что у Поттера так всегда было. Либо херня, либо ничего, потому что мозг ему дали просто случайно) — Ты носишь ту пижаму утенка, которую тебе подарил Джордж? — Гарри задает вопрос чисто от балды. Просто потому что ничего другого за пару секунд он придумать не смог. — Нет, — веревка в его руках потухает, и он подозревающие щурится. Сверлит ронов затылок взглядом, пока тот не вздыхает и не шепчет тихое: «Иногда. В ней удобно!». Веревка тут же начинает мерцать снова, а Гарри пытается не смеяться — потому что пижама была правда мягкая и удобная, но представить Рона в ней… выглядит чертовски комично. — Ты заказал новые зелья у Драко? — Да, — на автомате отвечает, а потом хмурится. Светящаяся веревка сползает змеей с кожи в ту же секунду, и Гарри выплывает в поле его зрения, словно довольный уж. — Я заберу, — ухмыляющееся лицо Гарри так и светится самодовольством, а Рон внезапно начинает кое-что понимать. — Зачем? — в голове есть, конечно, несколько догадок, но спросить лишний раз не помешает. Может, ему стоит предупредить об этом Драко — о том, что над ним зависла определенного рода угроза. А может, и не стоит, щурясь, думает Рон, разглядывая Гарри. — Потому что, — как ребенок, ей богу. Еще бы язык показал. — Ну, в общем, пока. Все, что мне нужно было я проверил и узнал, спасибо, дружище, — разворачивается на носках и сбегает. Тогда Рон понимает, что вот сейчас его спокойная жизнь закончилась. Помахала ручкой и захлопнула за собой дверь — вот как Гарри сейчас.
Примечания:
*Драконий тоник - зелье, применяемое для лечения больных драконов.
*Охранное зелье — зелье, которое даёт магу дополнительную выносливость.

и типа)))) если вам интересно, почему драко знает какого это лежать на коленях у тео, то)))

"своего ангела" звучит пиздец двусмысленно, конечно, особенно в сочетании с "зелеными глазами"

Стоило признаться в этом еще в прошлой главе, наверное, но *вздох* я люблю броотп Драко и Рона

(я как будто оставила сама себе отзыв сейчас, боже)

ах да, у меня получился внезапный и небольшой коллаж -
https://pin.it/3niu40r

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты