Сомнофилия (Пока Ты Спал) +150

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Автор оригинала:
AtlinMerrick
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/879371

Основные персонажи:
Джон Хэмиш Ватсон, Шерлок Холмс
Пэйринг:
Шерлок Холмс/Джон Уотсон
Рейтинг:
NC-21
Жанры:
Юмор, Повседневность, ER (Established Relationship)
Размер:
Миди, 26 страниц, 7 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Шерлок сделал это с Джоном так лишь однажды. Одного раза, тем не менее, было более чем достаточно. Потому что, когда у тебя ум как у Шерлока Холмса, можно взять один раз и разобрать его по косточкам…

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
И опять мы возвращаемся к позитиву )))

Часть 3

22 июня 2015, 22:05
Шерлок Холмс знает, как кусать член.
Это не было навыком, освоенным за один вечер, между прочим, подобные утонченные умения легко не даются.
Нет, Шерлоку Холмсу пришлось попрактиковаться, поскольку предел прочности тканей пениса – это не то, что вы просто знаете. Нет, он должен был посвятить себя изучению предмета, должен был выбрать инструменты и произвести измерения, должен был быть последовательным и жаждать знаний, и даже при всем при этом, поначалу, мог ошибаться – «Ай господи черт бы тебя побрал гребаный пипец!» «Извини, Джон.» - но подлинный ученый не отступается.
Запасшись терпением, стойкостью, многочисленными заметками и гипсом (пусть даже технически он Джону и не понадобился), в конце концов вы сможете узнать в точности как, где и когда кусать член, чтобы достичь максимального эффекта.
Или, в данном случае, минимального эффекта.
Иными словами, Шерлок, путем осторожного, деликатного, осознанного применения зубов не позволил Джону кончить ему в глотку.
Потому что добрый доктор Уотсон был готов выстрелить. Вы знаете Джона: Когда он решил стрелять, он стреляет, и к дьяволу все задние мысли.
Тем не менее, вот кое-что, о чем знает только Шерлок: коэффициент силы укуса (КСУ, если вам угодно), который нужно приложить, чтобы сексуально возбудить Джона Уотсона - примерно одиннадцать. КСУ, который нужно приложить, чтобы еще сильнее возбудить сексуально возбужденного Джона – примерно десять. КСУ, необходимый, чтобы не дать члену Джона разрядиться раньше времени – и тут Шерлоку пришлось использовать метод научного тыка, но он достаточно оптимистичен насчет результатов – кажется, где-то около двенадцати с половиной, плюс-минус полбалла.
Итак, Шерлок слегка укусил, и как только он почувствовал, что твердость Джона самую капельку стала мягче, он замер, затаил дыхание и притворился, что его там нет.
Потому что Шерлок был уверен, что любое движение с его стороны, шевеление под покрывалом, еще одно трение бедер о край дивана (реально пора было с этим завязывать), вероятно, разбудит Джона, если укус уже этого не сделал.
восемь, девять, десять
Шерлок осторожно вздохнул. Потом еще раз. Возможно, он улыбнулся. Потому что ничего, ровным счетом ничего не случилось. Ни ругательств, ни шевеления, ни эякуляции.
Превосходно.
Очень аккуратно, словно переливая ведро соляной кислоты в 16-миллиметровую пробирку и одновременно скача верхом на яростно кончающем супруге, Шерлок высунул голову из-под покрывала.
Удивительно, фантастически, волшебно Джон все еще спал сном праведных.
Шерлок улыбнулся. Шерлок посмотрел вниз. Шерлок перестал тереться о край дивана.
Хорошо. Да. Хорошо.
А теперь, что требовалось сделать Шерлоку – так это провести небольшую деликатную операцию под названием Снять Покрывало и Пососать Член Джона Опять, чтобы Восстановить Часть Слюны, Которая Сейчас Впитывается в Покрывало, А Еще Заодно Постараться, Чтобы Джон Не Кончил.
Шерлок Холмс успешно смог взять каплю хлористоводородной кислоты и поместить ее на кончик иглы (не для дела, скорее он практиковался в ловкости после неприятности с…неважно), так что он был вполне уверен, что сможет взять откровенно мерзкое покрывало – которое, возможно, видело стиральную машинку изнутри в последний раз во время лондонской Олимпиады 1984 года – и аккуратно поднять его с фантастически привлекательного, все-еще-спящего тела его мужа.
А потом он сделает эту штуку, которая генерирует много скользкой слюны. Никто особо об этом не разговаривает. По сути вы вроде как давитесь. Не на самом деле, и слово в общем неподходящее, но если для этого есть специальный термин, Шерлок такого не знает, а если Шерлок не знает специального термина для чего-то, вероятно, его не существует вообще.
Все, что знает Шерлок, - так это что он хочет Джона прямо сейчас, скорее, здесь. Иногда Джон хочет его сейчас, скорее, здесь. И иногда это значит минет, а иногда секс, и если вы на лодке сбежавшего подозреваемого и вас внезапно застает идея заняться сексом на водяной кровати, пока вас плавно качает на волнах Риджентс-канала… ну, честно говоря, в такой ситуации редко с собой бывает смазка.
Но времени мало, а плевать в ладонь не особо романтично, и, честно говоря, это Джон показал ему, что если взять член в рот так глубоко, что срабатывает рвотный рефлекс, то заодно сработает и рефлекс слюноотделения, а если сделать так несколько раз, то кому нужен продукт на основе вазелина?
Так. Да. Это был долгий способ сказать, что дальше Шерлок взял член Джона в рот так глубоко, пока не стал им давиться, а поскольку Шерлок такой же живой человек как любой другой, его рот наполнился слюной, слюна размазалась по всему члену Джона, и …
Теперь Джон стонал так, как тогда на лодке. И теперь, как и тогда, Шерлок стал постанывать в ответ, потому что так это и работает, один из них в буквальном и переносном смысле берет второго и доводит до завершения.
Вот только, нет, нет, нет, именно сейчас Шерлок хотел совсем не этого, а потому он замер. А Джон нет. Но потом и Джон замедлился. А потом еще, и еще, пока в конце концов Шерлок не был почти уверен, что Джон больше не видел снов, а снова просто спал.
Стоял у него, да, но во сне.
Как следует успокоившись, Шерлок нежно убрал рот с члена своего мужа, долго на него смотрел, чуть кривовато улыбнулся Джону, его Джону, и …
После того, как он снова перестал тереться о диван, Шерлок глубоко вздохнул и осторожно, медленно скользнул назад по дивану, прижимая легонько длинную спину к переду Джона.
А потом Шерлок плюнул.
Тихо. В собственную ладонь, потому что лучший способ наконец начать это представление – это иметь две скользкие поверхности, так что Шерлок вежливо плюнул себе в ладонь (вы знаете Шерлока, он может и будет делать то, что никто другой не стал бы, так что просто радуйтесь, что он не стал засовывать палец в рот, чтобы достичь максимального слюноотделения, ладно?).
В общем, он плюнул, и сделал это как джентльмен, а потом Шерлок сделал то, чему ни один из ныне живущих не удивился бы: Он нежно и медленно размазал эту слюну вдоль своего прекрасного, прекрасного отверстия в заднице.
Не спеша.
Соблазн. Поддразнивание. Желание и почти обладание, но не совсем, не полностью, почти, почти, почти… милосердный боже, это одна из лучших зависимостей, что когда-либо были у Шерлока.
Он всегда только за, когда есть жажда и обладание сейчас, скорее, здесь, но вот это, эта полная тому противоположность, способность медлить и выжимать из секса или сладости или поцелуя абсолютно все, что только возможно… ну, разум как у Шерлока, не только может, он прямо требует этого.
Так что он воспользовался своими чувствительными пальцами и как следует обласкал эту крошечную чувствительную часть своего тела.
И не спешил.
Шерлок рано узнал, что в этом маленьком скрытом местечке было очень много всего, если вы хотели, чтобы оно там было. Частично притяжение заключалось в том, что эту часть себя вы никогда не видите, так что если вы любопытны – а Шерлок таков – вы должны касаться, касаться, касаться. Прикасаться там, где кожа собирается мягкими странными складками, прикасаться там, где все это собирается в плотное кольцо, а потом, поскольку именно так поступают люди – мы открываем то, что закрыто, мы всегда смотрим, что находится за закрытой дверью, или в коробке под кроватью – ну, самым естественным в мире было протолкнуть этот палец внутрь себя.
Глубокий вдох.
Шерлока возбуждало не столько ощущение присутствия этого пальца внутри него, сколько просто знание того, что он там. Знание, что он проник куда-то, где, вероятно, он не должен был находиться.
Шерлок любит быть там, где он весьма подчеркнуто не должен быть.
Его щеки налились кровью – он чувствовал, как они загорелись, и это ощущение заставило его вспыхнуть еще сильнее – дыхание стало поверхностным, Шерлок вдавил свой смазанный слюной палец глубже, потом позволил склонности этой части тела сжиматься вытолкнуть палец обратно. А потом Шерлок замер ненадолго, потому что так это и делается, два шага вперед, один назад, а потом, спустя некоторое время, он осознал, что слюна недостаточно обеспечивает смазку, она слишком быстро испаряется, и тогда Шерлок принялся за дело. Он взялся за собственный член одной рукой, оперся на край дивана другой, и…
…это снова был он, член Джона, ищущий, куда войти.
Шерлок придержал дыхание и самого себя и стал ждать.
За ним в это время имело место немало ерзанья: мимоходом его толкнула голова с песочными волосами, что-то вонзилось в район талии, последовал быстрый пинок в заднюю часть его икры, но от члена не было и – следаааааа!
Тупая головка налитого члена Джона ударилась о нижнюю часть задницы Шерлока, и добрый детектив, взвинченный настолько, что до добра это бы и так не довело, инстинктивно сжал половинки так, что в правом полушарии заработал судорогу, сводящую мышцы, и…
Лежа на полу и массируя сжатую судорогой задницу и стертый ковром лоб, Шерлок подумал, что наверняка должен быть какой-то более разумный способ все это провернуть.
И, нет, разбудить Джона - было совершенно противоположно разумному, потому что то, как Шерлок хотел сделать это, то, как Шерлок надеялся, что это будет сделано, - было именно так. Да, таким странным, сексуальным, необычным способом: пока Джон спал.
Кому известны все причудливости человеческого сексуального желания? Некоторых возбуждает пухлый изгиб бедра, торчащий над слишком узкими брюками; некоторые могут увидеть мужчину, который бегает трусцой со своей собакой, и схватиться за причинное место тайком; а некоторые, очевидно, начинают задыхаться при мысли о теле их супруга, жаждущем удовольствия, облегчения, даже когда он спит, и собственном теле, дающем ему это.
Когда судорога прошла, Шерлок отбросил докучливые мысли. Не важно было, почему он этого хотел, бога ради, сейчас значение имело только как.
Потому что, давайте будем откровенны: Шерлок был готов падать с дивана, в общем, всю ночь, если под конец у него по заднице и одновременно по кулаку будет стекать сперма. Но если он не продумает все, как следует, и как можно быстрее, в один из этих раз стук от его плотных костей разбудит Джона, а это будет концом всему, и…
О. Оооооооо.
Да, ну, это было очевидно.