Сомнофилия (Пока Ты Спал) +150

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Автор оригинала:
AtlinMerrick
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/879371

Основные персонажи:
Джон Хэмиш Ватсон, Шерлок Холмс
Пэйринг:
Шерлок Холмс/Джон Уотсон
Рейтинг:
NC-21
Жанры:
Юмор, Повседневность, ER (Established Relationship)
Размер:
Миди, 26 страниц, 7 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Шерлок сделал это с Джоном так лишь однажды. Одного раза, тем не менее, было более чем достаточно. Потому что, когда у тебя ум как у Шерлока Холмса, можно взять один раз и разобрать его по косточкам…

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
И опять мы возвращаемся к позитиву )))

Часть 4

2 июля 2015, 21:13
На протяжении последних десяти с хвостиком часов Шерлок Холмс наслаждался фантастическими предварительными ласками.
Эти предварительные ласки включали в себя сон, позволивший ему хорошо отдохнуть, обнимашки на диване с его супругом, а проснулся он только чтобы обнаружить, что во сне их тела преданно пытались занять нужные позиции для сексуального действа анального характера.
Проснувшись и осознав данную действительность, Шерлок счастливо продолжил предварительные ласки, не разбудив своего мужа. (У него на это, между прочим, было разрешение Джона, и это далеко не первый раз, когда эти двое поддались головокружительным соблазнам сомнофилии).
Короче говоря, последние сорок минут Шерлок Холмс занимался тем, что пытался поместить стоящий во сне член Джона Уотсона в собственную гипер-жаждущую задницу, но, к сожалению, на пути к этому Шерлок столкнулся с некоторыми непредвиденными обстоятельствами.
1) Без непосредственного участия одной из сторон весьма сложно заставить отличный большой стояк проникнуть в маленькую узкую дырочку.
2) Даже в оптимальных условиях требуется какой-либо лубрикант, чтобы поместить стояк в анус, а из-за полных суеты последних недель у них не было никакой смазки традиционного вида.
3) Попытки преодолеть первые два обстоятельства уже стоили Шерлоку трех падений с дивана, четырех, если посчитать то, что имело место только что, когда он вернулся на диван как раз, когда Джон застонал и дернулся. На этот раз Шерлок упал только наполовину, успев выбросить вперед одну длинную руку и упереться о пол.
Так что, да, обстоятельства. Шерлок столкнулся с немалым количеством оных, пытаясь ввести слегка сочащийся ствол А в гостеприимное отверстие Б.
Однако, ему удалось победить худшее из сдерживающих обстоятельств.
Самодовольно ухмыляясь в темноту, Шерлок снова вернулся на диван, прижался теплой спиной к переду Джона. На этот раз Джон отреагировал так же, как реагировал много раз до того: он попытался засунуть свой жаждущий член в радушную задницу своего мужа.
На этот раз Шерлок триумфально не упал с дивана.
Он просто чуть скатился на теперь-стоящий-вплотную кофейный столик, который, вы наверное удивитесь узнать, по высоте точно такой же как диван.
Ой.
Хоть и даже не наполовину такой же мягкий, особенно, если вы оставили на нем связку ежовых иголок после проведенного на прошлой неделе важного эксперимента, обелившего ветеринара.
После того, как Шерлок извлек иглу, застрявшую чуть левее его яичек, и сбросил остаток иголок (и небольшую ацетиленовую горелку, одинокую желатинку и зачерствевшую индийскую лепешку) со столика в порыве ярости, он вполз обратно на диван.
Нечего больше заниматься ерундой, мистер Холмс-Уотсон. Если вы хотите, чтобы вас счастливо трахнули, а Джон проспал все это потное занятие, время раздвигать наступает прямо сейчас.
После того, как он подумал это, Шерлок ерзал, он подползал, он просунул одну руку между диваном и собственным бедром, вторую в зеркальном положении, и как раз, когда Джон ринулся в бой со своим, кхм, копьем наперевес, Шерлок ухватился за задницу и раскрылся.
Ииии…
Тачдаун!
Гол!
Попадание!
Если отбросить спортивные аналогии, Шерлок насадился на Джона. Прелестный баритональный писк вырвался у него прежде, чем он смог сдержаться, но все было хорошо, потому что, когда Джон погрузился в него по самые яйца, добрый доктор снова начал говорить…
- Вснь плчш вт тк.
… но как и раньше Шерлок не понял ни слова. Неважно, они вполне успешно общались тем способом, который имел наибольшее значение. И от этого способа все чертовы нервные окончания в теле Шерлока так быстро катились к оргазму, что…
О что за чертова хрень.
Шерлок не знал, как ему удалось перекатиться за дальний край столика, но он благодарен тому, что хотя бы это короткое путешествие обеспечило ему драгоценный момент, которого хватило, чтобы отпустить свою задницу и снова проделать фокус с напряжением мышц, так что он приземлился на коврик почти беззвучно.
Настолько перевозбудившийся, что у него стояли даже корни волос, Шерлок лежал на этом вполне приятном коврике и думал.
Вот кое-что, чего вы можете не знать: нетерпеливый Шерлок, торопыга Холмс, человек, который резко стартует и летит и хочет эту-ту-все-улики-по-делу сейчас, сейчас… Ну, этот человек никогда, ни разу, ни разу за все семь лет занятий любовью с Джоном не подумал, не почувствовал, не сказал: «Ну, что-то это затянулось.»
Нет, этот долговязый любит растягивать удовольствие, дразнить и соблазнять и продлевать все настолько, что потом им приходится закидываться парацетамолом, чтобы справиться с мышечными судорогами от того, что они еще не кончили.
Но в данном случае это граничило со смехотворным, потому что если скоро оргазмов не доставят, желательно парный комплект, Шерлоку понадобится помощь врача. И не только из-за многочисленных кровоподтеков, ссадин от ковра и аллергической реакции, в данный момент формировавшейся вокруг укола иглой, но вполне вероятно также и психотерапия, чтобы справиться с непривычным ощущением, что все идет не так.
И вот там, на бордово-травянисто-темно-синем ковре, который Джон купил несколько недель тому назад, Шерлок перекатился на живот, сцепил руки под подбородком, и, флегматично потрахивая коврик, он раздумывал о том, что же он делал неправильно.
1)
2)
3)
Ничего.
Ничего. Не существовало ни единого способа улучшить данную ситуацию.
Это ложь. Был один способ улучшить ситуацию, и достичь этого можно было только упорством, а Шерлок может вам сказать, что очень немногие могут похвастаться большим упорством, чем он, и между прочим…
Ой.
Шерлок перекатился на бок.
Вытащив ежовую иголку из бедра – хмм, даже в бледном свете уличных фонарей он мог видеть, что начинается воспаление – Шерлок заглянул за край кофейного столика.
Словно вынося приговор всей этой суете Джон отвернулся. Он – и его роскошная эрекция – теперь лежали лицом к спинке дивана.
Шерлок был вот настолько близок к тому, чтобы совершить харакири посредством ежа.
А потом Шерлок подтвердил, что наделен способностями супер-гения: он встал, переполз через кофейный столик, и улегся за своим супругом, самодовольно осознавая, что нельзя упасть на пол, если не лежишь к нему лицом.
А теперь нужно было начать сначала.
Колотящееся сердце Шерлока согласилось, что да, мы должны снова начать смазывать и натирать и предварительно-ласкать.
Не будучи уверен, что его сердце или волосяные луковицы могут вынести еще хоть немного всего этого, Шерлок молча и обильно сплюнул в ладонь. Он смазал себя, а потом смазал и свои пальцы как следует, а потом он мягко, нежно, осторожно провел ими между половинками задницы Джона.
- Ччррт.
Шерлок был практически уверен, что эту часть разговоров во сне он понял.
Неожиданно почувствовав себя почти фантастически, Шерлок вроде как пожевал язык, чтобы выделилось больше естественной смазки, сплюнул ее на свои смело-шевелящиеся пальцы, а потом мягко, нежно, увлеченно ввел эти самые пальцы в тело Джона.
Это неправильно. Мы знаем, что это неправильно. Между прочим, это уже на грани не только жестокости, но и абсурда, но об этом необходимо сказать:
Когда спящий военный доктор жизнерадостно насадился на эти шевелящиеся пальцы, мужчина, которому эти пальцы принадлежали, преуспел в том, чтобы 1) скатиться с дивана, 2) сделать это таким образом, что его выдающийся зад отодвинул кофейный столик от дивана, 3) упасть на пол.
Пальцы Шерлока, однако, ухитрились остаться внутри задницы Джона. Это было хорошо, и во многом помогло предотвратить истерику, которой все могло закончиться в обычных обстоятельствах.
С теперь-хорошо-знакомого места на коврике Шерлок прищурился через край дивана, чтобы получше насладиться полускрытым тьмой видом, простиравшимся перед ним.
О и ну разве это не было просто божественно?
Это был риторический вопрос, потому что Шерлоку было все равно, что там кто думает по этому поводу, а вид спящего Джона, активно насаживавшегося на глубоко введенные пальцы Шерлока был, честно говоря, райским. Это было нечто, что пожелали бы увидеть даже ангелы, если бы ангелы 1) существовали, 2) имели желание лицезреть сексуальные райские видения.
Шерлоку было наплевать, были ли они или хотели ли, да и на практически все остальное тоже, его волновал только вид Джона, яростно и бессознательно удовлетворявшегося рукой Шерлока.
Джон наслаждается сексом, когда он бодрствует, но когда он в сознании, то у него всегда присутствует потребность принимать во внимание удовольствие его любимого. Разумеется. Это очевидно.
Но когда ты один – или, понятное дело, спишь – можно сосредоточиться только на себе. Настолько, что просто пуститься скакать ковбоем. Йухууу. Прямо навстречу зака…
Шерлок взвизгнул и нежно извлек пальцы из задницы Джона. Хоть он и не мог видеть член Джона, он был очень хорошо знаком с сексуальными знаками, которые подавало его тело. Джон был всего в трех секундах - плюс-минус две – от того, чтобы кончить.
Шерлоку нужно было быть осторожнее.
Нет, нет, что Шерлоку было нужно, так это быть дальновиднее.
И он совершенно точно знал, как этого добиться, потому что он супер-гений, и как вам скажет любой супер-гений, которому хочется заняться сексом с собственным спящим мужем, лучший способ Шерлоку предотвратить падение с дивана, самый лучший способ остаться на месте, - это Шерлоку прикрепиться к объекту, который постоянно его спихивает. То бишь соединить его тело с телом Джона одной налитой кровью частью гордой плоти и благодаря закрепляющей природе этого соединения предотвратить собственное смещение раз и навсегда.
Ладно, хорошо, пока тоже очевидно. С предварительными ласками было покончено, пора было переходить к делу и устроить самому Джону то, что, как он надеялся, Джон сможет устроить ему.
Медленно, тихо, с огромной безумной осторожностью Шерлок сдвинул дурацкий кофейный столик, который дурацки подвел его и по-дурацки не устоял на месте, когда ему это было больше всего нужно.
Да, это значило, что теперь он рисковал упасть с дивана в те несколько напряженных секунд между раздвижением и толчком, но других вариантов не было, и кроме того, как было сказано ранее, Шерлок был согласен падать с дивана всю ночь, если это обеспечило бы в итоге сонные потрахушки с Джоном.
Так что он снова залез на диван, прекрасно понимая, что до очередного катаклизма у него было всего несколько секунд, так что он сразу принялся за дело.
*Сплюнуть*Смазать*Сплюнуть*Смазать
*Сплюнуть*Смазать
Когда эрекция Шерлока была как следует увлажнена, он сделал паузу, чтобы осторожно прислушаться к дыханию Джона – оно было ровным, гулким от сна – а потом еще осторожнее он раздвинул половинки задницы Джона и проник… он проник… он эээ всунул, задвинул, вошел…
- Черт.
Шерлок, очевидно, был настолько перевозбужден, настолько, настолько… набух… что не мог легко войти в Джона. Джона, который теперь активно и жизнерадостно пытался на него насадиться, Джона, который даже во сне реально пытался помочь.
Когда-то Шерлок был плаксивым, чувствительным ребенком. Некоторые части его этим ребенком по-прежнему остаются. Каким-то из этих частей он иногда позволяет вырваться на волю – это истерики, эгоистичные требования – а какие-то он научился скрывать – капризный плач, когда все идет не так, как он хочет – но бог свидетель, он начал пересматривать свое отношение к этому последнему.
Если Шерлоку Холмсу не удастся вскоре засадить член поглубже, он собирался обвеситься слезами и соплями, а никто, включая самого потакающего своим прихотям человека на земле, этого не захотел бы.
Итак.
На этот раз Шерлок не то чтобы упал с дивана, он скатился.
Потому что у него появилась идея.
Она снова включала в себя естественную смазку, его рот и роскошный зад Джона.
Шерлок собирался вылизывать Джона, пока он не стал бы более открытым. Он собирался лизать и смачивать и работать языком до тех пор, пока попасть членом в его мужа не станет настолько же фантастически просто, как, ну, как упасть с дивана.