Сказка странствий

Гет
NC-17
Закончен
8
«Горячие работы» 10
автор
Daelnis бета
Размер:
Макси, 114 страниц, 7 частей
Описание:
Прощание с земной жизнью состоялось. Доктор и Шторм снова в пути. Впереди - неизвестность, под ногами - пропасть, и каждый новый шаг опаснее предыдущего. Вместо компаса - невнятные пророчества, смутные видения, легенды и слухи. Куда приведет их эта скользкая дорога?

В параллельной вселенной Метакризис тоже отправляется в путь. Он знает, что ищет, но не догадывается, что найдет в итоге.

Разорванное соединится, связанное разорвется, запечатанное откроется, извне прорвется Зло.
Посвящение:
Потрясающей бете, феноменальному знатоку канона и отличному собеседнику - Daelnis.

Сенсей-ни рей консультанту по боевым искусствам - Жанне.

Светлая память безвременно ушедшему на радугу любимому котику моей сестры. Власть автора на то и нужна, чтобы воскрешать наших любимых.

От души благодарю всех, кто ждал продолжения. Простите, что заставила вас ждать так долго.
Примечания автора:
Долгожданная третья серия приключений Доктора и Шторм.
Первая серия "За горизонт": https://ficbook.net/readfic/8317453
Вторая серия "Ангелы неба и духи земли": https://ficbook.net/readfic/8531895

Пожалуйста, отнеситесь к предупреждениям внимательно. Будет больно.
И пламенный привет фандому "Звездных войн". Все совпадения не случайны.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 10 Отзывы 3 В сборник Скачать

Глава 2. Анклав

Настройки текста
      Внешнее кольцо, система Дантуин, планета Дантуин-4, Банирские поля       Александра       Над головой - бледно-синее небо без единого облачка, под ногами - выжженная солнцем трава, в десяти шагах слева от нас неимоверно толстое одинокое дерево раскинуло могучую крону с очень длинными ветками, под самой мощной из них с комфортом припарковалась Старушка - если не обращать внимания на две луны у горизонта, можно подумать, что мы где-то в африканской саванне в сухой сезон. Вот только не бывает в земной саванне таких руин, что поднимаются над травяным морем перед нами: как будто тяжелый ракетоносец таай’фри зарылся в землю по самую боевую рубку, выставив над оврагом массивный округлый нос, да так и остался, брошенный командой, зарастать цветными лишайниками.        - Анклав Светлого ордена - здесь мы с почтенным гранд-мастером встречались в предпоследний раз, - Доктор показывает на руины и лезет в карман плаща за очками. - Под этими руинами есть пещера. Ученики старикана приходят сюда в поисках кристаллов для своих световых клинков. Они спускаются под землю, медитируют, а когда приходит понимание, выламывают себе из друзы подходящий кристалл. Когда ты делала для нас световые клинки, ты синтезировала кристаллы, а эти ребята предпочитают природные - считается, так оружие становится продолжением руки и воли владельца.       - Не знала, - отвечаю, а сама бдительно оглядываю окрестности, но никого, кроме стайки пестрых птичек на дереве, не замечаю. - И что, это работает?       - Скорее да, чем нет, - наконец-то надев свои очки и настроив им затемнение, Доктор смотрит в небо. - По крайней мере, тот меч, который я себе сделал, в моей руке был эффективнее других…       - Что? - я аж подпрыгиваю. - Ты был учеником гранд-мастера?       - Скорее, незваным гостем, - ухмыляется он в ответ. - Исследовательская экспедиция на другую сторону Внешнего кольца, на самый край… Они искали источники Силы, как они ее называют, и естественно, не нашли, зато нашли себе неприятностей. Представляешь, высадиться на очень древнем поле битвы - там можно ожидать чего угодно. Минные поля, замаскированные дзоты, спящие огневые модули - но это мелочи. Эти ребята напоролись на древнюю военную ТАРДИС - у нее от старости уже начались утечки размерности, она выглядела как замок какого-нибудь темного властелина! Хорошо, я быстро понял, что это такое, и увел их оттуда, пока никто не умер.       - Источники Силы? - переспрашиваю я. - Почему естественно, что они их не нашли?       - Да потому, что их Сила - это артронная энергия, которую большинство рас не может воспринимать и использовать напрямую, - Доктор снимает очки и щурится, вглядываясь вдаль. - В этом им помогают симбионты-посредники, темпорально чувствительные микроорганизмы в крови, схожие с нашими митохондриями. Те, у кого они есть и кто может с ними взаимодействовать - их очень мало, поэтому что Светлый, что Темный Ордена Силы ищут себе пополнение по всем зонам своего влияния. Подсадить симбионтов в кровь - проще простого, но вот наладить с ними взаимодействие - огромная проблема. Они надеялись, что этот странный объект, который они нашли, им поможет ее решить - зря надеялись.        - Понятно, - не то, чтобы мне действительно все понятно, но потом я его еще порасспрашиваю. - Так какой у нас с тобой будет план? Спускаться в пещеру и искать Деда там? И вообще, не проще ли направиться в штаб-квартиру Ордена на Корусант?       - Не-а, - Доктор качает головой. - Деда так просто не найдешь, он сам появляется, когда сочтет нужным. И в гости он к себе не звал, в Ордене мы не состоим, а это значит, в визите на Корусант нет смысла. Так что мы с тобой займемся исследованием этого здания, - он машет рукой в сторону руин. - Древняя база Светлого ордена, их учебный центр, была покинута примерно в интересующий нас период. Я думаю, мы обязательно там что-нибудь найдем.       - Но почему нет смысла-то? - удивляюсь я. - Скорее, мы нашли бы что-нибудь полезное в их архивах.       Доктор искоса смотрит на меня, подняв бровь - все тот же взгляд недовольного сэнсея! - и разводит руками:       - Нужно понимать их идеологию. У них все построено на испытаниях, знания не должны доставаться просто так. Знание само по себе не имеет смысла, имеет значение процесс познания со всеми проблемами на его пути. Старшие Ордена помогают и направляют своих учеников, но они должны все понять и почувствовать сами. И с нами так же: мы сами должны пройти путь познания до того момента, когда нам понадобится помощь в выборе направления. Тогда Дед сам нас найдет.       - Допустим, - я киваю, бросаю Максиму сигнал следовать за мной, а Доктор уже направляется быстрым шагом напрямик по траве к руинам, на ходу настраивая звуковую отвертку. Он спускается в овраг, заглядывает за нос «ракетоносца», а мы с Максимом карабкаемся по выщербленному бежевому камню древней стены наверх, к массивному цилиндру «рубки». В нем просматриваются треугольные не то окна, не то бойницы, и я рассчитываю с помощью Макса и моей новенькой кварк-лептонной мультиотвертки или вскрыть их, или высадить.       «Очень много совершенно хаотичных следов артронной энергии, - сигналит мне Максим. - Оставлены далеко отсюда по временной линии, - он кидает мне временную отметку, - совсем слабые, но вот здесь, - он аккуратно входит в мой зрительный канал и прочерчивает оранжевую линию вдоль неглубокой впадины рельефа, упирающейся в бок «ракетоносца» примерно посередине, - здесь как дорожка протоптана. Отчетливые следы слабого, но продолжительного воздействия».       Отвернувшись от окон-бойниц, приглядываюсь к местности - длинное углубление вливается в круглую впадину, похожую на закопанный в землю таз для варенья, и, кажется, к ней сходятся еще штук шесть таких микроовражков. Да, действительно, это похоже на…        - Доктор! Макс! - до меня дошло, что это такое. - Я нашла вход! Ну, вроде как.       - Ого! - Доктор подбегает ко мне, на бегу отряхивая плащ от приставших колючек и сухих травинок. - На самом видном месте! И где?       Он демонстративно вертит головой, оглядываясь, но я прошу Макса показать ему то же, что и мне, и он нацеливается отверткой в округлый замшелый бок здания, ведет наконечником все ниже и, наконец, едким голосом констатирует:       - Ага, есть вход. Причем парадный вход. Адепты ордена натоптали тропинку за тысячи лет. Но завален. Три метра вглубь, выворотить тонн пятьдесят булыжников, и мы внутри. Плевое дело!       - Не вопрос, если точно провести дематериализацию, - улыбается Макс, зачем-то наклоняет голову к плечу и взмахивает правой рукой - так маслопузы в Ленино показывали крановщику «вира грузом». И груз, то есть огромный ком земли и камней, делает «вира» - но не взмывает вверх, а вдруг исчезает, материализуется метрах в ста от нас над оврагом и с грохотом обрушивается вниз.       Пыль понемногу оседает, комья земли и булыжники, шурша, скатываются со стен пробитой Максом траншеи. Доктор спрыгивает на дно ямы, недовольно морщится: «омеговы саморезы, полные кеды сухой земли!» и заглядывает в черную бесформенную дыру в стене.       - Определенно, парадный вход, - сообщает он. - Был когда-то давным-давно. Но потом в него влетела ракета с тандемной боеголовкой - кумулятивная и объемного взрыва. Видите, стены выворочены изнутри, а раму ворот выдрало? Сверху все выжжено. Надо идти вниз! Алонси!       Он включает отвертку на освещение, уверенно шагает в дыру первым, и мы с Максимом спешим за ним. Внутри здания кромешная тьма и странный запах, под ногами шуршит битый камень и какие-то обломки. Макс чувствует мое настроение и запускает под потолок осветительный дрон. Светящаяся белым тарелка зависает над нами, и нашим глазам предстает картина полного разгрома и запустения: закопченные, выщербленные стены, пол и свод потолка, вывороченные двери, куча древних костей на полу, а в ней прячется какая-то живность вроде пегих шестиногих ящериц, серых с желтыми пятнами. Доктор проворно оглядывается, бросается к куче костей, усаживается на корточки и начинает в ней рыться, не обращая внимания ни на покрывающую их серую пыль довольно мерзкого вида, ни на ящериц, которые разбегаются в стороны с недовольным свиристением. Наконец с довольным «Ага!» он вскакивает на ноги, размахивая своей добычей - костяной четырехпалой рукой, на запястье которой болтается нечто вроде массивного хронометра в черном матовом корпусе с гибким темно-серым ремешком.       - Я, конечно, не Лара Крофт, - выдает Доктор, разглядывая приборчик, и тщательно сдувает с него пыль веков, - но тоже расхититель гробниц. А это по большому счету и не гробница, хоть и место последнего упокоения… Но тем не менее! Смотрите, какую полезную штуку я нашел!       - Что это за штука? - интересуюсь я, и он, быстро просканировав приборчик отверткой, нажимает двумя пальцами на боковые кнопки прибора. Из циферблата хронометра разворачивается коническая голограмма, внутри нее мельтешат серо-сиреневые линии, а когда мельтешение прекращается, перед нами оказывается подробная схема-план здания.       - Проводник-коммуникатор, - объясняет Доктор. - Выдавался гостям Анклава, чтобы они не терялись и всегда знали, где столовая. Этому гостю не повезло, зато нам - очень даже. Теперь мы не будем тыкаться вслепую.       - Тогда надо решить, куда идти, - отвечаю, вглядываясь в голограмму. - А для этого надо знать, что мы хотим здесь найти.       Доктор протестующе мотает головой:       - Шторм, я же объяснял! И вопросы, и ответы на них ученик находит в пути - такой принцип. Ну-ка, вспоминай - что такое «место пути»?       - Зал для тренировок, - я тыкаю пальцем в голограмму, в огромный амфитеатр на нижнем уровне здания. - Отсюда начинается путь ученика, согласна. Но нам он зачем?       - Там будет понятно, что мы ищем! - Доктор резко разворачивается на месте, гасит голограмму и показывает куда-то вправо костяной рукой. - Алонси!       Макс тоже успел запомнить план на голограмме, поэтому ведет осветительный дрон по нашему маршруту с опережением, что позволяет нам вовремя заметить дыру в полу. Даже не дыру - широченный черный провал, как от взрыва аннигеляционного снаряда малого калибра. Дальше не пройти, свет от дрона меркнет далеко внизу, из провала тянет чем-то еле заметным, но очень странным - не только запах, но и структура энергетических потоков, не свойственная ни живой, ни мертвой материи. Мне это не очень нравится, и я спрашиваю Максима:       - Макс, чувствуешь что-нибудь? Может, лучше сразу прыгнуть на нижний уровень?       Тот облизывает палец, поднимает его вверх, как охотник, определяющий направление ветра, и принюхивается - как будто у него есть верховое чутье, затем становится на край провала и сплевывает вниз. Видимо, это у него такой способ заглянуть за край восприятия - отправить туда крошечную часть своей эктоплазматической оболочки и посмотреть, что с ней случится.       - Есть сигнал, - наконец откликается он. - Там внизу что-то есть, но я не могу его идентифицировать.       - Ни живое, ни мертвое? - уточняю я, и он кивает. - Оно опасное?       - Пока нет, - Макс качает головой. - Пока оно никакое. Безразличное.        - Так что? - Доктор тоже подходит к краю провала и смотрит вниз. - Прыгнем туда?       - Ммм… Не советую, - Макс морщит нос, отчего его котообразность еще заметнее. - Не советую.       - Съедят? - насмешливо подсказываю я ему, а он улыбается как довольный кот и объясняет:       - Во-первых, я слишком мощный, мой микропрыжок сильно влияет на окружающую среду. Я могу уничтожить следы, которые мы ищем. Во-вторых, эта штука внизу - я могу ее повредить при материализации, и она может отреагировать - каким образом, не имею понятия. Мой пилот, я думаю, мне надо бы включить режим маскировки.       - Так можно и по-другому прыгнуть, - встревает Доктор. - Макс, твой режим маскировки совместим с хамелеоном - я прав? Так вот, десантные ховерборды помнишь? Улавливаешь мысль?       - Вполне, - Макс поворачивается к нему и подмигивает. - Это я могу.       Он подпрыгивает на месте, его форма расплывается, превращается в легкое белое облачко, и перед нами зависает ударный ховерборд галлифрейского космодесанта - штука, больше всего похожая на доску для серфинга, только больше раза в полтора, с маленьким аэродинамическим оперением вместо киля и с двумя пакетами двигателей спереди и сзади. Мы запрыгиваем на платформу и защелкиваем на ногах фиксаторы, похожие на горнолыжные крепления.       - Ты ездил на такой штуке? - спрашиваю я у Доктора, глядя, как он покачивается, примеряясь к управлению. - Я вообще не представляю, как ей управлять.       - Ага, - он поднимает ховерборд повыше и закладывает пробный кружок, стараясь не приближаться к провалу. - Я на таких штуках десантировался в Войну, и не раз. Ничего сложного, на самом деле - тот же сноуборд, только плюс антигравы. Давай, Шторм, пусти люстру вперед. Алонси!       Посылаю Максу команду, осветительный дрон ныряет в провал, Доктор слегка приседает, как сноубордист на крутом спуске, бросает ховерборд в вираж и направляет вниз по широкой спирали. От скорости спуска  и боковых ускорений захватывает дух, но я все равно пытаюсь рассмотреть, где мы летим. Свет прожекторов дрона перед нами выхватывает из непроглядной темноты вскрытые взрывами комнаты, залы, переходы, шахты - все та же картина разгрома и запустения. Только почему-то больше нигде не видно ни костей, ни ящериц, и это кажется мне весьма странным.       «Доктор! Макс! - кидаю я в общий поток. - Кто разгромил Анклав?»       «Темный Орден Силы, - откликается Доктор. - А что?»       «Это был учебный центр, - объясняю я, - значит, тут была уйма народу. При штурме наверняка многие погибли. Но где их останки? Я их не вижу».       «Я тоже, - подтверждает Доктор. - Аннигиляционный взрыв, конечно, костей не оставляет, как и термобарические боеприпасы, но бойцы Темного Ордена здесь использовали их нечасто - иначе тут камня на камне бы не осталось.  Ты права. Мы сейчас в главном коридоре второго уровня, здесь был основной замес - вон, все стены в выбоинах от бластерного огня - но нет ни костей, ни брошенного оружия, а почему? Непонятно!»       «Следов артронной энергии тоже нет, - сообщает Макс, - общий фон даже ниже среднего. Все прибрано подчистую».       «Наверно, это та штука внизу, - мы достигли дна провала - кучи битого камня на полу второго уровня, и Доктор притормаживает, прицеливается и направляет ховерборд на спуск вдоль длинной лестницы, ведущей вниз. - И мы приближаемся к ней, и к нашей цели заодно - их главный додзё был на третьем уровне».       Он останавливает ховерборд на последней лестничной площадке, и наш осветительный дрон упирается лучами прожекторов в наглухо задраенную противопожарную переборку. Макс тут же перекидывается обратно в гуманоидную форму и оглядывается, крутя головой как сова. На его запястьях мгновенно появляются массивные браслеты ротационных пушек - его что-то насторожило, и я кидаю ему вопросительный импульс: «Что такое?»       «Эта штука, - откликается он, - которая ни живая, ни мертвая. Не скажу, что она стала живее или мертвее, но она активизируется - началась ее подкачка извне. Мой пилот, взгляни сама».       Макс входит в мой зрительный канал, но теперь он не накладывает свое восприятие поверх моего, а показывает отдельным потоком просторный шестиугольный атриум перед закрытыми дверями додзё, угловатые серые силуэты скелетов во мраке, паутину гнилостно-зеленого света, связывающую их вместе, и мертвенно-белую пульсирующую нить, протянувшуюся от центра паутины куда-то в дебри подвалов Анклава.        Но разглядеть, куда она ведет, мне не дают. От Доктора прилетает сигнал тревоги, смешанный с крайним удивлением и отвращением, и я вижу, что костяная рука с браслетом, которую он подобрал наверху, дергается, пытается вырваться из его пальцев и взять его на никё. Но Доктор стремительно бьет ее об стену, и мертвая кость разлетается в пыль. Я еле успеваю заметить зеленый проблеск в ее лучезапястном суставе и проследить тонкую нить гнилостной паутины. Нить рассыпается на глазах, но внутренняя сила оживает вновь, и я успеваю разглядеть, что это было. Я прячу отвертку в карман и выхватываю танто Ведьм из ножен. Его киссаки мелко вибрирует, откликаясь на мощный поток энергии совсем рядом.       - Зато теперь понятно, куда делись скелеты, - хмуро заявляет Доктор, подглядев картинку Макса в моем потоке. - Симбионты в останках погибших бойцов обоих Орденов не умерли, а заснули - им хватало местного фона для питания. Внешняя подкачка пробудила их, установила над ними контроль, и мольто бене - готова армия зомби. Кто-то говорит нам «Но пасаран!», а нам бы надо пройти.       - Это что, первая проверка на вшивость? - фыркаю я и криво ухмыляюсь, расчехляя световой клинок. - Макс, может, прыгнем туда и въебем им по самые помидоры, да без вазелина? Раз уж эта неведомая хрень подчистила все следы, и мы их все равно не найдем?       Воздух вокруг Макса начинает дрожать - он поднимает щиты, а к браслетам ротационных пушек на его руках добавляются длинные, от запястья до локтя, цилиндрические накладки с раструбами широкоугольных дезинтеграторов.        - Очень грубо, мой пилот, - отзывается он с такой же ухмылочкой, - но вполне возможно. Я готов.       - Э-э… кхм, - Доктор демонстративно откашливается, а сам вытаскивает откуда-то из-под пиджака рукоять светового меча и выпускает на волю светло-синее лезвие. - Поправочка, даже две. Во-первых, я с вами - должна же в этой банде быть хотя бы одна умная голова. Во-вторых, план будет такой. Максим, следы - какие остались - постараемся сохранить. Поэтому - вышибай переборку и уничтожай нежить. Я прикрываю. Шторм, световой прячь, танто будет достаточно - ты в замес не лезешь, занимаешься нитью подкачки. Проследи и перережь. Всем все ясно? Алонси!       Бабах! Первый выстрел дезинтегратора оставляет от переборки ровную круглую дырку с горящими краями, второй проделывает в рядах нечисти широкую просеку. Осветительный дрон проскальзывает в зал, взлетает под потолок, и тут сюрприз - он не только освещает поле боя, но и швыряется маленькими самонаводящимися ракетами, атриум вспыхивает оранжевыми вспышками разрывов. Зомби прут напролом, прямо под огонь пушек и дезинтеграторов Макса, но какая-то ползучая нежить пытается проскользнуть к нам с правого фланга. Доктор падает на колено, круговой замах из-под щита Максима - ползуны падают на пол бесформенными грудами костей. Но зеленые проблески внутри не гаснут, и я с удивлением вижу, как обломки скелетов начинают сползаться вместе, соединяться, склеиваться, образуя что-то новое - сплошные когти, клыки и жвала. И кажется, даже крылья.        «Шторм, не спать! - прилетает от Доктора. - Зомби будут трансформироваться, пока идет внешняя подкачка. Уже драконы полезли! Давай уже!»       Грохот ротационных пушек Макса, хлопки дезинтеграторов и мерзкий костяной шорох отвлекают, но я закрываю глаза и ныряю в дзансин. Сосредоточиться на структуре потоков, увидеть ее, почувствовать, зацепиться за что-нибудь, найти слабое место! Перед внутренним взглядом картина боя видится по-другому - зеленоватые контуры вместо скелетов, мерцающие облачка на месте куч обломков, пульсирующие нити паутины. Шаг вперед, взять на иккё первый попавшийся скелет - кости вывернутой руки ломаются с громким треском, но я ощущаю прикосновение зеленой нити. Это не энергия рифта, не чистый поток Макса - у нее другой аккорд, неприятный, режущий, но для брезгливости сейчас не время. Рукоять танто Ведьм взлетает к виску, киссаки смотрит вверх - ин-но камаэ, максимальный поток через меня!        Клинок подчиняется - его киссаки мелко дрожит. Зеленые искры оставляют скелеты и обломки костей, мчатся тонкими струйками к острию. Паутина начинает сворачиваться по секторам, ее нити сливаются вместе, я тяну их к себе - противное ощущение, будто глотаешь гнилую болотную воду. Наконец все нити соединяются в одну, внешняя подкачка замыкается на меня. Бывший центр паутины, точка, где белое переходит в зеленое, опускается снежинкой на киссаки клинка.       «Что теперь? - бросаю я Доктору, захлебываясь от омерзения из-за переполнившей меня чужой грязной силы. - Я не могу держать эту дрянь в себе!»       «Тогда выплюнь», - откликается он, и я понимаю, что надо сделать - инверсия потока! Значит, от защиты к нападению - еще шаг, на выдохе бью кэса гири, выплескивая грязную силу через клинок туда, откуда она пришла:        - То-о!       Перед внутренним взглядом танто вспыхивает оранжево-красным, рукоять разогревается, обжигая ладони, и от киссаки по атриуму катится золотистая волна - выброс чистой энергии. Клинок пропускает через себя обратный поток, сжигая всю грязь. Вдруг на другом конце белой нити я ощущаю всплеск боли - моя волна ударила в то ни живое, ни мертвое, что управляло армией зомби, обожгла, обездвижила, но не уничтожила. Где-то что-то упало, загремело, как пустая кастрюля, обрушились камни, а затем я услышала торжествующий вопль Доктора «Оп! Попался!» - и открыла глаза.       Зал пуст, от армии зомби остались только кучи золы. Макс левитирует на антигравах в трех метрах над полом, плавно поворачиваясь вокруг - сканирует обстановку, осветительный дрон завис под потолком. Из-за колонны слева от входа появляется Доктор - весь перемазанный в золе, как трубочист. В левой руке звуковая отвертка, а в правой повисла, как резиновая игрушка, шестиногая ящерка, похожая на тех, что мы видели в куче костей наверху.       - Глянь, какая интересная тварь! - Доктор протягивает мне свою добычу. - Никогда такого не видел. С виду дохлая ящерица, а на самом деле…       - А на самом деле синтетическая оболочка энергоформы, - выдаю я, заметив внутри куска аморфной органики белый скелет энергетической структуры. - По ходу, я ее оглушила, но канал внешней связи пока держится. Попробую проследить.        Медленно и осторожно, как при разминировании растяжки, нащупываю тонкую нить, исчезающую на глазах, но моей ловкости - увы и ах! - оказывается недостаточно: связь вдруг рвется, ящерка теряет форму, выскальзывает из пальцев Доктора и шлепается ему под ноги белой кляксой липкого вещества, похожего на латексную шпатлевку.       - Омеговы саморезы! - ругается он, глядя на белые брызги на кедах. - Ушла таки!        - Не от меня, - Макс опускается на пол и подходит к нам, зола клубится вокруг него, но соскальзывает с его щитов. - Сигнал шел через Вихрь в Краевую область - к границе мультивселенной. И это не Шторм прервала нить - передачу оборвали с той стороны.       - Краевая область, - ворчит Доктор и проводит рукой по волосам, вытряхивая из них костяные крошки и золу. - Место пребывания всех, кто не вписался в Спиральную политику. Омега знает, что они там делают, ну а здесь-то они что забыли?       - Реванш, может быть? - предполагаю я. - А это разведка?       - Паутина Времени пока стабильна, - отвечает Максим после секундной паузы. - Не ощущаю ничего криминального.       - Я тоже, - Доктор тоже замирает, прислушиваясь, и резким выдохом прочищает нос от пыли. - Они могут искать пути в наш мир из любопытства, но не думаю, что это серьезно. Так, мелкая вылазка. Шторм права, почтенный гранд-мастер устроил нам вступительный экзамен. Мы его сдали.       Выпалив это на одном дыхании, он резко разворачивается, аж пыль столбом, нацеливает отвертку на двери тренировочного зала, что-то громко щелкает, и тяжелые металлические створки с жутким скрежетом расходятся и вдвигаются в стены. В этот зал никто не входил уже тысячи лет, но его инженерные системы еще работают: купол потолка начинает светиться голубым светом, похожим на дневной, а воздух наполняется озоновой свежестью: учуяв нас, включается климатическая установка.       Мы входим в зал и оказываемся на нижнем уровне амфитеатра величиной с олимпийский стадион. Каждый ярус - отдельная тренировочная зона: вижу макивары, шары тренировочных роботов, хитрые конструкции из металлических балок и шарниров для тренировки равновесия, зону для силовых упражнений - турник, брусья, шведская стенка, что-то вроде регулируемой римской скамьи. Кажется, в Светлом ордене при физподготовке предпочитали тренажерам работу с собственным весом. Но это все совсем не то, что нам надо.        - Где тут у них зона тренировок для работы с Силой? - интересуется Доктор, напряженно оглядываясь. - Максим, ты у нас Соколиный глаз, посмотри пожалуйста. Должны были остаться какие-нибудь следы.       - Их тут полно, - Максим снова по-совиному крутит головой. - Понятия не имею, как их отфильтровать. Здесь в каждой зоне работали в полную силу.       - Определенно, - задумчиво соглашается Доктор, и тут его внимание привлекает самый обычный на вид манекен для субури - потрепанный, весь в отметинах от тренировочных световых мечей. - В полную силу, но по разному и с разными результатами… Знаешь что, Максим? Ищи промахи! Сможешь найти место, где больше всего энергии тратилось впустую?       - Примерно понял, - кивает Макс, взлетает на антигравах и начинает нарезать круги почти под самым потолком. - Так, сейчас, сейчас… Есть. Вижу. Ярус два - сектор А и ярус семь - сектор Т. Интенсивность одинаковая, но характеры промахов разные. Скажем так, в первой зоне промахивались по неживым объектам, во второй - по живым.        - Макс! - меня вдруг озаряет. - По живым - это значит ментальные техники. Нам туда. Закинешь?       - Не вопрос, - он спускается, мы подхватываем его под руки и взлетаем вместе с ним к седьмому ярусу, на высоту раза в два больше того утеса, откуда мы прыгали в Байкал. Сектор Т обозначен огромной белой буквой над широкой, но низкой аркой. Мы входим внутрь и снова оказываемся в темноте.       Внезапно на полу у нас под ногами появляются белые круги света, и мы оказываемся в светящихся столбах, уходящих в потолок. Сверху-вниз и обратно по столбам прокатываются бледно-синие кольца - нас сканируют. Затем круги пропадают, под потолком зажигаются неяркие лампы дневного света - мы стоим в небольшой квадратной комнате с цилиндрическим возвышением посередине, выступающим над полом на полметра. В центр его поверхности вделана агатово-черная полусфера, напоминающая птичий глаз - или линзу голографического проектора.       Это и есть проектор - потолочное освещение меркнет, а из полусферы вверх раскрывается серо-сиреневый конус проекции. В коммуникаторе на костяной руке был такой же, только намного меньше. Внутри конуса мельтешат цветные пятна, а потом всплывают серебристые плашки с нашими трехмерными портретами и результатами сканирования.       Первыми показывают данные по Максу: как и следовало ожидать, сканер ничего не смог поделать с эктоплазматической оболочкой и выдал ошибку. Затем - результат Доктора, краткий и неполный: неопознанная раса с крайне высоким сродством к Силе. И наконец, мой: неопознанная раса с крайне высоким сродством к Силе, идентичная предыдущему сканированию; найдены совпадения по профилю Силы на 64%, имя: магистр Ордена Таис Дворэ.       - Магистр Таис Дворэ, - бормочет себе под нос Доктор и чешет в затылке. - Похоже на Двора - Дом Ксанни, если я ничего не перепутал. Шторм, давай вспоминай маминых кузин. Кого так могли звать дома?        - Таис? Нет, не помню, - я качаю головой. - Двора - Дом не самый маленький и не самый молодой, всех кузин с времен основания можно до регенерации вспоминать.       - Пффф! Всех не надо, - фыркает в ответ Доктор и подходит к возвышению с проектором, целясь в него звуковой отверткой. - Вспоминай, кого из них мог обидеть Рассилон? В записке Ксанни упоминала, что он плохо поступил с двумя другими кузенами дома… А мы еще упростим тебе задачку. Попробую из диагностического терминала сделать нормальный доступ к местным базам данных. Максим, будь так любезен, подсоби Старушке с паролем.       Макс кивает, проекция дергается и плывет, Доктор переключает режимы звуковой отвертки, опять поминая добрым тихим словом омеговы саморезы и прочие причиндалы. Наконец картинка снова стабилизируется,  мы слышим серебристый потусторонний голос:       - Информационная система Анклава приветствует гранд-мастера. Жду вашего запроса.       - Магистр Таис Дворэ, биография, - произносит Доктор, нарочито четко выговаривая слова. - Медицинская карта, характеристика. А, чего уж там, - он машет рукой, - давай все, что есть.       - Выполняю, - отзывается серебристый голосок, и в проекции разворачивается новая плашка с трехмерным изображением: высокая, атлетичная девушка с пронзительно-синими глазами и ярко-рыжими вьющимися волосами, собранными в рыхлый высокий хвост.  Ее одежда мне показалась смутно знакомой: темно-оранжевая куртка с косой застежкой, такие же штаны-карго, изумрудно-зеленая водолазка, высокие сапоги, на поясе рядом с рукоятью светового меча - кортик в темно-зеленых ножнах. Я потянулась к маминой памяти: Галлифрей - пилоты-истребители - Прайдон...       - Определенно, эту особу я где-то видел раньше, - выдает Доктор, - но не на прайдонских вечеринках, хоть на ней пилотская форма ордена. Что-то связанное с ремонтными мастерскими Цитадели. Шторм, посмотри пожалуйста сама - мне что-то мешает.       Он кидает мне конец ассоциативной цепочки, и я начинаю ее разматывать, но при этом  постоянно натыкаюсь на кем-то довольно ловко поставленные блоки. На мой взгляд, они весьма запутанные, и с невербального согласия Доктора я просто ломаю их - Доктор невольно хватается за правый висок и стискивает зубы. Он не жалуется, но, судя по всему, это очень неприятно. Я посылаю ему образ мешка со льдом, приложенного к больному месту, но цепочку не отпускаю. Наконец, она размотана, я пробегаюсь по ней еще раз и выдаю:       - Конечно, ты ее знаешь, Доктор - ты ее видел. В один из твоих наскоков на Галлифрей в Войну, когда ты ремонтировал Старушку в доках Цитадели. Девушка выследила тебя в доках, пробралась на борт Старушки и пряталась, пока ты не улетел. Тогда она вылезла из укрытия, рассказала тебе душераздирающую историю своего побега от козней Рассилона и уговорила тебя отвезти ее в систему Пяти Братьев во времена колонизации Нью Плимпто. Ты привез ее на Корреллию, а эта особа стукнула тебя по голове, стерла тебе память и исчезла. Нет, она против тебя ничего не имела, просто ей хотелось надежнее запутать следы.       - Провалиться мне в Ккабу, - Доктор потирает виски и морщится. - А я-то все думал, почему у меня всю дорогу от Корреллии до Агни болела голова. Теперь понятно - все эта рыжая стерва! Кстати, ты не вспомнила, как ее звали?       Я вглядываюсь в незнакомое-знакомое лицо на голограмме: широко расставленные синие глаза, гордый разлет бровей, аккуратный нос, твердый рот с тонкой верхней губой и полной, красиво очерченной нижней - нет, кузина Таис, не помню я тебя, хоть тресни. Может, это портрет после регенерации, о которой Дом Двора не знал?        - Возможно, хотя маловероятно, - откликается Доктор на мои раздумья. - Тебе она кажется знакомой, потому что похожее лицо каждый день ты видишь в зеркале. Только ты не конопатая и не рыжая.       Тем временем я, окончательно отчаявшись что-то найти в маминой памяти, подключаю к поискам Макса, тот обращается за помощью к Старушке, и наконец-то у нас хоть какой-то результат. Я приглашаю Доктора взглянуть:       «Есть подходящая кандидатура: кузина Таисальдворандженникс. Родилась в Доме Двора за тринадцать тысяч лет до тебя. Во всех четырех известных регенерациях - выдающиеся ментальные способности. Окончила Академию со средними баллами по большинству предметов, но еще на первой ступени обучения Старший учитель Морихеус отметил ее талант в боевых искусствах. Прекрасный пилот и навигатор. Последнее воинское звание - кап-три Сил специальных операций. Совершенно неожиданно прервала блестящую военную карьеру. После выхода в отставку вела уединенный образ жизни, чем занималась - неизвестно, есть только сведения о ее визитах на Карн. Исчезла с Галлифрея на десять тысяч лет и объявилась в разгар Войны. Снова исчезла через двадцать дней, на этот раз окончательно».       «Подходит, - Доктор просматривает собранное нами досье. - Узнаю почерк агентов Сил специальных операций. В системе Пяти Братьев очень просто затеряться, особенно если ты пилот. Значит, с Корреллии она направилась в Анклав, прошла обучение в Светлом ордене, доросла до магистра… Посмотрим, что с ней было дальше».       Он переводит взгляд на проекцию, и я вслед за ним в темпе читаю послужной список кузины. Магистр Таис Дворэ получила свое звание совершенно заслуженно: более трех тысяч успешных миссий, фундаментальные исследования Силы, разработка новых приемов ее использования, создание техники боевой медитации, больше ста подготовленных ею учеников, ставших рыцарями Ордена. Последняя миссия - участие в штурме Звездной Кузницы и героическая гибель: потеряв всех бойцов своей десантной группы, Таис, использовав Силу, создала разрыв в пространстве-времени, куда и провалилась без следа, забрав гигантскую станцию и флот Темного ордена с собой.       - Так закончила свой путь последняя Ведьма Вихря, - Доктор вздыхает и опускает голову. - Определенно, у нее был дар предвидения - поэтому в последний бой она не взяла клинок с собой, а оставила его гранд-мастеру и дала ему инструкции, когда и кому его вручить. Кажется, эта нить оборвана.       - Разве? - вдруг вырывается у меня. - Гибель Таис никак не связана с Войной, и это не фиксированная точка! Да, Макс?       - Так точно, - Максим щурится, вглядываясь в Паутину Времени. - Абсолютно согласен.       - Значит, - я торжествующе улыбаюсь, - это не обрыв нити, а наоборот - наводка, где искать! Теперь мы знаем, где совершенно точно встретим Ведьму Вихря. Мы перепишем этот момент.       - Нечего там переписывать, - вдруг подмигивает мне Доктор. - Мы просто спасем ее.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты