Грозовой фронт (Грозовое небо-2) +402

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Infinite Stratos

Основные персонажи:
Ичика Оримура, Лаура Бодевиг, Мадока Оримура, Сесилия Алкотт, Табанэ Синононо, Татэнаси Сарасики, Тифую Оримура, Хоки Синононо
Пэйринг:
А также Лин-Инь Хуан, Шарлотта Дюнуа, Александра Ивамото, Ямада Майя, в общем, я никого не забуду!
Рейтинг:
NC-21
Жанры:
Романтика, Юмор, Фантастика, Экшн (action), Психология, Повседневность, Учебные заведения, Попаданцы, Первый раз
Предупреждения:
OOC, Насилие, Инцест, Нецензурная лексика, Групповой секс, ОМП, ОЖП, Underage, Полиамория, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Макси, написано 14 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
С момента предыдущих событий прошло около трех месяцев. Герои тренируются, изобретают, руководят. Вокруг Академии закручивается все больше знаковых событий. Напряженность в мире продолжает нарастать.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Автору на сигареты ))) Ну и чтобы домашние не думали, что страдаю ерундой )))
Яндексбабки: 410013316877114

1 глава.

9 января 2018, 22:32
      Небо. Правду говорят летчики. Невозможно быть просто оператором летающей машины. Рано или поздно, ты влюбляешься в эту бесконечную синь, в это чувство безграничной свободы. Или понимаешь, что ты не способен впустить небеса в сердце и твоя судьба топтать землю. И это говорят те, кто сидит в тесной кабине, окруженный приборами, на коротком поводке уровня топлива в баке. А если ты можешь летать столько, сколько посчитаешь нужным? Если с землей тебя связывает лишь призрачный поводок связи, лишь голос оператора? Когда ИС слушается малейшего желания и ты способен навсегда покинуть эти загоны, что именуются комнатами и раствориться в этой безграничной пустоте, оставив земную суету смертным?
      А потом ты привычно обуздываешь эту минутную слабость сбежать от всего. И возвращаешься на землю, чтобы жить, а не порхать. Потому что без земли, нет неба. Как без горя, не понять, что такое счастье. Да, там в небе ты один на один со стихией, но это не ты. Это лишь часть тебя, желающая простоты. Настоящая свобода в том, чтобы следовать выбранному пути. Через небо, по земле или сквозь взрывы зенитных снарядов. И только продравшись сквозь острые клинки неудач, одиночества, непонимания и страха, ты понимаешь, что такое быть настоящим, быть собой…

      

* * *



      В зале операторов стояли трое. И если присутствие ректора и Оримуры Чифую тут было дело привычным, то третья женщина тут была впервые. Она была в строгом черном костюме, ее русые волосы были стянуты в узел на затылке. Кстати, что ректор, что тем более Чифую, больше привыкли видеть эту женщину в форме полковника ВКС Империи. На бейдже, что висел на груди этой гостьи, было написано имя. Ольга Воронина, специальный представитель Империи.
      А наблюдали все, включая оператора (это была, естественно, Майя), за боем, что сейчас шел на арене. И сражались там восемь ИСов. С одной стороны три новейших имперских «Шквала» и перспективная разработка двух контор русской и японской, с немного пафосным названием (привет Шинононо!) «Мистическая Леди». С другой абсолютно черный ИС, еще один, не такой черный (это Черный Дождь), синяя английская машина и китайский ИС «Драконий панцирь».
      Бой шел весьма ожесточенно. Черный ИС с его усиленной броней и мощным защитным полем постоянно выступал этаким волноломом вражеских атак. Поддерживающий его более универсальный «Драконий панцирь», подключался в тот момент, когда на защитника начинали наседать сразу трое противников. А из-за их спин, едва стоило противостоящим им хоть на мгновение замереть, прилетали мощные плюхи от стрелков. Впрочем, когда Сарашики поднырнула, а остальные связали боем японский и китайский ИС, то английская машина, отбив внезапную атаку, мгновенно разорвала дистанцию, а на пути Сарашики нарисовался немецкий ИС с весьма неприятной функцией замедления, от которой «Мистической Леди» пришлось тут же уворачиваться, в свою очередь увеличивая дистанцию.
      Да, имперским ИСам противостояли серьезные противники, явно давно работающие в команде. Но все-таки класс бойцов сказывался. Щиты первогодков таяли быстрее. С их стороны было больше тактических ошибок и пропусков ударов. Ичике, например, пару раз пришлось буквально себя подставлять, защищая спину увлекающейся китаянки. Ну и «Шквалы», несмотря на универсальность, стрелять тоже умели, поэтому, и Сесилии, и Лауре тоже прилетало. В какой-то момент «Шквалы» применили ту самую функцию, из-за которой получили свое название. Их противники, выведенные Сарашики из-под взаимных щитов, оказались точно перед русскими машинами, чем те не преминули воспользоваться. Со стороны казалось, что «Шквалы» взорвались. А в сторону команды первогодок полетело буквально море огня. Да, при этом «Шквалы» потеряли по двадцать процентов поля (а некоторые и больше, противники тоже стреляли), но щиты их противников просели куда значительней. Только Оримура смог несколько снизить потери, успев выставить односторонний щит, да опытная и хладнокровная Бодевиг просто ушла за спину «Драконьего панциря», успев по пути плюнуть в Сарашики, падающую сверху.
      Собственно, после этого бой снова перешел в позиционный, поэтому последовал сигнал о его окончании. ИСы убрали оружие и зависли друг напротив друга.

      

* * *



      — Признаю, Ичика! — слегка насмешливо сказала Сарашики. — Кое-чему вы научились!
      — Потом доп.модуль поправь, — иронично отозвался парень. — Я кажется слегка перестарался, гла-ва.
      Последнее слово Ичика выделил интонацией. Сарашики на это сощурилась.
      — Так вот куда ты нацелился! — усмехнулась девушка. — Значит, власти хочешь?
      — Ну нужно же ставить цели, — ответил парень. — Эта вполне достойна.
      — Что же, это будет интересно, — ответила Сарашики. — Но на легкую дорожку не рассчитывай!
      — Как и ты, на спокойную жизнь, — вернул подкол парень. — Я буду дышать тебе в спину!
      — Что, прямо-таки в спину? — улыбка девушки сделалась пошловатой. — Это предложение?
      — Это вы о чем вообще?! — в разговор влезла сверкающая глазами Лин. — Ичика, я не поняла, про что это она говорит?!
      Сарашики только усмехнулась на это проявление ревности.
      — Ладно, полетели, — сказал Ичика.
      ИСы синхронно развернулись и пошли на снижение в сторону боксов.

      

* * *



      — Ну как вам, господин полковник? — спросила ректор, поворачиваясь к Ворониной.
      — Да, я увидела, что уровень обучения в Академии существенно вырос, по сравнению с прошлым годом, — ответила русская. — Ваше предложение, по испытанию «Шквалов» здесь имеет достаточный вес. Как я понимаю, «Ямада» и Германия получили такое же предложение?
      — Их представители прибудут послезавтра, — ответила Ивамото.
      Майя подала ректору квадратик карты памяти. Та подошла к русской и подала его ей. Воронина убрала карту во внутренний карман пиджака.
      — Еще вопрос, — сказала она. — Этот бой, он был показательным, специально для меня?
      — Нет, это просто один, из так скажем, серии экзаменационных боев перед каникулами, — ответила ректор. — Правда вы видели лучших бойцов первого и второго курсов. Прошу.
      Александра предложила пройти на выход.
      — Хм, а уровень остальных первогодков сопоставим? — спросила Воронина.
      — Если касаться именно личного умения, — ответила Ивамото. — То пилотам-новичкам просто не хватает опыта. Сейчас же в обучении идет упор именно на взаимодействие пилотов в составе групп, несколько в ущерб личным умениям. Кстати, в этом немалую роль сыграли успехи именно имперских пилотов.
      — Вижу, вы приняли во внимание те требования, — сказала Воронина. — Которые мы представляли предыдущему руководству?
      — И это тоже, — ответила ректор. — Мы отошли от концепции, что ИС это машина индивидуального применения.
      Воронина покивала. Женщины дошли до лифта, которые покорно распахнул двери, едва они приблизились.
      — Я бы хотела поговорить с пилотом, что управлял японским ИСом, — сказала Воронина. — И с наставником Оримурой.
      — Да, конечно, — отозвалась ректор. — Наставник уже должна нас ожидать. А пилот подойдет чуть позднее, вы же понимаете, после боя…
      — Конечно, — ответила русская.
      Лифт чуть дрогнул, останавливаясь и распахнул двери в короткий коридор, перед приемной ректора. Пройдя по коридору, женщины попали в исключительно утилитарное помещение, совершенно не похожее на прошлую приемную.
      — Знаете, ваше отношение к процессу обучения действительно сильно поменялось, — заметила Воронина.
      — Я не поддерживаю мнения о том, что кабинет ректора должен быть аналогом королевского, — ответила Ивамото. — Это лишняя и совершенно бесполезная трата ресурсов. Ну и мне было несколько неудобно, каждый раз проходить половину Академии, чтобы попасть в операторскую.
      — Нужно держать руку на пульсе? — чуть усмехнулась русская.
      — Вы совершенно правы, — вернула улыбку ректор.
      Им навстречу поднялась молодая женщина с суровым лицом и в строгом деловом костюме.
      — Госпожа Оримура, — кивнула Воронина.
      Женщина слегка опустила голову в ответном приветствии.
      — Мария, сделай нам кофе, — сказала тем временем ректор и обращаясь к посетителям, сделала жест в сторону дверей. — Прошу.

      

* * *



      Шум воды немного заглушал голоса, поэтому приходилось слегка повышать голос. Впрочем, Лин повышала громкость больше, чем было необходимо.
      — Ичика! Я же знаю, что ты на нее глаз положил! — бушевала китаянка. — Тебе что, мало нас?
      — Да с чего ты решила? — ответил каким-то слегка напряженным голосом Ичика. — Я что, давал повод?
      — А зачем тогда ты к ней шляешься последние месяца три?! — не унималась Лин.
      — У меня алиби! — ответил парень. — Я не один туда хожу!
      — Лин, мы действительно просто тренируемся, — заметила Сесилия. — Ты чего, ты же сама ходила!
      — А чего она тогда так говорит?! — китаянка вышла из-под воды и заглянула в кабинку Ичики. — Да что ж такое!!!
      Парень, прижавшийся к стене, слегка смутился и пожал плечами. А вот Лаура, делающая сейчас ему приятное ртом, даже ухом не повела. Лин нахмурилась.
      — Как вернешься, я первая! — заявила она.
      — Видишь ли в чем дело… — Ичика отвел глаза.
      — А-а!!! Да кто успел?! Когда?! — воскликнула Лин.
      — Хоки, — ответила Сесилия. — Еще до боя.
      — Пф! С ней мы договоримся! — махнула рукой китаянка.

      

* * *



      Шарлотта вышла из вагона монорельса и счастливо улыбнулась. Академия! И теперь не нужно будет притворятся! Девушка рефлекторно провела рукой по короткой юбочке. Жаль только, что теперь она будет жить не с Ичикой. А с ним так интересно! Дома инструкторы прямо-таки буквально по словам разбирали те тактические приемы, что предложил парень.
      Над Ареной переливался синим купол защитного поля. Значит там сейчас шел бой. И Шарлотта замедлив шаг, все же свернула в ту сторону. Вскоре она вышла на обзорную площадку, которая к ее удивлению, была весьма заполненной.
      — Да эта Шинононо без своего ИСа ничто, — донеслась до девушки чья-то реплика.
      — Хочешь проверить? — иронично сказала кто-то в ответ. — Она участвовала в чемпионате по Кендо. Я бы не стала так легкомысленно ее списывать.
      — Все равно, это неправильно. Первогодка и личный ИС.
      — Руби, а ты бы не по форумам сидела, а тренировалась. Может быть и ты бы заимела.
      — А еще лучше, спать с этим Оримурой, — заметила предыдущий оратор.
      — Ну так и в чем проблема? — ехидно ответили ей. — Мораль что ли мучает?
      — Попробуй подберись, — хмуро ответила высокая черноволосая девушка, с несколько тяжеловатыми чертами лица. — Его эти… словно президента охраняют!
      — Ну так не дуры, понимают!
      «А Ичика стал очень популярен, — со вздохом отметила француженка и скривилась. — Теперь он и не посмотрит в мою сторону».
      А на Арене три «Рафаля» во главе с красным ИСом Шинононо, явно одерживали верх над четверкой опять же «Рафалей». Точнее тройкой, один из ИСов уже лежал на земле. Вот красный ИС сцепился с одним из противников, ему на помощь пришел один из «Рафалей», а двое оставшихся открыли буквально ураганный огонь, отсекая от схватки остальных противников. Пошел яростный обмен ударами у рукопашников, только клинки гудели. И вдруг из рук красного ИСа исчез клинок, а его руки замелькали в уже буквально рукопашной схватке. Вскоре его противник осел на земле, слегка дымясь. А победители немедленно отошли под защиту стрелков.
      — Mierda! Говорила же, следи за ее руками! — с досадой воскликнула та высокая девушка.
      — А ты говоришь, ничего не стоит! — тут же заметила стоящая рядом с ней.
      Шарлотта понаблюдала еще за боем. Собственно, итог уже был очевиден. Два против четырех. И эта четверка еще к тому же, не стала тупо давить, а организовала натуральный конвейер выдачи плюх. Двое бились врукопашную, двое стреляли сзади. Потом менялись. Так что даже тот урон, что они получали, немного компенсировался естественным восстановлением щита. И вот эту фишку Шарлотта тогда отрабатывала с Ичикой.
      «Как много я пропустила! — с сожалением подумала девушка. — Придется очень много тренироваться, чтобы не отстать!»

      

* * *



      — Я инструктор по боевой подготовке, — говорила Воронина. — И я приехала оценить именно ту часть обучения, которая касается непосредственно обучения пилотов. И меня, признаться, несколько удивил объем знаний, который они должны усвоить. Удивил, и в том плане, что учащиеся изучают все типы ИСов, и что это дается только тем, кто сейчас на первом курсе. А остальные пилоты, курсами выше?
      — К сожалению, — ответила Чифую. — Если вводить эту систему и для них, то им придется фактически заново учиться. Но, кстати, часть пилотов, мы смогли перевести на новую форму обучения. Но они изначально занимались чем-то подобным. Это японские пилоты, ваши и китайские. К сожалению тех, кто учиться по грантам своих государств, мы, во-первых просто не можем заставить пройти этот курс, потому что их придется фактически учить заново. А это дополнительное время. А еще ты наверняка знаешь, как тяжело уже сложившемуся пилоту менять свой стиль.
      — Разумно, хоть и несколько… цинично, — ответила русская. — Но результат уже виден. Первый курс показывает весьма хорошие показатели. Причем на разнотипных машинах.
      — И это тоже есть часть обучения, — ответила Чифую. — Во втором полугодии, мы намерены делать ротацию не только в составе групп. Предполагается, что пилоты попробуют себя и в разных машинах.
      — Это касается и личных ИСов? — уточнила Воронина.
      — Это еще официально не объявлено, — заговорила ректор. — Но мы намерены отменить практику «личного» ИСа. Это наследие прошлой системы обучения, которая была направлена не на подготовку пилота, а на подготовку гладиатора. Будет закрепление ИСов за пилотами, потому что это логично, что человек лучше освоит то, что больше всего пилотирует. Но этого аристократизма не будет. Все пилоты первого курса, части второго и нескольких человек с третьего, пройдут через все типы ИСов, которые приписаны к Академии. После этого, даже пилотируя другой ИС, пилот будет в полной мере представлять, на что способен тот, который будет рядом и который, что важнее, ему противостоит. А соответственно, лучше действовать.
      — Вы уже опробовали эту систему? — спросила Воронина.
      — Сразу же после каникул контрольная группа этим займется, — ответила ректор. — Кстати БОльшую ее часть вы сегодня видели.

      

* * *



      Хоки, с гордой осанкой и с довольной улыбкой шла по коридору. Идущие за ней Кошки в пафосе не отставали. Этаким клином, они буквально шествовали по коридору и с их лиц не сходили довольные, гордые улыбки. Еще бы, они только что разделали второкурсников! За эти три с небольшим месяца, отношения между курсами переросло практически в войну. Второгодки просто офигевали от борзых перваков. Несколько попыток поставить их на место силой, заканчивалось тем, что со всех сторон к драке подключались остальные «кохаи» и «семпаи» после этого нехило отгребали. Когда дело дошло до натуральной стенки на стенку, вмешалась ректор и пригрозила зачинщикам с обоих сторон исключением. А также было объявлено о том, что все претензии друг к другу, пилоты могут разрешать либо словесно, либо на Арене. Тем более, что Академия было более чем полностью укомплектована в техническом плане. И противостояние перешло в нужное русло…
      — Хоки! — Ичика радостно улыбался. — Не мог уйти, чтобы тебя не поздравить!
      — А если бы мы не выиграли? — спросила девушка, вскинув подбородок.
      — Вы? — удивился Ичика. — Да ладно!
      Лицо у Хоки сделалось просто совсем довольным. Она подошла к парню и подставила губы для поцелуя. И Ичика с удовольствием сделал то, что просила (или требовала?) девушка.
      — Эй, Хоки, а мы? — раздался сзади Хоки голос Юмы.
      — Да-да, мы тоже хотим такие медальки! — добавила Дойна.
      Хоки резко обернулась и обвела Кошек прищуренным взглядом.
      — И прошлой недели с вас хватит, — сказала она. — Или я вас сейчас сама поцелую.
      — Нет, мы не ханжи, конечно, — ответила Дойна. — Но что-то ласки в этих словах не ощущается.
      — Да, лучше мы потом, как-нибудь, — кивнула Юма.
      А третья, не такая резвая (и пошлая) Майко лишь застенчиво улыбнулась Ичике.
      — Все молодцы! — громко сказал тот. — Так, ну что, сегодня отдыхаем, а завтра праздник? Все-таки Рождество, каникулы. Ну и нужно отметить вашу победу!
      — Конечно! — с энтузиазмом, в два голоса воскликнули Дойна и Юма.
      Парень усмехнулся и перевел взгляд на Хоки.
      — Ну, а вам, славная воительница, — сказал он. — Я выражу свое одобрение вечером. Лично.
      Хоки сверкнула улыбкой и снова, уже сама, поцеловала парня.
      — Только сильно у Александры не задерживайся, — негромко произнесла она.
      — Ты чего, я ж официально иду, — ответил Ичика.
      — Да-да, — хмыкнула Хоки. — Как тогда, когда мама Си приезжала? Тоже официально, а вернулся утром. Хорошо хоть я точно знаю, что вы были там не втроем.
      — Ну Хоки, ты чего? — ответил Ичика. — Где Аманда, а где я? И потом, она, как бы теща практически.
      Хоки выразительно посмотрела на парня и повернувшись к своему отряду, скомандовала:
      — Так, в душ, хорош пялиться на моего парня!
      — Ой, да что, с него убудет?
      — Тем более, он в форме!
      Хоки, улыбнувшись напоследок Ичике, ушла вслед за остальными. А тот хмыкнул и пошел дальше в направлении кабинета ректора.

      

* * *



      Ректор вышла из кабинета и Воронина тут же обратилась к Чифую, причем на русском языке:
      — Слушай, ну вот скажи, ты знала что твой брат может быть пилотом?
      Чифую усмехнулась.
      — Если бы, — ответила она. — Тогда все было бы наминого просе.
      — А когда все выяснилось? — поинтересовалась русская.
      — Ольга, а ты спрасивать себе, или… м-м… кёмандиру? — чуть прищурилась Чифую.
      — И так, и так, — ответила та. — Сама же знаешь, потом все равно все снимут.
      — В обсем, это не есть система, — ответила Чифую. — А что, вы тоже пробовать?
      Русская усмехнулась.
      — Ну, а сама-то как думаешь? — ответила она. — Класс, где Ичика учился, сразу же. Ну и потом…
      Чифуя покивала.
      — Как там мои? — спросила она.
      — Ну, четыре из них здесь, — ответила Воронцова. — Остальные уже практически все в основном составе. Правда Тишу пришлось комиссовать все-таки, с ней ты права оказалась.
      Чифую чуть улыбнулась. В этот момент вернулась ректор. Она быстро переглянулась взглядами с Чифую.
      «А они явно больше, чем просто начальник и подчиненный» — подумала Воронцова, увидев легкую, едва заметную улыбку Оримуры.
      — Сейчас обед принесут, — сказала ректор. — И Ольга… Можно вас так называть?
      — Да, — просто ответила Воронцова.
      — И вы, и я, люди военные, — сказал ректор. — Я, конечно уже не совсем, но ведь нельзя стать бывшим военным, правда? Так вот, предлагаю без чинов. Я понимаю, почему приехали только вы, а не делегация. Судя по записи прошлогоднего разговора…
      — Велась запись? — сузила глаза русская, явно неприятно удивившись.
      — Да, так что вы и ваше руководство проявили дальновидность, не став плотно сотрудничать с Академией тогда, — Александра положив руки на стол, приняла какую-то такую свойскую, расслабленную позу. — Я всегда была убеждена, что нет ничего хуже, когда военными руководят гражданские. И еще ни разу в этом не разуверилась. Так вот, судя по той записи, вам фактически вежливо нахамили. Как вы видите, выводы из ошибок сделаны. Что нужно ПОКАЗАТЬ, чтобы ваше руководство могло ОФИЦИАЛЬНО поддержать проект «Академия»?
      Воронцова чуть приподняла бровь.
      — Ну, кое-что вы уже сделали, — не торопясь ответила она. — Один из ваших самых известных теперь пилотов, фактически получил образование в Империи. Один из ведущих инструкторов, работал раньше у нас. Ну и то награждение…
      — Поэтому здесь вы, Ольга, а не письмо с курьером, — сказала Ивамото. — Теперь нужно показать что-то более значительное?
      — Не могу не отметить, что ваше назначение было очень правильным… Александра, — Воронцова как-то неуловимо поменяла позу и теперь перед ректором сидел человек, как минимум должности не ниже ректорской. — Что же. Империя готова оказать поддержку Академии. Я увидела достаточно, чтобы сделать вывод, что это как минимум будет неплохой опыт. Опыт сравнения нескольких конструкторских школ. Но для качественного использования этого опыта, в Академии должны работать наши инженеры.
      — Но вы же понимаете, что ровно того же захотят и другие страны? — спросила ректор.
      — Это не первый международный проект, который будет поддерживать моя страна, — ответила Воронцова. — Есть опыт тех же бригад быстрого реагирования при ООН. И вы яркий тому пример. Более того, именно потому, что во главе Академии сейчас бывший командир одной из таких бригад и делает этот проект более жизнеспособным. Поэтому мы готовы направить не только инженеров. Мы хотим, чтобы в следующий учебный год, часть одаренных детей обучалась в Академии. Речь идет не только о пилотах, но и вообще по всем направлениям. Это же касается преподавателей, инструкторов… И систем обороны.
      — Пока я услышала только серьезные условия, — заметила Ивамото. — Но не услышала требований.
      Воронцова чуть улыбнулась.
      — Те ИСы, что напали на академию, — произнесла женщина. — Мы бы хотели получить данные по ним. Также мы бы хотели регулярно получать данные пилота Оримуры Ичики. И еще Империя, конечно, хотела бы получить, скажем так, статусное подтверждение своего вклада в деятельность Академии.
      С последней фразой Воронцова запустила руку во внутренний карман пиджака и достала прямоугольник из белого пластика, величиной со старые бумажные банкноты. Это был пригласительный билет, оформленный в новогоднем стиле. На этом билете, красивыми буквами с завитушками, было крупно выведено кириллицей имя «Оримура Ичика». А чуть ниже, буквами поменьше шел текст. И первая фраза гласила: «Императорская, Его Величества Александра VII, личная канцелярия, приглашает уважаемого…»
      Ректор подняла глаза на Воронову. Та с выражением одобрения смотрела на Александру.
      — Александра, гораздо больше можно получить не требуя, а работая вместе, — сказала Воронцова.

      

* * *



      — Глава, — кивнул Ичика, пропуская даму в лифт первой.
      Сарашики, слегка улыбнувшись, прошла в кабинку.
      — Вам на какой? — спросил парень, заходя следом.
      — Давай просто постоим, — ответила Сарашики.
      — Простите, во времени ограничен, — улыбнулся Ичика. — А так бы с удовольствием пообщался.
      — Я тоже к ректору — сказала девушка.
      — А, вот как, — хмыкнул парень и нажал кнопку. — Начальство прилетело?
      — Скажем так, — Саришики улыбнулась и добавила по-русски. — К нам приехал ревизор.
      Ичика усмехнулся.
      — Ну, хорошо, что не Воланд, — отозвался парень.
      — Ичика, ты что, читал Булгакова? — слегка удивилась девушка.
      — И даже Николая Васильевича, — ответил Ичика.
      — Знаешь, иногда мне хочется оглушить тебя, утащить в темный подвал и хорошенько расспросить, — заметила Сарашики.
      — Кровавая гебня, — откликнулся парень, усмехнувшись. — Что, лавры Ежова покоя не дают?
      Девушка так выразительно посмотрела на парня, уже по ходу, кроме шуток обдумывая свое недавнее предложение.
      — Я буду кричать, — предупредил Ичика. — Громко.
      Вместо ответа Сарашики внезапно шагнула к парню и впилась в его губы поцелуем.
      — А я сделаю вот так, — сказала девушка, чуть отстраняясь.
      Двери позади парня открылись. И девушка лукаво так улыбнулась, прищурившись.
      — Когда-нибудь двери не откроются, И-чи-ка, — сказала она, проведя пальцем по губам парня.
      И сверкнув глазами, прошла мимо него на выход. Парень мотнул головой и усмехнулся. А потом последовал за Сарашики.
Вообще Ичике нравился новый кабинет ректора. В том как-то придавливало что ли. Заходишь будто на прием к президенту. Тут же было как-то привычно, словно к сестре заходишь. По-деловому в общем. Даже Мария смотрелась не такой уж строгой.
      — Подождите, — коротко сказала женщина, кивнув на стулья и снова вернулась к трем экранам, которые были открыты перед ней.
      Парень сел рядом с Сарашики, которая уже приземлилась.
      — Сразу видно, вы с Бодевиг одного поля ягоды, — негромко сказала Сарашики по-русски.
      — Это почему? — поинтересовался Ичика.
      — Вы настроены не просто победить, — ответила девушка. — А выжить.
      — Это хорошо или плохо? — поинтересовался парень.
      — Это иначе, — ответила Сарашики. — Несколько сбивает. Я хочу потом побольше поработать с вами двумя. Мне нужно это принять. Я никак не могу настроится на эту волну.
      — Да без проблем, — ответил Ичика. — Я всегда готов оспорить твой титул.
      — Слушай, ну зачем он тебе? — спросила девушка. — Это же просто название, совет это по большей части японская традиция.
      — Ну так я вроде как японец, — заметил парень. — Так что для меня это круто.
      Сарашики посмотрела на него. А потом слегка усмехнулась.
      — А в этом я уже сомневаюсь, — сказала она и пояснила. — В том, что ты японец.
      — Тебе метрики показать? — ответил Ичика. — Я японец японистее некуда!
      Тут в приемную буквально завалилась женщина, в привычном для преподавателей строгом костюме. И, увидев Ичику, расплылась в улыбке.
      — Братик! — произнесла она. — А я думаю, куда ты делся!
      Женщина подсела к парню и прижалась к нему.
      — Я хотела тебя похвалить, а ты уже ушел! — буквально пропела она.
      Сарашики с другой стороны подозрительно закашлялась. Ичика смерил ее хмурым взглядом и перевел взор на Мадоку.
      — Меня ректор вызвала, — сказал он. — Вот видишь, сижу, жду.
      — Какой ты серьезный, — улыбнулась женщина. — Мария, Чифую тоже там?
      Секретарь, уже насмотревшаяся на эту парочку, молча кивнула.
      — Ладно, подожду ее здесь, — сказала Мадока. — Ичика, но я хотела тебя и поругать немного. Зачем ты подставлялся, защищая эту дикую китаянку? Она должна была получить и слиться, чтобы понять, как подставляет остальных. В реальном бою ты тоже за нее будешь пули ловить?
      — Это я ей сегодня еще объясню, — парень поморщился. — Но согласись, она уже не так оголтело бросается в драку.
      — Да, наши с ней занятия некоторый результат дали, — кивнула Мадока. — Но после праздников я ей займусь плотнее. Надо выбивать из нее эту дурь. Иначе в один прекрасный момент, она всех подставит.
      Мадока при этом все плотнее прижималась к Ичике, в конце концов ее груди прямо-таки раздавились о его руку. Мария бросила слегка насмешливый взгляд на эту картину. Сарашики уже просто отвернулась, чтобы ее широкая улыбка была не так видна.
За это время все, кто хоть немного интересовался, уже разобрались, что суровый и даже жестокий наставник Оримура номер два, испытывает к своему брату гораздо большее, чем родственные чувства. Да женщина это не сильно и скрывала. Точнее, вообще не скрывала и вешалась на парня при любом удобном случае. Даже девушки Ичики просто махнули рукой на это непотребство. Все же Мадока преподаватель ей не сильно и укажешь. Нескольким поборникам нравственности, сначала пришлось выслушать о себе весьма неприятную лекцию, причем исключительно с профессиональной точки зрения, а потом буквально уползать с поля, когда объяснение переходило в практическую стадию. Даже вечно ищущая соперниц Лин, как-то заопасалась скандалить с сестрой Ичики. Не в последний момент из-за того, что наставником по индивидуальному развитию пилотов теперь была именно Мадока. Та и так постоянно «радовала» китаянку своим вниманием.
      — Мадока, а ты не могла бы слегка отодвинутся? — спросил Ичика. — Мы вообще-то возле кабинета ректора.
      — Ичика, да хоть на Луне! — усмехнулась женщина. — Ты что, не рад, что твоя сестренка тебя любит?
      — До изжоги… счастлив, — проворчал парень. — Но лучше бы ты выражала чувства на расстоянии.
      — Ты просто ледышка, Ичика! — укорила Мадока. — Мы столько были в разлуке, а ты снова ведешь себя, как бука!
      — Вот счастливое время-то было! — протянул Ичика.
      Тут из кабинета вышла Александра. Она окинула взглядом сидящих, чуть усмехнулась и обратилась к Марии:
      — Закажи обед на… — ректор посмотрела опять на ожидающих. — На шестерых.
      Секретарь молча кивнула и вызвала еще один экран.
      — Мадока, — продолжила ректор. — Я тебя точно выгоню за растление.
      — Ничего не могу с собой поделать! — отозвалась та. — Как вижу братика, просто теряю голову!
      Александра приподняла брови.
      — Ты главное только на людях не сделай чего-нибудь откровенного, — сказала ректор. — А то реально придется тебя наказать. Здесь все же учебное заведение, а не тематический Ичика-парк.
      Сарашики всхрапнула, прижимая ладонь ко рту. Даже по губам Марии проскользнула улыбка.
      — Как позову, зайдете, — сказала Александра. — Мадока, только прошу, не под ручку. В кабинете представитель Империи.
      — Слушаюсь, Александра-сама! — ответила та. — Есть не под ручку!
      При этом женщина опустила взгляд… На ширинку брата.
      — Не Академия, а стендап-шоу, — проворчала ректор, заходя обратно в кабинет.
      А Ичика посмотрел на расплывшуюся в довольной улыбке Мадоку и тяжело вздохнул.

      

* * *



      — Шарль! — раздался радостный голос. — Ой, то есть Шарлотта!
      Француженка, идущая в сторону общежития, обернулась. К ней приближалась неразлучная пошлая троица. И Шарлотта улыбнулась. Нет, все-таки она скучала. Здесь, в Академии, было почему-то светло что ли. Вот ее не было столько времени, а все равно ее рады видеть.
      — Ты вернулась! — воскликнула Дойна. — Что, надоела тебе твоя Франция, да? Тут интереснее?
      — Да, — ответила Шарлотта. — Здесь намного лучше.
      — И, главное, Ичика рядом, — подмигнула Дойна.
      — Я… не думала про это, — ответила француженка, но на ее щеки вылез легкий румянец.
      — Ой, да ладно! — усмехнулась Юма. — Тут этим никого не удивишь!
      Они подошли вплотную и Дойна тихо сказала:
      — Ты просто не представляешь, что тут было, когда ты уехала. Твое же место в комнате Ичики освободилось. Реально чуть мировая война не началась.
      — И кто… В смысле, кто теперь живет с Ичикой? — спросила Шарлотта.
      — А в этом и весь юмор, — усмехнулась Юма. — Он один живет. Чтобы, значит, не было ссор. И вот мне интересно, а не сунут ли тебя опять к нему? Вы же жили вместе. А с местами по-прежнему туго!
      — Я так не думаю, — слегка грустно улыбнулась Шарлотта. — Я же тоже девушка… Теперь.
      — И тоже в команде охотников за членом! — добавила Дойна и девушки рассмеялись.
      Шарлотта поневоле тоже улыбнулась. Нет, даже такие смущающие разговоры… Словно горный воздух после унылых коридоров и однотипных комнат, в которых спала Шарлотта. Она, как говорится, в мир за это время вышла всего один раз… Пройдясь от машины до дверей центрального офиса компании. А еще девушка с каждым днем впадала в душную, беспросветную тоску. Ей интересовались только в качестве человека, который видел, как действует Оримура Ичика. А особенно его ИС. Выпытывали буквально посекундно, что он делал и как. А потом допросы подошли к концу. И про нее забыли. Две недели Шарлотта просто находилась в четырех стенах. И да, дверь ее комнаты запирали. То есть, по факту, ее убрали с глаз долой, как не оправдавшую ожиданий. И вот, когда уже девушка и не надеялась, ее вызвали в центральный офис. И там секретарь ее отца, с недовольным лицом сообщила, что ее направляют обратно в Академию. Естественно, без личного ИСа. И при этом, не как представителя компании, а как абсолютно частное лицо… Пусть и имеющее способности пилота. И все. Через два часа она уже сидела в самолете, что летел в Японию.
      — Ты уже заселилась? — спросила Дойна.
      — А? — вынырнула из воспоминаний Шарлотта. — Еще нет. Я же только приехал… ла. Вот сдала документы и иду в общежитие.
      — Ну тогда, пойдем вместе! — Дойна похлопала девушку по плечу. — Если мест не будет, приютим! На полу места много!
      «Да хоть в коридоре, лишь бы здесь!» — подумала Шарлотта, улыбаясь.

      

* * *



      За толстым стеклом специальной усиленной вакуумной камеры для проведения исследований, шла напряженная работа конструкторского 3D принтера. А печатал он, ни много ни мало, один из слоев ядра ИСа. Вот, наконец, смолкло непрерывное гудение аппарата, потух непрерывно работавший всю неделю лазер. Операционный стол плавно и медленно выехал из чрева машины, являя миру свое еще дымящееся творение, в форме диска.
      Наблюдавшая за всем этим Шинононо Табанэ выглядела мягко говоря, неважно. Точнее, она выглядела нормально… для безумного ученого. Горящий взгляд, прическа типа: «Я чесала голову, чем попало под руку», белый халат, который еще местами имел ту свою изначальную белоснежную чистоту (в основном на спине), слегка подрагивающие руки и некоторая неловкость, порывистость движений человека давно не спавшего.
      — Подарочек на новый год, — произнесла Табанэ. — Пусть Дед Мороз мне принесет!
      Под ее руками появилась виртуальная клавиатура и пальцы девушки буквально замелькали над ней. Следом появилось окно, в котором Табанэ одной рукой начала что-то делать над виртуальной моделью того, что сейчас лежало на столе в камере.
      Вскоре на ее действия пошел отклик. С потолка спустились несколько захватов типа трехпалая клешня с тонкими «пальцами», которые начали размещать на изделие датчики. Глазки видеокамер, заняли свои места над опытным образцов. На финише к изделию были подключен толстый силовой кабель и еще несколько кабелей разного калибра и цвета.
      Табанэ на некоторое время замерла, смотря через стекло на плод своих изысканий. А потом как-то торжественно коснулась клавиши «Enter». На нескольких экранах, выводящих графики, немедленно появились результаты.
      — Так, силовой мост запустился, — заговорила ученая. — А чего-ж управляющий… Ага, пошло!
      График показывающий выходную мощность показывал прямые горизонтальны линии. В результате каких-то процессов, он периодически плавно повышался и снова переходил в линейный вид. В конце концов изменения прекратились и график стабилизировался.
      — Ну, а я что говорила! — Табанэ удовлетворенно щелкнула пальцами. — Тридцать процентов!
      Девушка усмехнулась и зевнула.
      — Прогнать? — спросила она себя. — Аха-ха-ха! И так все понятно! Лучше нащупать пик!
      Она ввела несколько команд и заколебалась.
      — Да ладно, тут такие накопители! — и активировала процесс.
      Сначала ничего не происходило. А потом на графике мощности на выходе линия резво полезла вверх, причем практически вертикально. А из камеры донеслось басовитое гудение. Шинононо несколько секунд наблюдала, кивая головой. А потом бросила взгляд на изображение с камер.
      — О-ёй! — выдала она, увидев что ее изделие приподнялось на ребро.
      Ее пальцы замелькали над клавиатурой. Но гудение только нарастало. Девушка бросила взгляд на значение мощности.
      — Упс! — выдала она.
      Ее тело буквально обросло металлом и этот синий костюмчик, весьма похожий на ДИН ИСа, был полностью глухим. А потом вокруг Табанэ появилось мерцание щита…

      

* * *



      — Курсант Оримура, по вашему приказанию прибыл! — четко доложил Ичика, подойдя к столу, как положено за три шага перейдя на строевой.
      — Курсант Татенаси по вашему приказанию прибыла! — не отстала Сарашики, встав рядом с парнем.
      — Я тоже пришла! — из-за их спин выплыла Мадока и сразу же присела рядом с сестрой.
      Воронцова бросила на нее внимательный взгляд и перевела взор обратно на курсантов.
      — Лучший пилот среди учеников Академии по личному зачету прошлого года, — произнесла ректор. — И глава ученического совета.
      Губы Сарашики тронула едва заметная улыбка.
      — Командир класса 1-1, старший пилот, — продолжила ректор, уже перечисляя регалии Ичики.
      — Да, изменения в сути обучения налицо, — заметила Воронина.
      — Садитесь, — сказал ректор, кивая на кресла перед курсантами.
      Ичика и Сарашики молча заняли свои места.
      — Один класс, — сказала Воронина. — На весь мир. А ведь еще за год до этого было четыре.
      — Это результат ошибочной постановки целей, — ответила Александра. — Скорее всего, еще бы максимум год и проект признали бы неудачным.
      — Цель… — произнесла Воронина и посмотрела на Ичику. — Можно спросить у тебя, Ичика. Какова твоя цель? Почему ты хочешь стать пилотом?
      — Служить и защищать, — тут же ответил парень. — В качестве пилота это можно делать максимально эффективно.
      — От чего же защищать? — снова спросила русская. — И кого?
      Парень пристально посмотрел на Воронину.
      — Товарищ полковник, — произнес он. — От всего что будет угрожать тем, кто защитить себя не может.
      — Это общие слова, — заметила Воронина. — Ты же носишь форму вполне определенного государства.
      — Надолго ли? — откликнулся Ичика. — И имперскую форму я тоже носил.
      Женщина смерила парня долгим, задумчивым взглядом.
      — Что ж, я услышала, что хотела, — произнесла она, наконец. — Я считаю, что данных достаточно, чтобы обрисовать обстановку.
      Тут снаружи донесся грохот. Присутствующие замерли, прислушиваясь. А потом перед ректором появилась виртуальная панель.
      — Лабораторный комплекс, — деловито сказала она.
      — Ну, теперь эта женщина работает у вас, — заметила Воронина чуть иронично.
      А между тем Ичика быстро прошел к окну. Пару секунд он смотрел на столб дыма, поднимающийся к небу.
      — Ивамото-сан? — обернулся он к ректору.
      — Иди, — коротко бросила та.
      Ичика тут же буквально выбежал из кабинета.
      — Я тоже пойду, — сказала Чифую.
      — Доклад сразу же, как все выяснится, — сухо напутствовала Ивамото.
      Чифую вышла следом за братом.
      — Вы знаете, — с легкой улыбкой сказала Воронина. — А это была одна из причин, по которой руководство Империи согласилось рассмотреть ваше предложение, Александра.
      Она сделала паузу, смотря на ректора.
      — Именно здесь учится, наверное единственный в мире человек, который может направить энергию Табанэ Шинононо в конструктивное русло.

      

* * *



      ДИН Ичика призвал едва выбежал на крышу и оттолкнувшись от края, спланировал на землю. Конечно ДИН мог недолго лететь, но это не ИС, энергии было максимум на десять минут. А горизонтального полета еще меньше. Поэтому Ичика предпочел использовать ее, чтобы развить скорость перемещения по земле.
      А у лаборатории уже приземлялись ИСы дежурных пилотов. А комплекс… Был частью просто огромной дырой. Вокруг валялись обломки, дым уже не валил столбом, но что-то там продолжало гореть. А возле комплекса, с какой-то детской обидой на лице, стояла, похоже, виновница торжества. У Ичики с души камень свалился , когда он увидел знакомую фигуру, почему-то в контактом костюме.
      — Табанэ! — воскликнул парень, подбегая. — Что случилось?
      — Всего лишь немного неудачные испытания, — произнесла та. — Никто не пострадал!
      — Это естественно! — сказал Ичика. — Потому что кроме тебя, тут никого не было!
      Парень вздохнул, оценивая вид невесты.
      — Банни, ты когда в последний раз спала? — спросил он.
      — Вче… Нет, позавчера, — как-то замедленно ответила девушка, зачем-то подняв глаза в небо.
      Ичика пробормотал несколько слов из ненормативной лексики. И что с ней делать? Табанэ явно пребывала слегка не здесь. То ли последствия взрыва, то ли недосыпа. То ли все вместе.
      — Идем, — коротко бросил он.
      — Куда? — спросила Банни.
      — К доктору, конечно! — слегка повысил тон парень.
      Он скрипнул зубами, успокаиваясь. Все равно пока отчитывать бесполезно.
      — Но со мной все в порядке, Ичика, — сказала как-то удивленно Табанэ.
      — Со мной не в порядке! — все-таки рыкнул парень. — Моя жена заперлась в лаборатории, а затем едва нахрен не убилась! А сейчас стоит, будто мухоморов объелась! Живо в госпиталь!
      — Ох, Ичика, ты такой заботливый! — протянула Банни.
      — О, ты еще не знаешь насколько! — со зловещим видом ответил Ичика.
      Табанэ только похлопала глазами в ответ.

      

* * *



      Ичика, уже минут десять хмуро пялившийся на спящую Банни, отвел взгляд и провел ладонью по лицу.
      — Вот, теперь ты можешь ощутить, что испытывали мы, — раздался от входа голос Александры.
      Женщина прошла в палату и посмотрела на Табанэ.
      — Что говорит Мэй? — спросила она.
      — Как ни странно, — ответил Ичика. — Банни полностью и абсолютно здорова, не считая сильного утомления.
      — Да, только лабораторию проще заново отстроить, — заметила ректор. — Что там произошло, она говорила?
      — Испытание новой схемы силовой части ядра, — ответил Ичика. — Я бы даже сказал, краш-тест.
      — Тест получился что надо, — заметила Саша. — А ты что, так и будешь тут сидеть?
      — Знаешь, я уже боюсь оставить ее одну, — ответил парень. — А вдруг ей в голову придет очередная гениальная идея? Ищи ее потом где-нибудь на южном полюсе.
      — На южном полюсе нет ничего интересного, — раздался сонный голос Табанэ.
      Ичика тут же встал и подошел к кровати.
      — Ну что, мы с тобой поменялись местами? — чуть улыбнулась Табанэ.
      Парень скрипнул зубами.
      — Знаешь, короче так, — сказал он. — Мы с тобой говорили. И ты обещала, что эксцессов больше не будет. Так?
      — Ичика, это просто случайность! — смутилась ученая.
      — Как и в прошлый раз, когда тоже чисто случайно взорвался накопитель, — Ичика неожиданно наклонился и их лица оказались совсем близко. — Помнишь, что ты мне тут говорила?
      Табанэ утратила всю шутливость, когда лицо парня сделалось прямо-таки каменным. И девушка почувствовала, как в груди екнуло.
      — Прости, — тихо сказала она. — Ичика…
      — Я не могу тебе запретить заниматься этим, — произнес медленно тот. — Это как предложить не дышать. Но Банни. Скажи, что мне делать, если в следующий раз, все закончится тем, что твое тело извлекут из-под обломков?
      Их дыхания смешивались и Табанэ, наверное впервые в жизни, не знала, что ответить. Ичика резко распрямился. И сверкнув глазами, резко развернулся и вышел из палаты.
      — Кажется, Табанэ, — произнесла Александра. — В этот раз ты дошла до черты.
      Та только тяжело вздохнула.
      — Да я еще никогда не видела его таким злым, — ответила она. — Похоже и вправду, пора пересмотреть подходы.
      — Да вы оба маньяки, — заметила ректор. — Одна в лаборатории живет, на одних энергетиках, второй только что не спит в ИСе. Я даже боюсь представить, что было бы, если вы не наткнулись друг на друга.
      Табанэ только уголком рта дернула.
      — Ну я пойду, — сказала Александра. — А ты держись.
      Банни вопросительно уставилась на нее.
      — Там, кстати, твоя однофамилица хочет тебе что-то сказать, — усмехнулась ректор. — И мне почему-то кажется, что она такой вежливой, как Ичика, не будет.
      — А может я еще не проснулась? — с надеждой предложила Табанэ.
      — А почему тогда ушел Ичика? — с иронией спросила Александра. — Да так, что едва двери с петель не слетели?
      — Похоже, я накосячила, — вздохнула Банни.
      — Похоже на то, — усмехнулась Александра. — Пока думай, как будешь мириться с Ичикой. Он, похоже, всерьез обиделся. Думаю, тут даже постель не поможет.
Примечания:
Ну что, вторая книга началась! Хочу сказать всем, кто тыкал в меня тем, что я внезапно потеряю желание писать, не дождетесь! И как обычно, предложения, мысли, мне все интересно, пишите, не стесняйтесь, автор любит поговорить ))) Ну и тем, кто будет читать эту часть сразу же после выкладки, хочу пожелать доброй ночи! )))
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.