ID работы: 12216559

Come Together

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
187
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
41 страница, 13 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено с указанием автора и ссылки на оригинал
Поделиться:
Награды от читателей:
187 Нравится 25 Отзывы 37 В сборник Скачать

- 6 -

Настройки текста
В следующий раз, когда они останавливаются в порту, у Иззи появляется абсолютно ебанутая идея. Очевидно, в этом виноват Люциус. Если бы Иззи был в здравом уме и не отвлекался на эмоции и пыль в глазах, то ему никогда бы не пришла в голову такая идея. Но его голова была немного ватной после. . . всего. . . и он чувствует. Вроде всё плохо. Он чуть всё не разрушил. Но он чувствует, чему отчасти благодарен, потому что Люциус слушал и спрашивал, и. . . и он знает, что это не правильно. Иззи мог сделать самое простое — поговорить сразу, но не смог. И. . . он ценит терпение Сприггса. Он догадывается, что Люциус слишком многое сделал для него, получив взамен лишь самого Иззи. Он не знает, что с этим делать. Иззи захотелось сделать что-то особенное и необычное. Именно поэтому он решил проколоть соски. Это показалось ему действительно хорошей идеей, когда он увидел вывеску возле какого-то портового паба, что они делают пирсинг по скидке. Это то, что люди делают для своих. . своих возлюбленных, верно? Что-то вроде весёлого и сексуального сюрприза? (Или даже в качестве подарка на годовщину?) Люциус, похоже, из тех, кому нравятся подобные вещи. И, может быть. . . Питу тоже. . ? Но мысли о Пите, сосках, сосках Пита оказались чересчур головокружительными для оживлённой улицы, поэтому он встряхивает головой, пытаясь прогнать любые мысли о своих любовниках, и открывает дверь паба. Пирсинг казался хорошей идеей вплоть до тех пор, пока Иззи не снял рубашку, а мастер не вытащил иглу. Он всегда думал, что татуировки делать больно, но пирсинг победил в этой гонке со значительным отрывом. Ещё дальше вырвался процесс прокола второго соска, когда одинокая слезинка всё-таки покатилась по правой скуле пирата. Он немедленно пожалел об этом, особенно когда обнаружил, что из его сосков сочится кровь. В следующий раз он просто вытатуирует где-нибудь на себе имя Люциуса, как обычный сумасшедший идиот. Его соски, блять, пульсируют в такт биения сердца, и он ещё никогда не чувствовал себя более жалким, и это о чем-то говорит. Иззи стискивает зубы после особенно сильного укола пульсирующей боли и клянётся всем богам и богиням, что вынет пирсинг, как только сможет прикоснуться к соскам без желания умереть. И он действительно хочет прострелить себе свою пустую голову, которая теперь вместо планирования набегов занята чувствами. Иззи сплёвывает на землю, и в конце концов боль утихает до приемлемого уровня, так что он может постараться забыть о существовании двух металлических палочек, которые насквозь протыкают его соски. Он полностью забывает о них, когда находит цветы, которые стали центральным предметом крайнего чаепития, спрятанные рядом с его вещами. Кто-то свистит ему с палубы, и Иззи, оглянувшись, замечает Эдварда у штурвала. Он подмигивает Иззи. Не раздумывая, Иззи показывает ему оба средних пальца, и Эдвард запрокидывает голову, весело смеясь. Хм. Он не думает, что когда-либо раньше заставлял Эдварда смеяться. Хм. В любом случае. Теперь цветы у него. У него есть поддержка и согласие его бойфренда (уфф). И у него ёбаный пирсинг в сосках, несмотря на всё то хорошее, что это ему принесёт. Теперь всё, что ему нужно сделать, это найти подходящее время, чтобы попытаться соблазнить парня своего парня. Это должно произойти в ближайшее время, так как на самом деле довольно трудно найти хорошее место, чтобы спрятать огромный букет цветов на корабле. Лучшее, что он мог сделать, это положить их в пустую бочку из-под эля. Ему остаётся только надеяться, что запах пива не перебьёт аромат цветов. Они стоят в порту ещё совсем недолго, и вся команда извлекает из этого максимум пользы. Волей судьбы и жребия Иззи, Пит и Люциус были оставлены на корабле, чтобы присмотреть за ним, пока остальные закончат все свои дела на суше. (Неужели Люциус никогда не устаёт вмешиваться?) Иззи считает, что лучшего времени он не найдёт, так что достаёт цветы из бочки — они пахнут не так ужасно, как могли бы, и это всё, о чём он действительно может просить, — и идёт искать Пита на палубе. Люциус замечает его со своего места на вахте и показывает ему большой палец. Ну правда. Это просто цветочки. И эмоциональная честность. Иззи возглавлял атаки на флотилии кораблей. Это ерунда. Тем не менее, это не мешает цветам становиться тяжелее в его руках, как только он замечает Пита, прислонившегося к мачте и лениво строгающего, а ладоням становиться всё более влажными с каждым шагом. «Всё в порядке», говорит он себе. «Это просто цветочки. Что самое худшее, что он может сделать? Сказать "нет"?» На самом деле. Да, он может сказать «нет», да? Мог бы рассмеяться ему прямо в его блядское лицо. Иззи останавливается прямо позади Пита, эта мысль засела у него в голове и не даёт сдвинуться с места. Или всё-таки даёт? Иззи ставит свою левую ногу прямо на ту самую скрипучую доску, из-за которой Пит начинает оборачиваться- Ты, блять, посмотри. Просто посмотри на это. Иззи — матёрый ёбаный пират. Он участвовал в более серьёзных битвах не на жизнь, а на смерть, каждую из которых помнит шрамами на теле, и ты не выживешь во многих из них, если не разовьёшь в себе определённые глубоко укоренившиеся инстинкты к стрессовым ситуациям. Пит начинает поворачиваться, и Иззи чувствует, как у него подскакивает давление, и, прежде чем он понимает, что делает, он. . . инстинктивно выбрасывает цветы за борт. Между ним и Питом на мгновение воцаряется тишина, прежде чем он слышит отдалённый «шелест» цветов, падающих в океан. —Ты это слышал? — спрашивает Пит. — Слышал что? — немедленно говорит Иззи. — Нет, я ничего не слышал. Пит косится на него, прежде чем пожать плечами: — Хорошо. Тебе что-то нужно? — Нет. Возвращайся к тому, что ты делал, — приказывает Иззи и уходит раньше, чем Пит успевает ответить. Движение на переферии зрения привлекает его внимание, и он видит, что Люциус прижал руки к лицу, и даже с такого расстояния Иззи видит, как вздрагивают его плечи в приступе хохота. Иззи жестами угрожает ему мучительной смертью, и плечи Люциуса вздрагивают ещё сильнее. «Хороший бросок», говорит Люциус одними губами сквозь смех, и знаешь, посмотрим, коснётся ли его Иззи ещё когда-нибудь. — Эм, слушай, Иззи? — он слышит, как Пит неуверенно, но громко говорит у него за спиной. — Если ты не занят, я хотел бы тебя кое о чём спросить? Он неохотно оборачивается: — Что? Пит прикусывает губу. — Эм. Ладно, итак. Последние несколько недель я обдумывал это. Я знаю, что прошло немного времени, но я хотел быть уверенным, прежде чем что-то сказать. — Это? Что «это»? — Иззи косится на него. Пит, прищурившись, смотрит на него в ответ: — Флирт? Знаешь, в целом, ты облизывал губы, когда мы смотрели друг другу в глаза на пляже? И каждый раз, когда мы выпиваем вместе, ты заканчиваешь тем, что прижимаешься ко мне? То, что было на днях, когда я случайно наткнулся на вас с Люциусом после того, как вы, ребята. . . — Пит делает паузу. — Это было. . . не предполагается, что это флирт? — Нет, — говорит Иззи через мгновение. — Нет, это должно было быть флиртом. Да, так оно и было. Очевидно. — Верно, — говорит Пит, и на его губах начинает играть улыбка. — Ну, что я хотел у тебя спросить, так это, эм, не хочешь ли ты поужинать позже? Может быть, завтра? Иззи несколько раз открывает и закрывает рот: — Как. . . как свидание? Пит потирает затылок: — Да. Если тебе интересно. — Конечно, — беспечно говорит Иззи. — Я не думаю, что у меня есть какие-то неотложные дела. Конечно. — Ладно. Круто, — говорит Пит, и улыбка во всю силу расплывается на его лице. — Есть одно место, о котором мне рассказывал Роуч, и оно кажется достаточно милым. Я, эм, тогда увидимся, да. — Да, думаю, так и будет, — говорит Иззи. Пит переминается с ноги на ногу, прежде чем броситься к Иззи, чтобы поцеловать его в щёку. — Я с нетерпением жду этого, — говорит он и уходит пружинистой походкой. Иззи смотрит ему вслед. Он поднимает руку, чтобы коснуться своей щеки, прежде чем спохватывается и одёргивает руку обратно. Он снова ловит взгляд Люциуса, на другом конце корабля. Он подпирает лицо одной рукой, улыбаясь, а другой всё-таки показывает большой палец. Иззи смотрит вниз на грязные доски, но не может удержаться от того, чтобы уголки его губ чуть приподнялись. Свидание. Чёрт, когда у него в последний раз было такое? — Ребята, смотрите! Морские цветы! — голос Крошки Джона разносится над пляжем. — Не трогай их! — в панике орёт Френчи. —Это плохая примета! — Они выглядят довольно причудливо для морских цветов, — отмечает Роуч. — Эй, они не кажутся знакомыми кому-нибудь ещё? Ладно, к хуям это. Иззи спускается на нижнюю палубу, чтобы найти какое-нибудь полезное занятие, хихиканье Люциуса преследует его всю дорогу вниз.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.