Коль солнце пляшет в доме Пса, луна приходит к дому Волка

Слэш
NC-17
В процессе
152
Размер:
планируется Миди, написано 157 страниц, 8 частей
Описание:
Крупные снежные хлопья мгновенно залепили Сяо Чжаню лицо и уши, нападали за шиворот, и он очень некстати вспомнил про свою старую добротную куртку, которую забыл у одного милого мальчишки, обитающего в этих краях. Волк оживился, потом заскулил, заполняя грудь тоскливо-тянущим, унылым чувством одиночества, неудовлетворенного желания, хандры. Сяо Чжань постоял немного, осматриваясь, принюхиваясь, размышляя. Может, раз уж судьба привела его сюда, стоило попытаться?
Посвящение:
написано на ZSWW/LSFY Week 2021
Ссылка на ао3: https://www.archiveofourown.org/works/29592486/
Примечания автора:
Рекомендую заглянуть в предисловие. Теги могут меняться/дополняться.

Обложка: https://i.imgur.com/qlrAAZy.jpg
Эстетика: https://pbs.twimg.com/media/EutN-1jXcAoww4p?format=jpg
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
152 Нравится 54 Отзывы 63 В сборник Скачать

Глава 1

Настройки текста

Глава 1 ⌑≫─━━━┉┅∎⋉⋇⋊∎┅┉━━━─≪⌑

С каждым его шагом под сапогами скрипуче похрустывал снег. Вокруг было тихо - так тихо в лесу бывает только во время обильного снегопада, который заглушает все звуки, накрывая мир пышным белоснежным одеялом. Сяо Чжань шел без остановки уже много часов и начал уставать - сугробы становились все глубже, тропа давно потерялась. Он редко бывал в этих краях, но лес был его родной стихией, и в нужном направлении его уверенно вела интуиция. Она никогда еще его не подводила, однако сейчас, кажется, он все-таки немного сбился с намеченного маршрута. Скоро начнет темнеть. Человеческому телу понадобится укрытие. Сяо Чжань остановился, прикрыл глаза и прислушался. Справа, в густых зарослях дикого кустарника замер учуявший его волка зайцелоп. Позади и левее под рыхлой снежной шапкой возились мыши. Ничто не нарушало мирный сон природы, но на краю его осязания вдруг назойливо замельтешил вкусный, чарующий, дразнящий немного запах. Уловить его было непросто даже его чуткому носу, но легчайшее дуновение ветра - и вот уже ноги сами понесли его вперед. Переплетающиеся корни вековых деревьев и просевшая земля создали здесь неглубокую, но достаточную по размеру пещеру, чтобы укрыться в ней могли два-три взрослых человека. Сяо Чжань пригнулся и осторожно заглянул внутрь. Пещера была занята. Впрочем, “занята” - это, наверное, слишком сильно сказано. Свернувшееся калачиком неподвижное тело едва ли занимало четверть пространства. Рядом виднелись остатки малюсенького, догоревшего уже костерка. Снегопад припорошил следы крови, но Сяо Чжань чуял ее, а потом и увидел - на порванной, ветхой одежонке, синюшной уже от холода коже, наконечнике выдранной стрелы. Бедняжка. Мальчишка ли, девчонка - так сходу и не разберешь, ребенок еще, только-только становящийся подростком. Едва начавший обретать свой уникальный, неповторимый запах омеги. Именно этот аромат завлекательно щекотал ноздри, но слабый совсем, еще не до конца сформированный и уже исчезающий. Сяо Чжань вздохнул, одновременно с сочувствием и легким раздражением. Их истерзанный войнами, расколотый мир, в котором выживает сильнейший, полный жестокости и хищных тварей, к слабым был беспощаден. Невинное дитя участи быть загнанным, раненым и замерзшим насмерть точно не заслужило. Но ранняя кончина - это то, что частенько случается с “бесхозными” омегами, если им каким-то чудом вообще удается остаться ничьими. И повезет еще, если гибель окажется быстрой и относительно безболезненной. Теперь же ему предстояло вытащить тело наружу - проводить ночь рядом с трупом не хотелось - и отнести подальше, поглубже закопать в снег, чтобы с наступлением сумерек никого больше запах не привлек. Однако, когда Сяо Чжань коснулся ребенка, то с удивлением понял, что тот еще жив. С иссиня-бледных губ сорвался тихий стон на выдохе, под ладонью, спешно приложенной к груди, слабо трепыхнулось сердце. Волчья сущность внутри Сяо Чжаня тут же взвыла, требуя спасти, обогреть, защитить щенка, а человеческий разум всплеснул руками и забурчал: это ж сколько теперь возни! Может, а ну его, ведь вряд ли выживет?.. Волк выиграл. Сяо Чжань поспешил развести новый, нормальный костер, из лапника соорудил лежанку и им же прикрыл вход от усиливающегося ветра, осмотрел и перевязал омеге раненое бедро, принялся растирать замерзшие конечности. Оказалось, все-таки мальчишка - миловидный, высокий для своего предположительного возраста, но болезненно тощий и потерявший много крови, совсем не похожий ни на крепкого, закаленного сына крестьянина, ни на типичных ухоженных, вальяжных, округлых обитателей гарема во дворце императора или поместий местечковых вельмож. И откуда только такой взялся в этой глуши?.. Тихий ласковый снегопад с наступлением ночи превратился в настоящую суровую метель. Сяо Чжань повозился еще чуть-чуть, растопил немного снега, перекусил запасами провизии из дорожного мешка, затем от души потянулся, похрустывая суставами, скинул лишнюю одежду и обратился в зверя. Потоптался вокруг бессознательного ребенка и улегся рядом, чуть сверху, широкой лапой подгребая хрупкое тело к теплому пушистому животу, обнял хвостом, накрыл всем собой, как тяжелым шерстяным одеялом - грел. Уютно потрескивающий костер чуть сглаживал угрожающие завывания ветра снаружи их маленькой, тесной пещеры. Исходящий от омеги манящий, нежный аромат усилился, сигнализируя, что беспризорник передумал умирать, смешивался с приятным запахом хвои, и гигантский волк от души зевнул во всю клыкастую пасть, облизнулся, затем зарылся носом в растрепанную макушку и закрыл глаза.

⌑≫─━━━┉┅∎⋉⋇⋊∎┅┉━━━─≪⌑

Его разбудила какая-то странная, мышиная возня под брюхом. Сяо Чжань недовольно заворчал сквозь сон, сильнее наваливаясь на непослушную твердую лежанку. Раздался тихий протестующий писк, и услышав его, волк вспомнил, что обнимает лапами отнюдь не еловые ветви. На него, расслабленного и сонного, уставились огромные испуганные глаза. - Ой, - едва слышно выдохнул мальчишка, когда прямо перед его лицом вместо удушающей массы теплой шерсти возникли острые, мощные клыки. “Вот тебе и “ой”, - хотел сказать Сяо Чжань, - проснулся наконец, малявка?” - но из его пасти вырвалось только рычание и рокочущие утробные звуки. Ребенок в страхе замер, кажется, даже не дыша. “Да не трусь, - вздохнул волк, и размашисто, мокро лизнул мальчишку в щеку. - Я мелких не трогаю”. Тот снова ойкнул, тихо фыркнул и попытался выпростать руку из-под тяжелых лап, чтобы вытереться. Сяо Чжань отпустил его и лениво поднялся, встряхиваясь, потянулся всем телом, зевнув и громко клацнув зубами. Сквозь лапник, загораживающий выход из пещеры, пробивался тусклый дневной свет. Мальчишка отполз от него подальше, но сбежать не пытался - смотрел с настороженным любопытством и потирал раненое стрелой бедро. Вскоре Сяо Чжань снова принял человеческий вид, чтобы нормально пообщаться с найденышем и продолжить свой путь. - Как зовут-то? - спросил он, протягивая явно оголодавшей омеге кусок рисовой лепешки из запасов. Грязные холодные пальчики тут же выхватили еду, без секунды промедления засовывая ее в рот. Сяо Чжань с каким-то странным умилением уставился на надувшиеся, словно у бурундука, щечки, пока мальчишка активно жевал. Очень хорошенькая мордашка. Один, без старшего члена семьи, компании верных друзей или защиты альфы, ребенок далеко не уйдет. Это накладывало на Сяо Чжаня определенные обязательства, которым он был отнюдь не рад, но и отмахнуться просто так не мог. У него были твердые принципы, и жить он всегда старался по совести. - Ван Ибо, - наконец-то отозвался тот, прожевав половину лепешки. - Спасибо. - Мхм, - раздумывая о внезапно свалившейся на него ответственности, неопределенно промычал Сяо Чжань. - На здоровье. И как ты здесь оказался, Ван Ибо? - Ты - альфа? - вместо ответа, спросил мальчишка, и Сяо Чжань угукнул, тоже приступая к завтраку. Спустя секунду, ребенок с робкой надеждой продолжил. - Но… но ведь не прайм? - А я похож на безмозглого громилу? - поинтересовался он, свободной рукой демонстративно указывая на всего себя. Мальчишка проследил за жестом и покачал головой, выдохнул с облегчением. Они доели лепешку в тишине. Ибо думал о чем-то своем, Сяо Чжань - о том, что теперь делать дальше. Был бы он на обратном пути к своей стае, может, и взял бы щенка с собой, нашлось бы местечко; но он двигался прочь, у него была определенная цель, и ребенок стал бы обузой в дороге. - Ты знаешь, чьи это земли? - спросил он у Ибо, пока тот маленькими глотками пил подогретую в котелке над костром воду. - Вэнь, - без промедления ответил тот. - А чуть дальше на восток - граница с владениями Цзин. Сяо Чжань попытался вспомнить, что он знал об этих кланах. Выходило, что не так уж и много, но и там ничего хорошего. - Так откуда ты? - повторил он свой прежний вопрос, наблюдая, как мальчишка осторожно инспектирует повязку на бедре. Ван Ибо чуть нахмурился, взглянул исподлобья: - Ниоткуда. Мы сами по себе. - “Мы”? - Я и моя… стая. Сяо Чжань заинтересованно приподнял брови, безмолвно понукая мальчишку продолжать. Тот еще немного помялся, неуверенный, насколько может доверять незнакомцу, но в конце концов рассказал, что с ним приключилось. Ван Ибо и его названые братья зимовали неподалеку от крупного поселения Луннань, но скрывались от его властей и, по большей части, держались обособленно. Живя в городе, им непременно пришлось бы следовать его законам и правилам, подчиняться строгой иерархии, а никто из них этого не хотел. (Сяо Чжань прекрасно понимал эту позицию. Если уж на то пошло, он сам и его соратники, за некоторыми отличиями, придерживались тех же основных принципов, не допуская в свое уединенное поселение посторонних и оберегая своих омег). Никто из братьев Ибо не согласился бы отдать его какому-нибудь самодовольному жестокому мерзавцу, наделенному властью, только потому, что тот захотел бы себе очередную миленькую игрушку в постель. Поэтому они, в основном, работали посыльными и курьерами между несколькими ближайшими городами и деревнями, не задерживаясь надолго в одном месте, промышляли также охотой да рыбалкой, выменивая добычу на другие необходимые вещи, а по праздникам, бывало, развлекали народ забавными представлениями. Обычно Ибо хватало окружения своей маленькой стаи, чтобы оставаться в относительной безопасности, но в этот раз на беду встретившаяся им компания из работорговца-прайма и нанятых им головорезов позарилась и на бет, и даже на подростков-альф. Чтобы скинуть погоню с хвоста, Ибо и его братья кинулись врассыпную, но бандитов было больше, через некоторое время мальчишка выдохся, неудачно запнулся о корягу и был пойман. - И как сбежал? - с интересом и сочувствием спросил Сяо Чжань. - Двое суток не выпускали из тесной клетки - везли пленников в Шаоян, а перед тем, как повести на рынок, погнали мыться, - поморщился Ибо. - После всех процедур, когда начали опустошать бочки, я дождался момента и выскочил из бани следом за слугой. Несколько часов прятался в окрестностях, но потом меня нашли. Гнали до самого леса, а затем, когда поняли, что отстают, начали стрелять. Ну и… - мальчишка вздохнул и указал на свою рану. - Я свалился в овраг. Видимо, они либо потеряли меня из виду, либо просто побоялись лезть туда за мной. Было глубоко. И очень холодно… Сяо Чжань цыкнул, подумал чуть, и протянул маленькому страдальцу еще кусочек лепешки, хотя оставалась последняя. Побег прямо из бани объяснял отсутствие теплой верхней одежды и каких-либо дорожных припасов. Сволочные альфа-праймы… да и бета-праймы не особо лучше. Вечно считают, что все и вся вокруг по умолчанию принадлежит им. Мозгов, как у курицы, зато дикой силищи и агрессии немеряно, и приправлено все это вечно бушующими гормонами. Мало кто из адекватного люда добровольно соглашался иметь с ними дело, но в то же время многие боялись сказать хоть слово против, опасаясь за свою жизнь и благополучие своих близких. В стаях и поселениях, которые возглавляли праймы, сплошь царили насилие, беспредел и тирания, но, как ни странно, градоправители, и даже сам император, любили нанимать их на службу. Мир был опасным. - Так твои названые братья… выходит, им удалось тогда убежать? Каковы шансы, что они нашли друг друга и вернулись в ваше зимнее убежище на границе Луннань? - Я… я надеюсь? - слабым голосом отозвался Ибо. - Их не было среди пленников в той клетке. Но они также могли пойти по моему следу в Шаоян… Сяо Чжань тяжело вздохнул. Судя по всему, выходило, что некоторое - весьма неопределенное - время ему придется нянчиться с малолетней омегой. Ну не бросать же на произвол судьбы! - Ладно, - проворчал он, поднимаясь и выглядывая из пещеры наружу. Судя по низкому серому небу, вот-вот снова пойдет снег. Нужно было поскорее выбираться из леса. - Идем. У меня кончаются припасы, а тебе нужна целебная мазь для ноги, так что пора двигаться, пока нас совсем не замело. Есть здесь поблизости населенный пункт кроме злосчастного Шаояна? Ван Ибо задумался. - Кажется, должна быть еще деревня… - “Кажется”..? - Я не знаю, где именно мы сейчас, ладно? Я не особо-то видел, куда бегу. Что ж, пришлось Сяо Чжаню снова полагаться на интуицию и волчий нос. Мальчишка держался стойко, послушно прихрамывал по пятам, довольно долго даже выдерживал заданный альфой темп. Окружающие их деревья постепенно начали редеть, опять повалил снег, когда ноздри Сяо Чжаня защекотал запах свежей крови. Исходящий от омеги все это время тревожащий запах боли и стресса он сознательно игнорировал, чай не девчонка - потерпит, но не обращать внимания на открывшуюся рану уже не мог. Сяо Чжань, наконец, обернулся, и шатающийся, бледный, трясущийся от холода щенок воткнулся прямо ему в грудь. - Ты как? - спросил он, придерживая ребенка за плечи. - Нормально. - Уверен?.. Ван Ибо до побеления закусил губу, но упрямо кивнул. Сяо Чжань закатил глаза, наклонился к шее мальчишки, принюхался. Это “нормально” больше было похоже на то, что омега вот-вот потеряет сознание. А идти еще предстояло долго. - Ты можешь обратиться в волчонка? Ибо мотнул головой. - Я полукровка. У меня никогда не получается, как бы сильно я ни старался… Да что ж ему так не везет. Сяо Чжань коротко закатил глаза, смиряясь, принялся раздеваться прямо в сугроб. Куртку одел на мальчишку, ремень ножен и лук перекинул ему через плечо, остальные вещи свернул в куль и отдал в руки. Велел забраться себе на спину и превратился в волка сам. Двигаться стали быстрее. Весил щенок немного, держался крепко, уткнувшись в густой мех на загривке. Сяо Чжань вскоре перешел на рысцу, и не успело снова начать темнеть, как они вышли из леса на опушку и увидели огни деревни невдалеке. Волк поискал немного, выбирая место для остановки, затем повернул голову, с намеком рыкнул на мальчишку и сел на землю. Ибо тут же слез, соскальзывая со спины, пробормотал “спасибо” и ласково погладил зверя между ушей. Будь Сяо Чжань собой, фыркнул бы насмешливо, а вот волк почему-то довольно зажмурился и даже хвостом вильнул, бессовестный предатель. В деревню вошли бок о бок. До ворот Сяо Чжань дотащил мальчишку на руках - рана от стрелы продолжала кровить, несильно, но, похоже, началось воспаление. Однако внутри границ поселения ему понадобились свободные руки, чтобы демонстративно положить одну ладонь на рукоять меча, а другой - рассчитаться за лекарства, еду и комнату в задрипанной старой таверне. Они остались в ней на трое суток. Ибо почти все время спал, пригревшись в тепле и безопасности, Сяо Чжань ухаживал за его раной, пополнял свои запасы, отдыхал и расспрашивал народ о политической обстановке на этих землях. Не похоже, чтобы он приблизился к своей цели, но новые знания о мире никогда не бывали лишними. Ночью мальчишка норовил прижаться к нему, подкатиться под бок, даже когда Сяо Чжань не менял своей формы. Сначала он недовольно закатывал глаза и отпихивал липучего щенка, потом смирился. Просыпался-то все равно зарывшись носом в каштановые мягкие волосы, сам обнимая маленького омегу. “Главное, - без устали напоминал он себе, - не слишком-то увлекайся, вам скоро расставаться”. Волк о расставании думать и вовсе не хотел, урчал и пыхтел довольно, собственнически, стоило только Ибо улыбнуться и протянуть руки навстречу. Когда непосредственный риск опасного воспаления исчез, и бедро мальчишки начало заживать, Сяо Чжань снова засобирался в дорогу. Он хотел пройти как можно дальше, увидеть и узнать как можно больше, прежде чем наступит весна, и проснется Синий Дракон, до следующих заморозков отрезая его от дома и родной стаи.

⌑≫─━━━┉┅∎⋉⋇⋊∎┅┉━━━─≪⌑

Путешествовать вместе с Ван Ибо оказалось на удивление легко, совсем не так неудобно, как опасался Сяо Чжань в начале. Днем он часто становился гигантским волком и нес щенка на спине, слушая, как тот рассказывает в пушистое ухо разные забавные истории и небылицы, вечером у костра они разговаривали, поддразнивали друг друга и делили ужин, а после - забивались в укрытие и засыпали в обнимку. Мальчишка на удивление метко стрелял из лука - тетиву, конечно, пришлось ослабить, но зато не вся работа по добыче пропитания в их тандеме сваливалась на плечи Сяо Чжаня, и это было приятно. Раньше он избегал связываться с омегами дольше, чем требуется для удовлетворения похоти - не хотел отягощать себя ответственностью за кого-то беспомощного и вечно требующего защиты, часто даже выбирал согласных на подобное внимание бет, но в компании Ван Ибо было поразительно хорошо и комфортно. Его рана заживала быстро, и мальчишка все чаще начинал ходить сам, резво скакал вокруг, охотился на зайцев и съедобных птиц, пыхтел, пытаясь упражняться с тяжелым мечом Сяо Чжаня, и бесстрашно, бесстыдно тискал грозного свирепого волка. Сяо Чжань намеревался сначала возмутиться и запретить такую вопиющую наглую фамильярность, порыкивал и скалился угрожающе, он же не дворняжка ручная в конце-то концов, но потом, как-то незаметно для себя, передумал. Было приятно до дрожи хвоста и рокочущего урчания в груди. Он ни раз и не два ловил себя на том, что бессознательно начинал вылизывать мальчишке лицо, шею и нетипично крупные для омеги ладошки. Однажды Ибо слепил снеговика. Волко-вика. Пока Сяо Чжань ненадолго отошел по своим личным физиологическим делам, щенок скатал и уложил продольно три больших снежных шара, и еще один в конце, поменьше, больше похожий на овальное полено. Старательно вылепил узкую морду и уши, воткнул тонкие веточки в качестве усов, вставил маленькие круглые шишки вместо глаз. Вернувшийся альфа застал его за тщательным формированием неправдоподобно коротких, раскинутых в стороны лап, и отчего-то испытал такой сильный приступ умиления и нежности, что чуть не задохнулся. А Луннань с каждым днем становился все ближе. Дорога выходила на редкость спокойной - распогодилось, местность в основном была безлюдной, живущие тут стаи перевертышей, чью территорию они пересекали, предпочитали наблюдать за поведением чужаков издалека и быстро отставали после пересечения границы. Пару раз Сяо Чжаню пришлось объяснить другим волкам, что он тут забыл, но встречи заканчивались мирно. Ни одного бешеного прайма. Ни одного голодного опасного чудовища или блуждающего в поисках жертвы лютого мертвеца. Чудеса да и только. Когда до места зимовки омеги и его собратьев оставалось чуть больше суток пути, Сяо Чжань с болезненным уколом сожаления в груди почувствовал, что не хочет прощаться с Ибо. На самом деле, он бы с большим удовольствием продолжил путешествовать в его жизнерадостной компании, а потом, независимо от результатов путешествия, забрал бы в свою стаю, в свой дом, себе. Нашел бы ему занятие, продолжил дружить и терпеливо ждал, пока подрастет… Но сейчас было не время. У Ибо была своя семья и свои планы на будущее, у Сяо Чжаня - свои обязанности и долг перед стаей. Их дорогам суждено было разойтись. Они остановились немного отдохнуть и перекусить неподалеку от какого-то крошечного селения на десяток ветхих домов, когда по задней стороне шеи Сяо Чжаня пробежал холодок, и не от зимнего ветра, а от предчувствия опасности. Он напрягся, медленно откладывая огниво и поднимаясь с колен. Мальчишка продолжал тихо и беззаботно мурлыкать себе под нос незатейливую мелодию, выуживая походный котелок из дорожного мешка. Совсем рядом с ними, слева, из густого кустарника вспорхнула потревоженная птица. Сяо Чжань сжал пальцы на рукояти меча и медленно, бесшумно вытянул его из ножен, делая шаг в сторону, чтобы своим телом загородить омегу от подозрительных кустов. - Чжань-гэ? - с легким испугом позвал Ибо, наконец-то заметив, что происходит что-то неладное. - Тихо, - шикнул он, изо всех сил напрягая слух, зрение, и поводя носом - его чувства в человеческой форме были не такими острыми, как у волка. Ветер был против них, дул с северо-востока, не позволяя учуять врага, подбирающегося с запада. Ван Ибо осторожно поднял с земли лук и потянул стрелу из колчана, закрепленного на поясе альфы. Хрустнула ветка. В следующее мгновение в полушаге от ног Сяо Чжаня в снег воткнулась чужая стрела с зеленым оперением, а из-за деревьев выступили две фигуры охотников с прикрытыми лицами, держащих луки наизготовку. - Отойди от мальчика, если не хочешь, чтобы следующая стрела оказалась у тебя между глаз, - прорычал один из них, и волк внутри Сяо Чжаня немедленно ощетинился, выгнул спину и обнажил клыки, требуя выпустить его наружу и разобраться с незнакомцами. Сяо Чжань гигантским усилием воли подавил этот животный порыв, уже начавшие прорезаться когти, и лихорадочно соображал, как выйти из этой ситуации, не устраивая кровавую баню и рискуя лишиться жизни. Тем временем, за спиной под чужими сапогами скрипнул снег - подкрались еще двое. - Не слышал, что он сказал? - подал голос второй охотник и сильнее натянул тетиву, угрожающе делая шаг вперед. Сяо Чжань незаметно сгорбил плечи, готовясь сделать перекат и вскинуть меч у горла незнакомца, но Ибо вдруг вздрогнул и ломанулся - иначе и не скажешь - лучникам навстречу, с радостным криком, от которого зазвенело в ушах: - Исюань-гэгэ-э-э!! Второй охотник уронил лук и пошатнулся, с громким выдохом облегчения принимая на себя вес омеги, с разгону запрыгнувшего на него. Ибо обхватил его руками и ногами, невнятно вереща от восторга. Остальные замерли, на мгновение, кажется, растерявшись от такого поворота событий - Сяо Чжань так и застыл с протянутой в никуда рукой, не успев перехватить сдуревшего щенка за шкирку. Еще через пару секунд компания незнакомцев вдруг активно пришла в движение - все посдирали с себя скрывающие лица маски и радостно загалдели, обступая их плотным кругом. Вблизи пугающие незнакомцы оказались совсем молодыми мальчишками - постарше Ван Ибо, но все равно еще “зеленые” подростки. - Хах, - выдохнул Сяо Чжань, не уверенный, как ему реагировать, но интуитивно чувствуя, что угрозы для него и для омеги они не представляют, и опуская меч. Один из охотников снова обратил на него внимание и попытался было вскинуть лук, но Ибо отпустил некоего Исюаня и вместо этого кинулся с объятиями на него, выбивая оружие из руки и придушивая от переизбытка чувств: - Нет, нет, Сонджу-хён, это же Сяо Чжань, он хороший, убери это! - Ты пахнешь, как он, - хрипловато проворчал Сонджу, обнимая Ибо одной рукой, но другой продолжая сжимать лук и с подозрением щурясь в сторону Сяо Чжаня. - Хочешь сказать, он из добрых побуждений тебя трогал? - Что? - недоуменно переспросил Ибо. - Нет, нет, ничего он не делал, перестань! Что вы ведете себя, как дикари? - Ибо-яа-а, - проныл кто-то сбоку, - мы так долго тебя искали, чуть не передохли от волнения, а ты в компании чужого альфы чаи гоняешь? Ну-ка иди сюда, я проверю, что именно он там не делал! - с этими словами один из мальчишек сбил Ван Ибо с ног, заваливаясь вместе с ним в высокий рыхлый сугроб, и они принялись возится там с бьющими по ушам, но однозначно приязненными криками. Сяо Чжань окончательно расслабился и убрал меч в ножны, понимая, что это, должно быть, семья омеги, которую они по чистой случайности отыскали быстрее, чем планировалось. Тот, кто выглядел старше всех и на кого Ибо налетел первым, повернулся к нему с немного виноватой улыбкой и протянул руку: - Привет, хороший Сяо Чжань. Извини, как-то неправильно мы начали знакомство, да? Но сам понимаешь, с вами, альфами, лучше проявить излишнюю осторожность, чем потом сожалеть. Мое имя Чжоу Исюань, это Вэньхань, это Сонджу, а вон там Сынён закапывает Ибо в сугроб. Спасибо, что сохранил нашего маленького братика в безопасности. Как же так вышло? Поговорим? Сяо Чжань пожал протянутую руку, покивал на перечень имен (все равно так сразу не запомнит, да и какой смысл) и позволил дружелюбному бете расспросить себя обо всем произошедшем. Двое молодых альф - Сонджу и Вэньхань - сохраняли немного враждебную настороженность, но, по крайней мере, больше не наставляли на него оружие. Мальчишки развели костер, достали собственные припасы, разделяя на всех. Ибо подпрыгивал на месте, как счастливый перевозбужденный щенок, позволяя всем своим названным братьям тискать себя и обтирать знакомым, комфортным запахом. Когда он снова пригрелся под бок Сяо Чжаню у костра, чтобы тому было спокойнее в новой компании (хе, какая прелестная забота), тот невольно разочарованно вздохнул, уже почти не улавливая полюбившегося за эти дни молочно-нежного, чуть-чуть цветочно-цитрусового, дивно приятного обволакивающего аромата под слоем других, перебивающих его и более агрессивных. Как-то очень резко все закончилось - не успел надышаться. Может, оно было и к лучшему. Легче прощаться. (Ни капельки). - Чжань-гэ, - немного жалобно, сведя брови домиком, позвал его Ван Ибо. - Сяо Чжань-гэгэ, мы же еще когда-нибудь увидимся? Они стояли на перепутье пяти дорог. Ибо в компании своей семьи уходил в сторону раннего зимнего заката, Сяо Чжаню предстояло немного вернуться назад и отправиться на юг. Волк тоскливо завыл, не желая ничего больше, чем забрать маленького омегу обратно себе, под теплый пушистый бок, воспитывать и оберегать, греть по ночам, с гордостью и скрытым, зарождающимся желанием наблюдать, как он взрослеет. Сяо Чжань фигурально встряхнул его за шкирку, чтобы пришел в себя, потер странно ноющую грудь. Молодые альфы из-за спины Ибо смотрели прищурившись, как будто с налетом легкого превосходства. Двое бет - немного недоуменно и с сочувствием. Сынён тянул омегу за руку, понукая двигаться за ним, а не стоять столбом. - Может быть, - откликнулся Сяо Чжань. - Когда-нибудь. Я все время в поисках, может статься, загляну еще в ваши края. Расти сильным и смелым, Ван Ибо, береги себя, больше в плен не попадайся. Ты заслуживаешь счастливой и свободной жизни. - Приходи, - попросил Ибо. - Я буду ждать. Не забывай меня, ладно? Я тебя не забуду. Я буду очень-очень, ужасно-преужасно счастлив, если ты придешь. Устраиваясь этой ночью на отдых и выпуская наружу своего неустанно скулящего от тоски и одиночества волка, Сяо Чжань обнаружил, что случайно не забрал у мальчишки свою куртку. А может, какая-то его часть, эгоистичная и тешащая себя напрасной надеждой, оставила ее специально. Чтобы не забывал. Кто знает.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты