Until My Feet Bleed and My Heart Aches +452

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Yuri!!! on Ice

Автор оригинала:
http://archiveofourown.org/users/Reiya/pseuds/Reiya
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/8748484/chapters/20055247

Основные персонажи:
Виктор Никифоров, Юри Кацуки
Пэйринг:
Юри Кацуки/Виктор Никифоров
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, AU, Первый раз, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
UST
Размер:
планируется Макси, написано 250 страниц, 11 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«П р е в о с х о д н о» от Ms.Varenik
«столько чувств. спасибо ♡» от .flowerjesus
«Замечательный перевод!» от Sokerfeld
«Великолепная работа!» от Book_Baby
Описание:
"Вряд ли в мире спорта существует более легендарное соперничество, чем между российским и японским фигуристами, Виктором Никифоровым и Юри Кацуки".

Одно событие переворачивает жизнь Юри, бросая его в отчаянную борьбу с Виктором Никифоровым, которой подчинена вся его спортивная карьера. Но годы идут, соперничество с ненавистью принимают новую форму и Юри не справляется с этим, как бы он ни старался.

Любовь и ненависть - две стороны одной медали, как бы всё не менялось, от судьбы не уйдёшь.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Соперническое AU! Это прекрасная история, в которой переплетаются любовь с ненавистью, фигурное катание с социальными сетями, Виктор с Юри и интересный сюжет с захватывающими чувствами.

Мне радостно и приятно, если вам нравится мой перевод. Спасибо всем за поддержку! Перевод пока заметно опережает редактуру, вычитаны пока только первые две главы (отдельное спасибо тем, кто исправляет разные вылетающие в текст досадные очепятки), но работа над исправлениями продолжается благодаря замечательной Bubobubo, которая любезно предложила мне свою помощь. Надеюсь, что работая вместе, мы сможем сделать перевод ещё лучше!

Несмотря на все старания сделать перевод достойным оригинала, всё же не забывайте, что перевод - это всего лишь одна из интерпретаций текста.

Читайте этот фанфик в оригинале (на английском) на АОЗ:
http://archiveofourown.org/works/8748484/chapters/20055247

Пишите отзывы Автору (http://archiveofourown.org/users/Reiya/pseuds/Reiya), ставьте лайки (Kudos) и, конечно, не забывайте о блоге автора на Tumblr:
http://kazliin.tumblr.com/

Также вы должны знать, что мой перевод - это только 1 часть цикла "Соперники" этого Автора, история от лица Юри. Перевод 2 часть, от лица Виктора (эти истории идут параллельно), осуществляется благодаря netsailor, вы можете прочитать его здесь:
https://ficbook.net/readfic/5518316

И, наконец, самое главное, наслаждайтесь.^^

Часть 6. Прежде, чем заснёшь, думай обо мне, а не о своих ошибках

12 марта 2017, 12:12


Кацуки Юри против Виктора Никифорова: год, когда всё изменится?

Лузиана
Санчес



Последние два сезона в мужском фигурном катании любителям спорта повезло стать свидетелями того, как на их глазах разворачивается соперничество века. Кацуки Юри, японский фигурист, которому в следующем ноябре исполнится восемнадцать, превосходит все ожидания: он ворвался в профессиональное мужское фигурное катание и теперь наступает на пятки непобедимой легенде, российскому фигуристу Виктору Никифорову.

Кацуки всегда был популярен в Японии, особенно в своём родном городке, Хасецу, где его считают кем-то вроде местного героя, но внимание сообщества фигурного катания он привлёк на юниорском чемпионате мира, где поразил весь мир своей потрясающей произвольной программой и увёз домой золото. До этого его карьера была успешной (две бронзы на юниорских Гран-при за плечами), но непримечательной. Однако после победы он быстро стал набирать популярность, а его взрослый дебют ждали с нетерпением.

В позапрошлом сезоне Кацуки впервые вышел на лёд во взрослых соревнованиях, впервые столкнувшись с несомненным лидером по всем позициям, Виктором Никифоровым, который уже вошёл в историю как один из самых (если не самый) величайших фигуристов всех времён. В его коллекции самые разные титулы: многократный победитель Гран-при, чемпион Европы и мира, он даже завоевал одну из самых престижных медалей - золото на Олимпийских играх. Никифоров был лучшим в своём виде спорта со дня взрослого дебюта пять лет назад. Не проходило и года, чтобы он не стоял на вершине пьедестала и весь мир фигурного катания всерьёз рассматривал угрозу, что Никифоров, захватив этот вид спорта, не отпустит его до самого завершения своей карьеры.

Вызов был брошен, откуда не ждали. В старшем дебюте Кацуки снова превзошёл все самые смелые ожидания. На финале Гран-при он занял в целом неплохое пятое место, но позже в том же сезоне взмыл над остальными, выиграв бронзовую медаль на чемпионате мира и очаровав зрителей. Это серьёзный успех для первого взрослого сезона, а если учесть, что Кацуки соревновался с фигуристами гораздо опытнее и старше себя, стоит признать его триумф.

Такой стремительный подъём до уровня топовых фигуристов вызвал интерес у поклонников фигурного катания во всем мире задолго до того, как его стали сравнивать с Никифоровым. До недавнего времени Никифоров был единственным фигуристом, так удачно начавшим взрослую карьеру, хотя, конечно, его результаты были выше, чем у Кацуки (серебро на Гран-при и золото на чемпионате мира). Тем не менее, японский фигурист подавал большие надежды и после его дебюта многие были уверены, что в ближайшие годы он может оказаться именно тем, кто бросит, наконец, вызов русскому.

И они оказались правы.

После удачного первого взрослого сезона Кацуки вернулся к тренировкам в Детройте. В это время его поклонники, к своему удовольствию, получили порцию разных видео с его занятий, публикуемых в социальных сетях его другом, занимающимся с ним на одном катке юниором, Пхичитом Чуланонтом. Обилие видео и фото позволило фанатам Кацуки заглянуть в кусочек его жизни, связанный с упорными тренировками перед вторым взрослым сезоном.

Несмотря на ажиотаж вокруг растущих на глазах талантах Кацуки, вряд ли кто-то мог предсказать насколько невероятным окажется следующий сезон. Семнадцатилетний фигурист прорвался сквозь конкуренцию, отхватив не только бронзу на финале Гран-при, но и золото на турнире четырёх континентов (Никифоров одновременно с ним победил на чемпионате Европы) и, наконец, серебро на чемпионате мира, по сумме очков он при этом приблизился ближе к выигравшему золото Никифорову, чем можно было бы мечтать.

В этом захватывающем сезоне популярность Кацуки росла в геометрической прогрессии, вместе с реальной надеждой на то, что появился, наконец, тот, кто сможет оспорить титулы Никифорова. После того, как Кацуки так близко подошёл к победе, стало казаться всё более и более вероятным, что в скором времени он сделает последний шаг и уведёт золото из-под носа у Короля фигурного катания.

Однако ещё более интригующим это соперничество делают личные отношения между этими двумя фигуристами. Все поклонники фигурного катания строят свои теории об их чувствах друг к другу. Они оба никак не высказывают свои мнения о другом ни в интервью, ни в социальных сетях. В то время, как их фанаты разводят ужасные ссоры на весь интернет, а иногда и устраивают настоящие сражения в реальной жизни на соревнованиях, сами фигуристы никак не комментируют своё соперничество, каким бы ожесточённым оно ни казалось со стороны. Правда об их отношениях кажется довольно запутанной, но желание Кацуки победить Никифорова очевидно (он говорил об этом в нескольких интервью), не осталась незамеченной и его неприязнь к другому фигуристу.

Заметив враждебность Кацуки, фанаты развили её, сплетя из фактов целую историю о двух враждующих соперниках, где Никифоров отчаянно цепляется за свои титулы, а Кацуки борется не на жизнь, а на смерть, чтобы украсть их у него. Конечно, все эти идеи излишне драматичны, а истинные чувства между ними до сих пор неизвестны, но можно с уверенностью сказать, что всякий раз, когда они встречаются лицом к лицу, зрители замирают на краешках своих кресел.

Третий сезон, в котором они встретятся как соперники, начнётся меньше, чем через месяц, интерес к этим двоим остаётся очень высок. Сможет ли Никифоров отстоять свои титулы в этом сезоне или Кацуки сделает, наконец, последний шаг и выиграет золото?

Результаты повисли в воздухе, в интернете на форумах разгораются жаркие дискуссии, а мы продолжаем дожидаться одну из самых ожидаемых серий Гран-при за последние десятилетия. Кто из них окажется в финале с медалью на шее, а кто будет повержен в пух и прах? Кто, по-вашему, должен выиграть? Пишите свои комментарии внизу и не пропустите первый этап Гран-при - Skate America - совсем скоро.




578 комментариев

Развернуть все

---


- Каково это, выиграть свою первую серебряную медаль на Гран-при? - спросил Пхичит подозрительно небрежно, он сидел на полу в танцевальной студии и оторвался ненадолго от телефона, чтобы взглянуть на друга.

Со своего места Юри заметил сверкнувший на небольшом экране телефона заголовок спортивного СМИ. Предположительно, один из тех заголовков, которые связывались с итогами его третьего финала Гран-при, закончившегося несколько недель назад. Он в очередной раз выступил против Виктора, но занял только второе место и уехал с соревнований с серебряной медалью в руках и разочарованием в сердце.

За кажущейся непринуждённостью друга Юри почувствовал серьёзный вопрос, тот же, что задавали ему журналисты раз за разом в течении последних нескольких недель. Как заевшая пластинка, которую он не желал больше слушать: "Что вы чувствуете, снова проиграв Виктору Никифорову?" Во всяком случае, от Пхичита Юри слышал искреннее беспокойство, а не радость налетевших на него, как стервятников, репортёров.

- Пхичит, мы действительно должны обсуждать это сейчас? - простонал Юри, отпуская руками холодный металл и выгибаясь всем телом так, что теперь только ноги удерживали его в повисшим на шесте в центре комнаты. В этой позе он лучше смог рассмотреть своего друга, хотя и вверх ногами. Тот продолжал смотреть на него выжидающе, сидя ссутулившись в углу.

Волосы Пхичита взмокли от пота, спортивная одежда всё ещё липла к телу после энергичных занятий в танцевальном классе за час до этого. Селестино, и вся школа фигурного катания в его лице, настаивали на том, что все фигуристы в обязательном порядке должны заниматься каким-нибудь танцем, чтобы поддерживать свою физическую форму и научиться чувствовать разные музыкальные стили, которые можно использовать в своём катании.

Первым желанием Юри было пойти в балет, но Селестино не разрешил ему, сказав, что нет смысла заниматься тем, в чём у него уже есть опыт. В общем, он был прав, Минако отлично обучила Юри, пока он жил в Хасецу, результаты её тренировок остались с ним до сих пор.

После этого Юри какое-то время менял танцевальные классы, начав с сальсы, затем попробовал танго, но быстро решил, что танцы, построенные вокруг партнёрши, не для него. Его фигурное катание было рассчитано на одного и Юри было комфортнее сохранить это в танце, а не учиться работать с другим человеком.

Спустя какое-то время он вместе с Пхичитом занялся брейк-дансом, весело, но совершенно бесполезно. Пхичит нашёл себя, полный энергии и энтузиазма во время занятий, он постоянно придумывал новые движения, которые пытался повторить на льду, чем развлекал Юри и Селестино. Но сам Юри не испытывал той же любви к этому танцу. Занятия были приятными, но ничем не помогали Юри в фигурном катании. Может быть, только энергичность движений хорошо подходила для поддержания физической формы.

В конце концов, Селестино отвёл Юри в сторонку и предложил ему новый вид танца. Юри немедленно выразительно покраснел и от смущения потерял дар речи, так что даже не смог возразить тренеру, как бы сильно ему ни хотелось. Пхичит дразнил его минут пять, но, заметив искренность стеснения Юри, поспешил убедить его, что это может оказаться неплохой идеей.

Пол-дэнс, конечно, необычный для обучения вид танца, но, во всяком случае, он предполагает индивидуальные, а не групповые занятия, как в большинстве танцевальных классов. К тому же, в его основе наверняка лежал обыкновенный фитнес, разве нет?

Неохотно Юри позволил себя уговорить, подбадриваемый другом и подталкиваемый Селестино, он сам не заметил, как раз в неделю стал посещать занятия по пол-дэнсу.

Сюрпризом же для него самого (да и всех остальных заодно) стало то, что Юри полюбил эти занятия. Ему гораздо лучше подходили индивидуальные тренировки, а компания инструктора, светловолосой, улыбчивой двадцатилетней девушки, настаивающей на том, чтобы он называл её Шэрон, оказалась неожиданно приятной. Для завершения движений нужны были силы и выносливость, больше, чем в любом из других танцевальных стилей, которыми до этого пытался заниматься Юри. Из-за этого не возникало чувства впустую потраченного времени. Занятия не выбивались из жёсткого графика тренировок, и Юри гордился этим.

Наконец, спустя годы ожидания, Юри стал выглядеть на свой возраст. Детские черты ушли, лицо вытянулось и заострилось, окончательно окрепло тело. Он всегда был в форме, это была одна из тех вещей, над которыми ему приходилось постоянно работать, но теперь его телосложение бросалось в глаза. Он не был высоким, как, например, Виктор, но он был стройным, сильным и старался поддерживать это. Одним из способов были занятия на пилоне. Изначальное смущение исчезло. В конце концов, он не собирался использовать новоприобретённые навыки за пределами танцевального класса, так что и стесняться было нечего.

Селестино радовался, что Юри окончательно определился с танцем и специально договорился с танцевальной студией рядом со школой фигурного катания, подарив Юри возможность приходить вне занятий в любое время, когда он только пожелает. Это напоминало Юри Хасецу, он с ностальгией вспоминал, как поздними ночными часами, когда каток был закрыт даже для него, проводил время в студии Минако, вытанцовывая всё, что было на сердце. Юри бы никогда не смог полюбить пол-дэнс как балет, но это было неплохой заменой. Всё чаще после занятий на льду ноги приводили его в танцевальную студию.

Вот и сейчас он был здесь, повиснув вверх ногами под укоризненным взглядом Пхичита. Юри задержался в студии, дожидаясь, когда закончатся занятия Пхичита, но увлёкся, и теперь уже Пхичит ждал, когда Юри закончит. Но если он собирался поговорить о том, как Юри проиграл Виктору Никифорову очередной финал, то лучше бы ему было уйти и позволить Юри спокойно позаниматься в мире с самим с собой.

- Ну же, Юри! - сказал Пхичит, поднимаясь со своего места на полу. Он подошёл к Юри в центре комнаты и уселся прямо перед ним так, чтобы их глаза были на одном уровне.

Без шуток, Юри начинал раздражаться на кривляния друга, он быстро отвернулся, снова обхватил шест обеими руками, и выровнял своё тело, перераспределяя основной вес на руки и вытягивая ноги параллельно к полу, одну из них обернув для равновесия вокруг шеста. Это был стратегический шаг: с одной стороны, позу всё равно нужно было сменить, из-за долгого нахождения в одном положении мышцы прожигало болью, а с другой - теперь во время неизбежного разговора не нужно будет смотреть друг другу в глаза.

- Послушай, Юри, - сказал Пхичит, украдкой переползая по полу вокруг пилона так, чтобы снова сесть с Юри лицом к лицу, - Тебе нужно поговорить об этом. Ты был таким решительным весь этот год, собирался победить его, но ты ни слова об этом не сказал, вернувшись с финала. А ведь он закончился несколько недель назад!

Вместо ответа Юри снова сменил позу, перекинув ноги назад через голову и разведя их в стороны. Теперь взгляд Юри был направлен не на Пхичита, а ровно в потолок. Он понимал, что ведёт себя грубо и отталкивающе, что Пхичит старался помочь, но ему действительно не хотелось обсуждать это.

Пхичит вздохнул, встал, снова обошёл пилон. На этот раз он смотрел на перевёрнутое лицо Юри сверху вниз, не оставив ему шансов сбежать.

- Послушай, Юри, никому в голову не придет осуждать тебя за второе место. Правда, ну серьёзно, ты ведь потрясающий! Серебряная медаль на финале Гран-при - это невероятно. Ты один из лучших фигуристов мира, прекращай грызть себя из-за этого.

- Да, но Виктор-то лучше, - пробормотал Юри, коротко взглянул в глаза друга и, вздохнув, легко спрыгнул на пол. Он без слов взял протянутое Пхичитом полотенце, вытер лоб быстрыми, осторожными движениями и следом за Пхичитом сел на одну из скамеек в углу комнаты.

Они сидели напротив друг друга, Пхичит снова повернулся к нему и, на этот раз, Юри смело встретил его взгляд, понимая, что откладывал этот разговор слишком долго. Он знал, что в последнее время, к огорчению Пхичита и Селестино, слишком замкнут и погружен в себя, но ничего не мог с этим поделать.

Он был уверен, что время пришло. Это после того-то, как он во время своего взрослого дебюта стоял на пьедестале с Виктором, обещая себе, что переступит разделяющие их ступеньки, чего бы ему это ни стоило. И в следующем сезоне у него ведь почти получилось, он стоял на том же пьедестале, всё ещё ниже Виктора, но на ступеньку выше, с серебром на шее, так близко, но всё ещё так далеко. После всех часов нереальных, запредельно жёстких тренировок, после стольких обещаний себе о том, что вот в следующий раз настанет его время.

Но прошёл год, финал Гран-при начался и закончился, заодно с восемнадцатилетием Юри, а сделать последний шаг к победе так и не удалось. Он до сих пор не поднялся на верхнюю ступень пьедестала, столкнув с неё Виктора вниз, не смог, наконец, доказать ему, что сам он чего-то стоит. Снова не получил медаль и титул Виктора, опять от него ускользнула возможность взглянуть на Виктора сверху вниз, дать волю всем годами запертым внутри словам. Признаться Виктору, кто он, его победить, и за что он с ним случился.

- Обсудим это? - спросил Пхичит, глядя внимательно на Юри. Юри покачал головой, мокрые пряди упали на лицо, прикрыв ненадолго его глаза.

- Хорошо, - сказал Пхичит, - Хорошо. Я не буду заставлять тебя говорить об этом, если ты не хочешь. Но тебе же нужно дать выход своим чувствам. Ты не можешь вечно держать их в себе.

- Я работаю над тем, чтобы выражать свои чувства! - возразил Юри возмущённо, - Я учусь.

- Ну-у, нет, это не считается, - сказал Пхичит легко, напустив в голос весёлых интонаций, хотя в его тёмных глазах Юри видел искреннюю тревогу.

Пхичит весело ткнул его в плечо. Юри ему устало улыбнулся.

- Ты перетрудился, работаешь на износ. Хватит загонять себя, Юри, сделай перерыв.

- Мне нужно тренироваться, - возразил Юри, но Пхичит покачал головой, вскочил со скамейки и дёрнул Юри резко за руки, на себя.

- Никаких больше тренировок! - провозгласил он, потянув Юри к выходу, - Сейчас мы вернёмся в нашу комнату, закажем себе самую нездоровую, наижирнейшую еду, которую только сможем найти, включим тупой американский фильм, а ты будешь кидать дротики в старый дурацкий плакат с Никифоровым или что там тебе нужно сделать, чтобы почувствовать себя лучше. Я официально объявляю перерыв!

- И нет, - продолжил он, взглянув на выражение лица Юри, - Возражения не принимаются.

Юри позволил выволочь себя из студии, лениво сопротивляясь. В одном Пхичит был прав: ему нужен был перерыв. Ему нужно было отвлечься от финала Гран-при и всего того, что ждало его впереди в этом сезоне. Впереди были даже более важные соревнования: турнир четырёх континентов без Виктора и чемпионат мира, которым официально завершится этот сезон.

Ему нужно было тренироваться, чтобы стать лучше, чтобы стать лучшим. Но сейчас он позволил Пхичиту утащить себя с тренировок и с нетерпением ждал этого вечера, когда они повеселятся, как самые обычные друзья. Только вдвоем, свободные от всех бед, приходящих из внешнего мира и разъедающих изнутри, без груза давления и чужих ожиданий, которые вплелись в жизнь Юри неразрывно и насовсем.

---


[Обсуждение] Выступления Юри Кацуки и Виктора Никифорова на финале Гран-при в очередной раз ставят перед нами вопрос: выиграет ли Кацуки когда-нибудь золото?

Создано: {Loopdeeloop}

{Kaylee Tsao} · 37 минут назад

Никто и никогда не победит Никифорова - он слишком хорош


{Catsuki} · 36 минут назад

Ммммм, а ФГП вы смотрели? Кацуки был оооочень близок к победе.


{Katsukidon} · 34 минут назад

Да, малыш почти сделал это! . · ゚ ゚ · (> д <) · ゚ ゚ ·. Немного не хватило! Так близко, но так далеко


{Yuuriismybae} · 32 минут назад

Его тупо засудили! Все слишком заняты, целуя задницу Никифорову, чтобы заметить НАСТОЯЩИЙ талант


{PipperPiper34} · 31 минут назад

Серьёзно, ваши бредовые иллюзии вообще когда-нибудь разрушатся или нет, у Кацуки не было ни шанса выиграть. Его программа была слабее, чем у Виктора, и по технике, и по компонентам. Да, он был хорош, но даже-близко-не-так хорош, как Виктор.


{VikiNiki25} · 30 минут назад

В точку ^ ^ ^ ^ Кацуки даже не в состоянии сделать четверной флип на соревнованиях, тогда как Виктор постоянно выполняет его с пятнадцати лет. Кацуки никогда не будет в состоянии с ним соревноваться.


{Vanessa B} · 29 минут назад

Эй, хватит быть такими д***и, поймите вы, что у Юри в 100 раз больше потенциала, чем у Виктора. Очевидно же, что совсем скоро он начнет выигрывать и, когда это случится, он уже никогда не позволит этому лузеру из России даже приблизиться к пьедесталу.


{VikiNiki25} · 29 минут назад

Лузеру???? Это ты сейчас о Викторе Никифорове, олимпийском чемпионе, чемпионе мира, у которого, наверное, одна комната с наградами больше, чем весь твой дом???? Не будь такой жалкой и постарайся принять, что твой дурацкий любимчик даже близко с ним не сравнится


[УДАЛЕНО]


{МОДЕРАТОР} · 25 минут назад

Народ, слушайте, это должно было быть весёлым обсуждением выступлений на ФГП, мы могли бы поделать безобидные прогнозы. Если вы не будете держать себя в рамках, мне придётся удалить всю тему. Здесь есть те, кто любят Виктора, те, кто любят Юри, даже те, кто (как я) любят их обоих и мы все должны уживаться вместе. Не будьте детьми, уважайте мнения других людей.


{XxEsexx} · 24 минут назад

Модер прав, боже мой, нам всем нужно успокоиться и сделать вдох-выдох


{K_u} · 23 минут назад

Я не спорю, но вы должны понять разочарование фанатов Юри. Я люблю его и слежу за ним уже полтора года, со времён его взрослого дебюта. Так тяжело смотреть, как он ОПЯТЬ занимает второе место, проигрывая Виктору.


{XxEsexx} · 22 минут назад

Бл, я всё понимаю, но некоторым фанатам Юри нужно успокоиться. У него ещё много времени, чтобы выиграть, сколько ему сейчас, семнадцать? Восемнадцать? Ненавидеть Виктора, который работал всю жизнь ради того, чтобы быть там, где он сейчас есть, только потому, что вам нравится Кацуки, несправедливо.


{Skatingtrash} · 20 минут назад

Справедливости ради, фанаты не сильно отличаются от самого Кацуки. Он-то НЕНАВИДИТ Никифорова XD


{Kaylee Tsao} · 18 минут назад

Эммм, это как бы передёргивание, нет?? Конечно, все мы любим эти теории про "отчаянных соперников", но в интервью они всегда очень вежливо говорят друг о друге. То, что Кацуки сказал, что хочет победить Никифорова, означает только, что он нормальный спортсмен. Серьёзно, тот же Джакометти постоянно говорит, что он хочет победить Виктора, но при этом они супер хорошие друзья или что-то вроде того.


{Skatingtrash} · 17 минут назад

Да, но Кацуки говорит об этом постоянно. Натурально постоянно. Как одержимый.


{Sockablock} · 15 минут назад

Вполне справедливо, но я могу понять эту одержимость. Вот, ты всю жизнь посвятил спорту, но постоянно продолжаешь проигрывать одному и тому же парню!


{Catsuki} · 14 минут назад

Я всё-таки думаю что мы не ошибёмся, если скажем что Юри искренне ненавидит Никифорова. Нет, ну вы видели, как он на него смотрит??? Мальчик хочет золото тааааак сильно


{Skatingtrash} · 12 минут назад

Честно говоря, по-моему там всё взаимно. Вот представьте, живёт себе Никифоров долго и счастливо, будучи лучшим в мире, а тут вдруг откуда-то берётся этот ребёнок со своей вендеттой и собирается разрушить всё, над чем он работал, отобрать все его титулы. На его месте я бы точно возмутился.


{Viktorfan444} · 12 минут назад

Воу, тебе стоит больше верить в Виктора! Он всегда уважает других фигуристов и не начинает их ненавидеть только потому, что они бросают ему вызов!


{Kaylee Tsao} · 11 минут назад

Мне тоже так кажется. Если честно, я думаю, Виктору может даже нравится Кацуки.


{Vanessa B} · 10 минут назад

Чего??????? В жизни не слышала большей тупости


{Catsuki} · 9 минут назад

Не совсем! Я примерно понимаю, откуда берётся эта идея. Ну, Виктор ведь лучший в мире, так? И он был лучшим на протяжении многих лет, никто не мог всерьёз бросить ему вызов. А тут вдруг появляется Кацуки и ему снова приходится бороться за золото. Наверное, это сделало его жизнь немного интереснее, как минимум!


{PipperPiper34} · 8 минут назад

Э, нет, вот то есть ты смотришь на кого-то, кто совершенно очевидно ненавидит все, связанное с тобой, кто делает все, что в его силах, чтобы разрушить твою карьеру, и думаешь: "О, я прямо как этот ребенок". Это просто глупо.


{Vanessa B} · 6 минут назад

Они просто соперники. Тип соперников, вроде "готов на все, чтобы побить врага". Виктор просто хочет победить Кацуки и наоборот!


{Iwanttosleep} · 6 минут назад

Слушайте, кому вообще какое дело, что они думают друг о друге? Я думала мы будем обсуждать их выступления. Вы ведь знаете, ради чего нормальные люди смотрят фигурное катание, да?


{Catsuki} · 4 минуты назад

Конечно, это очень важно, что они друг о друге думают! Это одна из самых интересных вещей о них, потому что никто этого не знает. Понятно, что они супер соперники и всё такое, Юри достаточно чётко сказал в интервью, что хочет победить Виктора, но они оба никогда не говорили друг о друге ничего негативного, вообще ничего конкретного. Строить разные теории об их отношениях ужасно интересно!


{Iwanttosleep} · 2 минуты назад

Плевать. Я просто хочу спокойно смотреть Мир без чокнутых фанатов с их дурацкими фанатскими войнами.


{Viktorfan444} · 1 минуту назад

брюзга



Оставить новый комментарий____________________________________________________

---


Впереди маячил чемпионат мира, самый устрашающий из всех, что помнил Юри. Пхичит снова приехал вместе с ним, завоевав бронзу на своём юниорском чемпионате мира к большой радости их обоих. Как только объявили результаты, Юри чуть не снёс Пхичита сокрушительными объятием, а тот с трудом сдерживал наворачивающиеся на глаза слёзы счастья.

Теперь настала очередь Пхичита поддерживать друга в его финале, и Юри был заранее ему благодарен. За весь год Юри ещё не испытывал такого сильного давления. Сейчас весь мир фигурного катания, затаив дыхание, ждал, сможет ли Юри Кацуки выбить верхнюю ступень пьедестала из-под Виктора Никифорова. Селестино наложил полный запрет на все СМИ и социальные сети, чтобы Юри сосредотачивался на фигурном катании, а не на мнениях людей в Интернете, но совсем их избежать было невозможно.

Юри ловил отдельные слова из телефона Пхичита, прокручивающего очередные ленты с обсуждениями возможных результатов, фаворитов и всевозможными прогнозами на победу. К тому же пришедшие на стадион болельщики были очень громкими. Юри знал, что у него есть своя активная группа поддержки, но всё, что он мог слышать - освистывания и крики поклонников Никифорова. Виктор был очень популярен, и многие люди видели в Юри зарвавшегося выскочку, претендующего на то, о чём он на деле вообще не думал.

Даже те из зрителей, кто не поддерживал одного только Кацуки или Никифорова, делились своими мнениями слишком громко. Юри знал, что, несмотря на всю осторожность, как бы он ни старался скрывать свои истинные чувства к Виктору, они невольно проскальзывали во время интервью и пресс-релизов, его неприязнь неизменно проявлялась в деталях, заметная для внимательных глаз. В Интернете была куча фотографий, видео и целые страницы текста с разборами, написанными его самыми преданными поклонниками, которые анализировали не слова Юри, а его сердце, отражавшееся в его действиях и выражениях лица. Всё же он был слишком плох в своей попытке обмануть мир.

В отличие от Юри, Виктор, как обычно, оставался нечитаемым. Осторожный в интервью, он никогда не позволял чувствам проскользнуть в его слова или действия, не давая, когда это требовалось, ни намёка на то, что творилось у него внутри. Несмотря на это, поклонники фигурного катания почти сразу окрестили происходящее между ними двумя "соперничеством", что неизменно привлекало внимание СМИ и новых фанатов. Всем нравилось их противостояние и каждый хотел поделиться своим мнением о том, кто же, по его соображениям, должен выиграть.

Юри, конечно, был благодарен своим поклонникам за их поддержку, искренне желая, тем не менее, чтобы они не были такими... Громкими.

Этот шум был одной из худших вещей на арене, из-за него Юри обычно скрывался по закулисным и подсобным помещениям, тренировочным зонам для фигуристов, пока, наконец, не приходило время выходить на лёд. Вот и сейчас он выполнял в зале простую растяжку, пока Пхичит стоял рядом и болтал, и шутил, заставляя Юри хохотать и забывать об упражнениях. Селестино наблюдал за ними с другого конца комнаты, как показалось Юри, он хмурился, не одобряя того, что он отвлекается от разминки, но в его глазах отражалась нежность, когда он смотрел, как два его фигуриста веселятся вместе.

В какой-то момент, рассмеявшись до боли в животе над особенно удачным, деланно непредвзятым комментарием Пхичита о личной жизни Виктора, Юри, задыхаясь от смеха, глянул мельком на другой конец зала. Воздух замер в лёгких, когда он столкнулся с голубым взглядом, направленным прямо на него. Пхичит, заметив заминку Юри, посмотрел в ту же сторону. Его глаза расширились, когда он увидел, кто стоял напротив них.

Виктор смотрел на Юри со странным нечитаемым выражением лица, его взгляд был пронзительным, глубоким, какой бывал у него обычно во время проката программ. Юри смотрел в ответ, не решаясь первым отвести глаза.

Всё то время, что они катались друг против друга на соревнованиях, Юри ни разу больше не подходил к Виктору. После катастрофической встречи в туалете он стал избегать Виктора, сохраняя дистанцию и не решаясь заговорить прежде, чем выиграет золото и сможет всему миру заявить во всеуслышание о своей победе. Виктор тоже никогда не подходил к нему, всегда тщательно сохраняя установленную между ними дистанцию, хотя Юри часто чувствовал на себе его взгляд, когда они оказывались в одной комнате. Взгляд у Виктора был неизменно напряжённым, как если бы он старался разгадать Юри.

Юри был уверен, что для него это тоже часть соревнований, что Виктор анализирует слабости и недостатки Юри, чтобы использовать их против него. Журналы не врали, Виктор действительно никогда не показывал своего отношения к Юри, но ему самому казалось, что уж он-то точно знает, что Виктор о нём думает на самом деле. Поклонники Виктора считали Юри выскочкой, самодовольным мальчишкой, которого действующему чемпиону следовало поставить на место, и Юри не сомневался, что сам Виктор думал о нём не лучше.

В тишине комнаты эхом прокатился окрик, взгляды были разорваны, Виктор обернулся к своему тренеру, который звал его выходить на лёд. Подошла его очередь выступать и Виктор с обаятельной лёгкостью отвернулся от них двоих и вышел из комнаты. Юри с Пхичитом проводили взглядом его уходящую фигуру, пока Селестино не разрушил момент окончательно, накричав на них за рассеянность, он заставил Юри вернуться к своей растяжке.

Рядом с ним на стене висел телевизор, по которому шла трансляция с катка и Юри, сгибаясь на ковре пополам, обнаружил, что не может оторвать взгляд от экрана. Виктор уже вышел на каток, костюм искрился блёстками под огнями арены, а сам он приветствовал обожающую его толпу.

Юри наблюдал за тем, как Виктор скользит к центру катка. Он услышал, как толпа на трибунах замолкает, из динамиков телевизора, сквозь слои бетона и камня стен.

В этой тишине раздалась музыка и Виктор начал свою программу, такую же потрясающую, как и обычно. Мелодия, хрупкая в своей утончённости, дуэт, немного меланхоличный, отчасти многообещающий, но несомненно красивый. Два голоса закручивались вокруг друг друга в гармонии и Юри, смотря на катание Виктора, и сам стал успокаиваться, забыв о разминке.

Внезапно над ним нависла большая, трёхмерная фигура, загородившая телевизор, и, подняв взгляд, Юри увидел перед собой Пхичита с руками на боках.

- Ну уж нет, Юри, ты не будешь смотреть на Никифорова прежде, чем выступишь сам. Тебе нужно сосредоточиться на твоей собственной программе, так? В любом случае, кому какое дело, как он выступит?

- Он прав, Юри, - поддержал его Селестино и Юри почувствовал себя виноватым, - Не думай о Никифорове. Не думай вообще ни о чём, кроме твоей программы и как сильно ты хочешь победить, хорошо?

Юри кивнул, смущённый тем, что его поймали, и отвернулся от телевизора, решив не смотреть. Он всё ещё слышал песню, продолжающую играть в телевизоре и разноситься над катком за стенами, но приложил все свои силы, чтобы не слушать её. Музыка, которую выбрал Виктор, не имела значения. Катание Виктора не имело значения. Тем, что имело значение, была победа, его собственный триумф. Обыграть Виктора раз и навсегда.

Вот, что было по-настоящему важно.

---


Эта мысль вела Юри за собой в его короткой программе. В этом году он, хотя и не выбрал музыку и тему полностью самостоятельно, но уже участвовал в этом выборе, впервые за всё время работы под началом Селестино.

Мелодия, которую он выбрал для своей программы, была роскошной, с глубоким отчаянием в каждой низкой ноте, разносившейся эхом над стадионом вместе с рождаемыми музыкой эмоциями. Звуки призывали в воображение Юри духов печали, оставались в груди бурлящими чувствами.

Музыка была невыносимо грустной, тоскливой каждым своим аккордом и Юри намеренно в своём катании смягчал движения, искусственно их замедлял, делая скорбными под стать играющей мелодии. Он как будто вдыхал растягивающиеся звуки, позволяя себе выражать все те эмоции, которые обычно сдерживал глубоко внутри себя. Его горе из-за невозможности победить, усиливающееся с каждым потерянным впустую сезоном. Выворачивающая наизнанку тревога, угрожавшая захлестнуть его при любых неудачах, всякий раз, когда он был в шаге от цели, так близко, но неизменно слишком далеко. Всегда недостаточно хорош.

Эти эмоции нельзя было показывать за пределами катка. Там нужно было быть сильным и продолжать двигаться вперёд. Но на льду он мог позволить, наконец, им хлынуть потоком, восхищая зрителей и судей, изливая своё сердце единственным известным ему способом.

Он слился с музыкой, мелодия стала его органичным продолжением. Технически это была самая сложная программа в его жизни, но Юри не ощущал сложности, затерявшись в тягучих нотах и эмоциях, которые сам выколдовывал.

Всё закончилось, словно сон, когда были сыграны последние аккорды, ясные и громкие в зависшей над катком тишине, они прозвучали разбившимся заклинанием. В ту же секунду вернулись зрители, громкие, аплодирующие со всех сторон. Фокус коснулся и судей, смотревших на него беспристрастно с другой стороны катка. Вокруг летели цветы и плюшевые игрушки, инстинктивно Юри схватил некоторые из них, помахал ликующим фанатам и поехал прочь с катка, ощущая только разом навалившееся на него эмоциональное и физическое опустошение.

Как только он шагнул с катка, то немедленно был втянут Пхичитом в крепкое объятие.

- Ты был потрясающим, Юри! - заорал он, перекрикивая толпу.

Из-за плеча Пхичита Юри увидел Селестино, скрестившего руки на груди, но улыбающегося. Когда Юри, наконец, выбрался из радостной хватки Пхичита, Селестино похлопал его по плечу и поздравил с улыбкой. Юри позволил себе улыбнуться в ответ и вместе они дошли до "уголка Слёз и Поцелуев".

На секунду ему показалось, что он увидел мелькнувшую серебром макушку кого-то на трибунах, наблюдающего за радостью их троих. Без очков Юри всё равно не мог разглядеть лица, так что он выбросил эту мысль из головы почти сразу, как только она пришла ему в голову.

Пока судьи высчитывали оценки, Селестино ободряюще сжимал его плечо. По ощущениям Юри прошло не меньше десятка лет, но, когда они появились, он не сдержался и открыл от изумления рот. Толпа заревела в одобрении или разочаровании, в зависимости от того, за кого они болели. Пхичит показал ему большой палец, едва не выпрыгивая со своего места вне ракурса камер. Селестино потряс его за плечо, притягивая за бок в неловкое объятие, но Юри едва ли его почувствовал.

Оценка за его короткую программу была выше, чем у Виктора.

Он занял первое место.

---


Той ночью они втроём отмечали. Селестино повёл Юри с Пхичитом на ужин, где они засиделись непозволительно поздно для вечера перед соревнованиями, болтали и поднимали тосты за победу Юри завтра.

Ненадолго Юри задумался о том, чем сейчас занимается Виктор, с кем он проводит эту ночь. Может быть, со своим тренером, Яковом, хотя, судя по его недовольному лицу после объявления результатов за короткую программу Юри, вряд ли. Может быть, с кем-то из других фигуристов. Может быть, с друзьями или своей любовью. Какое-то время Юри размышлял над этим, но, поймав странный взгляд от Пхичита, выкинул все лишние мысли из головы.

Всё же это была его ночь и он ни за что не мог позволить мыслям о Викторе испортить её.

---


На следующий день в произвольной программе Виктор снова выступал перед Юри, а сам он выходил на лёд последним в сильнейшей раскатке.

Костюм Виктора сильно отличался от того, что был надет на нём вчера. Винно-красная рубашка, плотно подогнанная по груди, с чёрным жилетом поверх, выгодно подчёркивающим атлетическую стройность его тела. Завершая наряд, ноги плотно обтягивали узкие тёмные брюки. Он был изящным, но в то же время мужественным, элегантным и совершенным.

- Юри, закрой рот, ты пускаешь слюни.

Голос Пхичита, звучавший откровенно скучающе, выдернул Юри из тумана его мыслей, он подпрыгнул от удивления и тут же захлопнул рот, который действительно был открыт, а его лицо приблизилось по цвету к рубашке Виктора.

- Я... Вовсе нет! - пробурчал он, сбиваясь, с возмущением, но Пхичит просто глянул на него скептически, приподнял одну бровь, и Юри, смутившись, отвернулся.

Ну пялился он, и что с того? Каким бы ужасным не был характер, каким бы невыносимым не был он сам, несмотря на всю испытываемую ненависть, Юри никогда не отрицал, что Виктор привлекательный. Только поэтому он его и рассматривал. Ничего такого...

Музыка заполнила воздух, привлекая все взгляды к катку. Началась произвольная и Юри отвлёкся от своего смущения.

В мелодии, под которую катался Виктор, было что-то латинское. Танго, если, конечно, занятия танцами не прошли для Юри бесследно. Музыка начиналась медленно, постепенно набирала скорость, вдруг выворачивались быстрым ритмом и высокими тонами перебираемых струн. Глаза Виктора светились огнём, которого Юри не видел у него никогда прежде.

Песня была чувственной и Виктор ей соответствовал, обольщая зрителей, перед которыми закручивался, мимо которых проскальзывал. Невинный ребёнок, привлёкший к себе когда-то впервые внимание мира, давно ушёл, а на его месте оказался Виктор во всей красе своей зрелой славы, двадцатидвухлетний и не превзойдённый ни в мастерстве, ни в красоте.

Танго - сексуальный танец, акт двух любовников и Виктор отлично это улавливал, в каждом своём движении пламенный накал музыки сочетая с холодом льда, по которому он катался. Каждое скольжение было наполнено страстью и телесностью. Виктор открывал перед зрителями ту сторону себя, о которой они даже не догадывались. За эти годы он выбирал разные темы, удивляя поклонников и судей каждый раз новым способом, но никогда ещё не выступал, как в этом году - желанно, соблазнительно, призывно. Все взгляды были прикованы к Виктору. Все хотели его.

Юри был очарован, как и все зрители, погрузившиеся в выступление, как в транс, словно ничего другого в мире не существовало.

Когда танец, наконец, закончился, трибуны затряслись от аплодисментов и криков из зала. Прежде чем покинуть лёд, чтобы дождаться своей оценки, Виктор улыбнулся и поприветствовал своих поклонников с таким невинным лицом, как будто не он только что выступал с этой программой. Яков, его тренер, ждал у бортика, он не сказал Виктору ни слова, но Юри заметил слабый кивок, проблеск немой похвалы, признание.

Оценки Виктора объявили и толпа зашлась в неистовстве. Юри, сглотнув, по пути на каток постарался подавить нервную дрожь, пробежавшую по спине волнами мурашек.

---


Стоя на льду в ожидании своей произвольной, Юри почувствовал, как усиливается волнение, ледяными щупальцами заползая вверх, к горлу, сжимаясь вокруг сердца. Сделав несколько глубоких вдохов, он сосредоточился на методах самообладания, которым научился, стараясь вернуть себе такое необходимое для выступления спокойствие.

Тревога отступила, хотя не исчезла совсем, и Юри занял свою стартовую позицию, позволяя шуму толпы омыть себя. Аплодисменты постепенно затихли, началась музыка и Юри поехал, напряжённо сосредотачиваясь на программе.

Как и у Виктора, мелодия, под которую он катался, была танцевальной, но не танго, а вальс. Мрачная в начале, музыка подкрадывалась, бежала с кровью по венам, разносилась над ареной. Двигаясь под неё, Юри ощущал застывшее в воздухе напряжение, направленные на него и только на него взгляды зрителей, их задержанное дыхание.

Танцуя, но не имея рядом самого важного, он представлял это. Партнёра, существовавшего только в его воображении. Того, с кем он танцевал. Как и танго, вальс был танцем для двоих. Юри вращался, представляя, как его закручивает в танце невидимый кто-то, что они словно созданы один для другого, но пока ещё не прикасаются друг к другу.

Партнёр, прозрачный как воздух, призрак из мечтательного мира, с течением музыки начинал принимать форму. Широкоплечая, высокая, мужская фигура проявлялась всё чётче сквозь туман мыслей, хотя лицо оставалось размытым, нечётким. Юри подбросил себя в четверной сальхов, вглядываясь мысленным взором, как тот, другой, повторяет за ним по ту сторону катка, идеальный во времени, совершенный в движении.

Его вальс был жёстким, больше вызовом, чем танцем. Поле битвы, разворачивающееся на льду. Юри вкладывал в него своё сердце, не замечая жжения в мышцах и шум толпы. Всем, что имело значение, была чужая фигура, против и с которой он катался, партнёр, вынимавший его душу.

Они кружили друг против друга, Юри представлял его в мельчайших деталях, но с затемнённым лицом. Когда он начал финальное вращение, призрак угас, закручиваясь на прощание вместе с Юри, он слабел с каждым оборотом, растворившись, наконец, с темноте его сознания. Глаза сомкнулись, он открыл их с усилием. Теряя дыхание, он занял финальную позицию, всматриваясь внимательно в сторону судей.

Толпа ликовала, но Юри волновало только то, что думают эти мужчины и женщины, сидящие поперёк катка и решающие там его судьбу. Их пустые лица смотрели на него беспристрастно, он задержал на них взгляд ещё ненадолго, восстанавливая дыхание и собираясь с силами, чтобы уйти со льда.

Усталость ощущалась в каждой частичке его тела, он медленно поехал к краю катка, держась за борт, чтобы не упасть. Он выплеснул всё, что имел, физически и духовно. Всё, что он имел, и даже больше.

Селестино и Пхичит встретили его с его горящими от волнения глазами. Вместе они проводили его к "уголку Слёз и Поцелуев". Селестино даже позволил Юри, слишком уставшему даже для того, чтобы просто идти, опереться об себя. Это была самая сложная технически программа, которую Юри когда-либо пытался откатать. И он с ней справился.

Юри почти упал на скамейку в "уголке Слёз и Поцелуев", ему хотелось просто свернуться на ней калачиком и уснуть. Но нельзя было. Он должен был дождаться своей оценки, ему нужно было её узнать, с отчаянием, опалявшим кости изнутри.

Баллы объявили по динамику, раздался рёв толпы, хрип Пхичита, резкий выдох Селестино.

Юри просто посмотрел на баллы.

Его суммарная оценка, определявшая его место в итоге, оценка, от которой зависело всё, которой он ощутимо повысил свой личный рекорд, была ниже, чем у Виктора.

Его оценка была ниже, чем у Виктора, на один балл.

---


Katie K @actualkatsuki_trash · 10 минут

НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ #проигралбалл


Yo-Yo @YolandeK · 10 минут

Он был так. б**дь. близок. #проигралбалл


Amaaaara @tragedyinanutshell · 9 минут

Это просто худший день в моей жизни, я никогда не оправлюсь от этого #проигралбалл


ClaraM @ClaraMcDonld · 9 минут

*играет мрачная музыка, hello darkness my old friend* #проигралбалл


Maxi @Hasetsus_hero · 8 минут

ВЫ ВИДЕЛИ ЕГО ЛИЦО, КОГДА ОН УВИДЕЛ ОЦЕНКУ??? Я ХОЧУ ОБНЯТЬ ЕГО БОЖЕ МОЙ Я ПЛАЧУ #проигралбалл instagram.com/p/BNn3FoAUNN/


JiJi_K @fuckmeviktor · 6 минут

Фух! Я уж было начала думать, что Кацу может выиграть Ники, но нет - Чемпион по-прежнему царит #проигралбалл #спасибоБоже


Laura Ashburn @heartlessbitch · 5 минут

Божечки, да это же лучшие выступления у них обоих!!! Ну еще бы, поэтому и такой маленький разрыв #проигралбалл


Just Peachy @sweetasapeach · 4 минут

Я так горжусь Витей! Мой ребенок только что выиграл золото в сотый раз подряд, он действительно непобедим <3 <3 <3


nkSammy @ skatingsquad15 · 4 минут

@sweetasapeach, непобедим??? Кацуки реально проиграл всего один балл. Разрыв между ними сокращается так быстро, что скоро от него останутся одни воспоминания... #проигралбалл #натуральноБАЛЛ


MaiMai @katsukiinglasses · 3 минуты

ладно я понимаю как ужасно разочарованы фанаты Юри но отвлекитесь ненадолго и просто подумайте что он чувствует он потому что... 1/3 #проигралбалл


MaiMai @katsukiinglasses · 3 минуты

...я уверена что никто не расстроен сильнее из-за его оценки чем он сам думаете глядя на всё то что пишут люди по этому тегу ему станет легче??? Разве... 2/3 #проигралбалл


MaiMai @katsukiinglasses · 2 минуты

мы все не должны его просто поздравить с личным рекордом и перестать уже сравнивать его с Никифоровым? Он ведь действительно молодец сегодня 3/3 #проигралбалл


Alex Katsu @mylittlekatsudon · 2 минуты

@katsukiinglasses, согласна с тобой. Он был умницей и ему нужно больше любви и поддержки #проигралбалл


Mikkel_M @justfuckmeup · 1 минута

Я 100% фанат Виктора, но всё равно обидно за Кацуки #проигралбалл #такблизконотакдалеко


Casssea233 @ casssea233 · 1 минута

Я понимаю, баллы шокируют, но только подумайте, что нас ждёт в следующем году! Если в этот раз он был так близок... #проигралбалл

---


Той ночью в отеле Юри, наконец, разрешил себе сломаться. Пхичит был рядом, обнимал его и позволял плакать в своё плечо. Селестино тактично вышел из комнаты, зная, как Юри ненавидит, когда другие видят его слёзы.

Он был так близок. Так близок. Но у него не получилось. Он всё ещё был недостаточно хорош.

Пхичит обернул свои тёплые руки вокруг его плеч и Юри уткнулся носом в его футболку, чувствуя себя снова ребёнком. Он не должен был плакать, ему нужно было быть лучше и сильнее, но горькое разочарование, гнев, обида и печаль выливались наружу слезами, сотрясая тело рыданиями, которые он не мог сдержать.

- Всё в порядке, Юри, - говорил Пхичит успокаивающе, - Ты молодец! Ты побил свой личный рекорд. Тебе нужно гордиться собой! Кому вообще есть дело до того, побил ты Виктора или нет?

- Мне, - выдавил Юри сквозь слёзы, - Мне есть дело.

- Я знаю, что тебе есть дело, - шепнул Пхичит так тихо, что Юри даже не был уверен предназначалась ли ему эта фраза.

Он позволил Юри цепляться за себя всю ночь, пока слёзы не закончились, а Юри не успокоился достаточно, чтобы оторваться от него и рухнуть на свою кровать, чтобы забыться во сне.

---


Этой ночью Юри снился водоворот из цветов и звуков, криков толпы, закрученных с слепящими огнями стадиона, под которыми мелькали вспышками фигуристы в ярких костюмах, быстрее, чем он успевал их заметить. Всё было громким, слепящим, странным, он не мог сбежать от этого гомона даже во сне.

Блестящие числа крутились, смотря на него ото всюду вокруг, мигая со всех поверхностей - впереди, сзади, спереди, снизу и по бокам. Дразнились. Аплодисменты обернулись освистыванием, зрители шипели на него, звуки закручивались вихрем, от которого хотелось выцарапать себе уши. Фигуристы мелькали вокруг всё быстрее и быстрее, пока Юри не начало тошнить от этой чёртопляски, слишком быстрой, слишком яркой, слишком громкой.

Вокруг был только свет и шум, Юри был зажат в ловушке в центре катка, придавленный собственным страхом. Стоило ему поднять голову, как он встречался взглядом с кем-нибудь из зрителей, что смотрели на него, судили его, жалели его, ненавидели его. Юри моргнул и вдруг каждым человеком в толпе стал Виктор, смеявшимся над ним высокомерно со всех сторон. Его глаза были яркими и холодными, а лицо исказилось из-за жёсткой улыбки. Юри, глядя на него, вспоминал, что снова потерпел неудачу, был недостаточно хорош, что он никогда не будет достаточно хорош...

Юри закричал и тут иллюзия разбилась, оставив его одного на пустом, тусклом катке с белыми бортами. Ни души вокруг. Все цвета и звуки растворились, оставив Юри в этом спокойном, как пещера, как пустошь, месте. Он медленно обернулся, пытаясь разгадать, в чём причина такой резкой перемены его сна, но всё оставалось идеальным, он был один, кругом - безлюдье.

Сквозь тишину стала просачиваться неясная музыка. Далёкая и неясная, она приближалась, всё отчётливее втекая в уши с каждым ударом сердца. Резко мелодия заструилась переборами, звуча всё громче и громче, до боли знакомая, но что-то в ней было такое, что мысль проскальзывала, не зацепившись, и он не мог её узнать.

Неожиданно Юри понял, что больше не один на льду. Не успел он моргнуть, как вдалеке, напротив него, возникла фигура. Чёрно-белый образ с затемнённым лицом. Юри нерешительно пошевелился и фигура двинулась вместе с ним, не повторяя, как отражение, а отвечая, как в танце.

Юри медленно заскользил, чувствуя гладкий лёд под коньками. Неосознанно тело привычно двигалось, согласуясь с музыкой, а фигура, тем временем, следовала за ним и вместе с ним, прекрасная в своей гармоничности.

Так, они вдвоём катались вместе, хотя чужое лицо и оставалось скрытым в тенях. Они танцевали вокруг друг друга, как если бы были созданы ради этого. Взгляд Юри вдруг привлекла вспышка цвета. Юри обнаружил, что другой был не чёрно-белым, как показалось сначала, на свету его рубашка оказалась по цвету как красное вино. Как кровь.

С проснувшимся любопытством Юри поехал к нему ближе, желая рассмотреть, но, стоило ему моргнуть, как тот исчез из его поля зрения, будто его никогда и не было. В груди зародилась досада. Юри не знал, зачем, но отчего-то ему хотелось, чтобы видение не рассеивалось.

Музыка продолжала играть, складываясь в медленную, страстную мелодию, которую разумом Юри никак не мог вспомнить. Сзади что-то переместилось, Юри спиной почувствовал чьё-то присутствие, предупреждённый движением воздуха прежде, чем на его плечи вдруг опустилась тяжесть объятия, а вокруг груди обвились чужие руки. Ненадолго к нему тесно прижались, а потом руки скользнули ниже, сжимая его тело в сладких тисках. Все мысли Юри вылетели из его головы.

В этом объятии спина Юри плотно прижималась к чужой, тёплой груди. В руках другого Юри расслабился, теперь, по крайней мере, разобравшись, с каким видом сна столкнулся. В конце концов, ему было восемнадцать и такие фантазии были ему не в новинку. Хотя кое-что было странным.

Эти руки, тесно прижимавшие его ближе к себе, были обтянуты тёмно-красной тканью. С чёткой ясностью мелькнуло осознание, что стоящий за ним мужчина и есть безликая фигура из начала сна, тот, с кем они вместе создали один на двоих прекрасный танец. Желая увидеть его лицо, Юри развернулся в объятиях, грудью к груди, приподнимаясь, чтобы рассмотреть, кто же он.

Но прежде, чем Юри успел бы выхватить черты его лица, на глаза легла жёсткая ладонь, погружая мир в плотную темноту, не оставив ни щёлочки света. Другой рукой, обёрнутой вокруг талии, мужчина прижал Юри к себе неприлично близко, так, что чужое сердцебиение отдавалось в собственной груди.

Примирившись с потерей зрения, Юри расслабился в новой позе и откинул назад голову, ожидая. Если он правильно угадал вид сна, то точно знал, что должно произойти дальше.

Как будто прочитав его мысли, мужчина наклонился к нему, прижался своими тёплыми губами к его, нежно и мягко. Юри ответил, потянувшись лицом и руками к нему вверх, обнимая за спину. Одной рукой он вцепился в ткань рубашки, а другую пропустил через короткие мягкие волосы на чужом затылке.

Быстро поцелуй стал глубже и Юри жадно развел губы, позволяя другому взять над собой контроль, чувствуя, как собственное тело становится податливым под его прикосновениями. В уме скользнула далёкая, как чужая, мысль, что раньше он никогда не целовался, не испытывал эти чувства, но все волнения с отсутствием опыта остались в мире наяву. Здесь, в безвременье грёз, он ни о чём не беспокоился, отдаваясь ощущению тёплого тела рядом и горячего, глубокого, идеального поцелуя. В этот момент не существовало ничего важнее.

Вдруг Юри оказался опрокинут на спину, декорации сна мгновенно изменились, дезориентируя. Лёд под кожей был холодным, жалил ознобом сквозь рубашку, заставлял дрожать. От кусачего мороза с трясучкой отвлекал сверху тёплый вес тела остающегося рядом другого. Рука его до сих пор нежно лежала на глазах Юри, мешая видеть, но тот и думать об этом забыл, целуясь с исступлением, пока не заканчивался воздух в лёгких.

Ноги проскальзывали по льду, когда он искал положение, чтобы открыться сильнее, прижаться теснее, он только мельком подумал, куда же делись его коньки. Но отогнал от себя эту мысль, когда чужая рука скользнула к бедру, а оттуда сразу под рубашку. Там, где его касались, по коже разливался жар.

Юри задохнулся от ощущений, когда неожиданно почувствовал на своих губах чужую улыбку, от которой волнами разливалось веселье.

Рука, закрывавшая ему глаза, вдруг соскользнула ниже, чтобы кончиками пальцев обвести губы Юри. Мужчина немного отстранился. Под влиянием момента Юри едва понял, что ничто не сдерживает его глаза, а чужая рука замерла любовно на его щеке. Он открыл глаза, проморгался, давая им привыкнуть к свету.

Над ним, склонившись на коленях, нависал Виктор Никифоров. В его глазах разгоралась та же страсть, которую Юри увидел в них этим утром на льду. На нём были в точности те же винно-красная рубашка и чёрный жилет, Юри заметил, что своей нарядностью они резко контрастируют с его собственной растянутой тренировочной одеждой.

Виктор снова ему улыбнулся, глаза его осветились чем-то хищным и он прильнул к губам Юри с новым обжигающим поцелуем.

Юри не знал, что делать. Мысли путались в беспорядке, его сознание оставалось подчинённым абстракции сна. Он лежал, прижатый ко льду Виктором Никифоровым, человеком, который победил Юри. Тем, кого он ненавидел сильнее, чем кого-либо. Тем, кто прямо сейчас целовал его так, будто от этого зависела его жизнь, будто во всём мире, в целой вселенной один только Юри имел значение.

Юри должен был оттолкнуть его. Спихнуть с себя Виктора и убраться от него как можно дальше. Ему нужно было проснуться от этого странного сна, вызванного, должно быть, очередным поражением в финале. Наверное, всему этому можно было бы подобрать чудные психологические объяснения, что-нибудь о подавляемой злости на опять победившего Виктора. Но, несмотря на все усилия, сон не поддавался контролю. Сердце сорвалось с ритма, забившись быстрее, лёжа на льду, он расслабился. Чувствуя, как Виктор испивает его, целуя, как тёплые руки оглаживают грудь, разжигая в теле огонь, как вплетаются в волосы его пальцы, заклеймённый этим, Юри размяк.

Юри хотел бы это остановить, мечтал, чтобы это никогда не заканчивалось. Он понятия не имел, что ему нужно. Огни пустого стадиона, слишком яркие, слепили, собственные чувства ошеломляли. Музыка, в которой он, наконец, узнал то страстное, победное танго Виктора, нарастала, приближаясь к своему пику; заглушая все связные мысли, она не допускала ощущений, кроме тех, что дарили прикосновения.

Слишком много всего, так много, так слишком, что Юри не мог думать, не мог дышать, а потом вдруг...

Он выпал из сна в душную, тёмную комнату отеля. Рядом, на соседних кроватях мирно посапывали Пхичит и Селестино.

Задыхаясь, Юри жадно глотал воздух большими глотками, он судорожно поправил на лице съехавшие очки. Комната постепенно снова стала чёткой. Вернув себе зрение, Юри взял в свои руки контроль над ситуацией. Медленно сердце, бившееся в тишине комнаты оглушительно громко, возвращалось к привычному ритму.

Когда его дыхание восстановилось, а бешено колотившееся, рвущееся из клетки рёбер сердце успокоилось, Юри упал обратно на кровать. Он лежал на спине и бездумно смотрел в потолок.

Это был сон. Всего лишь сон. Странный, ничего не значащий, смущающий сон, последствие тяжёлого дня. Он ненавидел Виктора, злой, расстроенный, униженный им в очередной раз, накрутил сам себя и мозг подкинул ему это... Чем бы оно ни было. Всего лишь извращённый ночной кошмар, который рассеется с наступлением утра.

"Людям вечно снятся всякие странные сны," - сказал себе Юри, пытаясь избавиться от последних остатков воспоминаний, старательно не думающий о том, что именно испытал, - "Совершенно нормально. Ничего особенного."

Как бы Юри не старался, заснуть у него этой ночью больше не получилось. Когда утром взошло яркое, сияющее солнце, даже оно не смогло стереть ощущения от губ, рук, веса чужого тела и взгляда Виктора из сна, который смотрел на Юри так, будто он был его главной драгоценностью.
Примечания:
От Автора:
Бедные Юри! Такой смущённый...
Вы, наверное, обратили внимания на временной скачки в этой главе. Наверное, получилось немного запутанно, но, надеюсь, мне удалось объяснить его в начале главы. Этот резкий переход необходим для сюжета, но обещаю, что целый год больше пропускать не буду.
И вот, наконец, новая глава! Она огромная. Изначально планировалось написать только половину из неё, но у Юри было так много чувств, а кто я такая, чтобы мешать их ему испытывать? Я получила удовольствие, описываясь переписки фанатов в социальных сетях, соперничество Виктури развернулось во всю!

Если вам интересно посмотреть, какие движения Юри использует, танцуя пол-дэнс, вот несколько видео:
1. https://www.youtube.com/watch?v=QyswqWH0Rww (1.42-2.03; 2.14-2.21)
2. https://www.youtube.com/watch?v=nMPO4xYvCmA

Использованная музыка:
КП Виктора: Falling Slowly - Glen Hansard and Marketa Irglova
ПП Виктора: Por Una Cabeza – Played by Nicola Benedetti
КП Юри: Oblivion – by Astor Piazzolla, played by Stjepan Hauser
ПП Юри: Trędowata; Walc - Wojciech kilar

От Переводчика:
Переводить эту главу было для меня особенно волнительно, потому что она одна из моих любимых во всей истории!
Увы, ограничение на количество символов в комментарии к части не позволяет мне сказать всё, что хочется. В любом случае, читайте оригинал и расскажите, что вы думаете об этой истории и моём переводе! Искренне надеюсь, что вам нравится)

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.