ID работы: 12216559

Come Together

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
187
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
41 страница, 13 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено с указанием автора и ссылки на оригинал
Поделиться:
Награды от читателей:
187 Нравится 25 Отзывы 37 В сборник Скачать

- 4 -

Настройки текста
К этому моменту Люциус в значительной степени списал со счетов всю историю с соблазнением. В конце концов, он сделал Иззи продуманный подарок при лунном свете, когда они были совсем одни, и это дало примерно ноль движения в нужную сторону. Нет никакого способа истолковать это как-то иначе — это был очень откровенный флирт со стороны Сприггса. Вот почему он не обращает внимания на «детали», когда приходит время проводить инвентаризацию, а рутинная работа возлагается на него и Иззи. Именно из-за отсутствия понятной реакции он не складывает два и два, когда Иззи начинает инвентаризацию в бешенстве и напряжении, и становится только злее и напряжённее, когда они проходят через кладовые в порядке наполнения. В конце они оказываются вдвоём в почти пустой кладовой, только небольшая кучка разных наполовину полных мешков в углу, и Иззи в правильном состоянии, а Люциус совершенно этого не видит. — У тебя там всё в порядке? — спрашивает Люциус, когда Иззи заканчивает свой одиннадцатый круг по комнате. — Отъебись, — огрызается Иззи и начинает свой двенадцатый круг. Люциус закатывает глаза, глядя на спину Иззи. —Тогда ладно. Не уверен, что именно ты ищешь, но если моя помощь больше не требуется, я просто пойду. Иззи разворачивается на каблуках, подходит к Люциусу и вызывающе закрывает ему рот. Люциус замирает, абсолютно не уверенный, что ему делать с этим. Он не злил его специально. Так случилось просто. . . потому что? В итоге Иззи отступает, хмурясь и краснея. — Ты просто дурачился, когда говорил эту чушь о сексе на почве ненависти? — Нет, — твёрдо говорит Люциус, широко раскрыв глаза. — Нет, я не дурачился. — Тогда в чём задержка? — нагло и требовательно спрашивает Хэндс, принимая уже более уверенный вид. Люциус, чтобы немного оттянуть время ответа, прочищает горло и облизывает высохшие губы: — Видите ли, дело в том, что лодка для секса на почве ненависти, к сожалению, уже давно отчалила. — О, — Иззи краснеет еще больше. — Конечно, так и есть. Блять. Чёрт. Он идёт к двери, но Люциус быстро прислоняется к ней, закрывая Иззи пути к отступлению. — Лодка для секса на почве секса, однако. . . — Секса. . . на почве секса? — Да, знаешь. . . Секс между двумя людьми, которые, типа, не ненавидят друг друга до глубины души. Может быть, даже. . . Блять, ты хоть иногда испытываешь что-то вроде позитивного отношения к другому человеку? — Люциус прикусывает нижнюю губу, и глаза Иззи останавливаются на них лестно напряжённым взглядом. — Или, по крайней мере, ну, один из людей не испытывает прежней ненависти. Не знаю, как насчёт второго. — Заткнись, — рычит Иззи, буквально врезаясь губами в губы Люциуса, но это всё-таки можно назвать поцелуем. Поначалу всё это больше похоже на дикую схватку, но они находят правильный удобный ритм. Люциус целует шею Иззи по всей длине, побуждаемый пальцами Иззи, которые царапают его спину, но вдруг останавливается где-то под правым ухом. Он утыкается носом в чужую шею, вдыхая запах — запах лимона. Люциус откидывается назад, чтобы посмотреть на Иззи, который покраснел уже до тёмно-красного цвета, губы распухли от поцелуя и блестят от слюны. Иззи выглядит ужасно пьяным. — На тебе этот аромат, — заключает он. Иззи вскидывает голову: — Да? И как оно? — Боже, это очень горячо, — выдыхает Люциус. — Я знал, что ты найдешь ему разумное применение, маленькая кокетка. Румянец Иззи становится ещё темнее: —Заткнись и возвращайся к работе. Люциус беззлобно смеётся: — Что, тебе это нравится? — Он оставляет поцелуй на краю подбородка, слегка прикусывает его, чтобы сполна прочувствовать, как Иззи прижимается к нему. Чувствительный. Кто бы мог подумать, что Иззи Хэндс такой чувствительный? Он продолжает в том же духе, чередуя поцелуи с лёгким прикосновением зубов, одержимый тихими, отрывистыми звуками, которые Иззи издаёт у его уха. Он так сосредоточен, что не замечает другую руку Иззи, пока она не обхватывает его горло. — Похоже, тебе это тоже нравится, — самодовольно говорит Иззи, в попытках отдышаться. — Блять, — пыхтит Люциус. Он не планировал отдавать ведущую роль, но он придумает, как вернуться — к чёрту — позже. Прямо сейчас рука Иззи, которая не занята лёгким придушиванием Сприггса, двигается по его телу так, как Люциус и не подозревал, что можно двигать рукой. Иззи сжимает пальцами его член сквозь ткань брюк, и это просто на грани тех самых ощущений, которые Люциус любит больше всего, и он никогда больше не сможет смотреть на руки Иззи так же, как раньше. — Это. . .это поэтому твои руки называют ловкими? Иззи издаёт смешок: — Нет, но я приму это за комплимент. — Это и есть комплимент, чёрт, — снова ругается Люциус и притягивает его обратно для поцелуя. После этого всё становится ещё более нескоординированным, особенно когда Люциус прижимает Иззи к себе и чувствует, насколько Иззи нравится то, что он делает. Им каким-то образом удается расстегнуть штаны, чтобы начать тереться друг о друга, как тупые подростки, Люциус прижимает Иззи к двери и снова целует. — Если. . . если ты хочешь продолжить по-другому, ты должен сказать мне сейчас, — Люциусу удаётся остановится и отсрочить приближающийся оргазм. Не так быстро, он ещё не наигрался. — Скажи мне, как ты хочешь кончить. Иззи прижимается сильнее, раздражённо кусая нижнюю губу Люциуса: — Так же. . . так же, но больше. Ещё. Люциус целует его в ответ: — Я тебя понял, Из, — говорит он, плюёт на ладонь и обхватывает ею оба члена. Голова Иза врезается в дверь позади него, когда он получает необходимые прикосновения: —Да, да, вот так, вот так, продолжай. . . — Он задыхается на последнем слове, и сердце Люциуса сжимается. — Я знаю, знаю, давай, хочу почувствовать, как ты кончаешь, милый. . . — Он едва произносит последний слог, прежде чем Иззи стонет и кончает ему в кулак. Люциус кончает следом и поднимает глаза на совершенно расслабленного Иззи. Они оба тяжело дышат. Глаза Иззи затуманенные и полузакрытые, он смотрит на Люциуса, хотя и недолго. Так близко, что Люциус может почувствовать, как его плечи начинают напрягаться. Они могли бы установить рекорд по самым быстрым объятиям после секса, многострадально думает Люциус. Хорошо. К несчастью для него, все эти милые вещи после оргазма — любимая часть Люциуса, и ему не откажут. Прежде чем у Иззи появляется шанс сделать что-нибудь глупое, например, уйти, Люциус тянет его за собой, чтобы упасть на наполовину полные мешки в углу, вытирая руку о пустой мешок рядом с ними. — Иди сюда, — мягко говорит Люциус, осторожно прижимая голову Иззи к своей груди. — Не уходи, просто иди сюда. В течение одной долгой минуты это всё больше похоже на обнимание деревянной доски. Но затем, мало-помалу, Иззи начинает расслабляться. Он нерешительно утыкается головой в шею Люциуса, и когда Люциус просто начинает гладить его по волосам вместо того, чтобы делать какие-то ужасные вещи, которых ожидает от него Иззи, он наконец-то вздыхает, и вместе с воздухом из его тела испаряется слишком длительное напряжение. Люциус не будет обманывать себя — один хороший секс не заставит Иззи преисполниться душевной добротой. Но прямо сейчас он царапает ногтями кожу головы опаснейшего мистера Хэндса, заставляя его тихо вздыхать. Было бы интересно проверить, сможет ли он немного чаще заставлять его дышать так же ровно, как сейчас. — Итак, — подаёт голос Люциус, насытившись приятными объятиями. — Послушай. обычно я всегда рассказываю Питу, если случается что-то подобное. Он чувствует, что Из замирает рядом с ним, поэтому быстро добавляет: — Но я не обязан вдаваться в подробности, если тебе неудобно. Я могу просто сказать, что был с тобой, и он не будет настаивать на подробном рассказе. Хорошо? — Тебя это устроит? — подозрительно спрашивает Хэндс. — Да, — отвечает он без колебаний. — И прежде, чем ты спросишь, Пита тоже. То, что здесь произошло, останется между нами, это наше дело, хорошо? Иззи не расслабляется, но и не отстраняется, обдумывая это. — А если бы ты. . . рассказывал в подробностях, — медленно произносит он. — Что бы ты рассказал? Люциус хмыкает: — Ну, в начале было бы немного хвастовства. Типа, да, оказывается, я достаточно симпатичен даже по стандартам Иззи Хэндса, можете начинать мне завидовать, сучки. Иззи фыркает от смеха, что Люциус воспринимает как ободряющий знак. — После довольно долгого рассказа об этом, я бы, вероятно, остановился на основных моментах, например, эта штука с твоей рукой, о боже. Этому обязательно нужно посвятить отдельное место в рассказе. — Да? — говорит Иззи, и от кого-нибудь другого это прозвучало бы застенчиво, но от него это почему-то звучит грубо. Люциус чувствует невероятный прилив нежности к этому человеку и его потребности бороться буквально со всем, даже с комфортом и адекватными интонациями: — Да. Есть много того, о чём я хотел бы рассказать, и мы, вероятно, начнём целоваться ещё до того, как я расскажу хотя бы половину. Через мгновение Иззи придвигается ближе, пряча большую часть своего лица на груди Люциуса. Он не может быть уверен, но Люциус мог бы поклясться, что чувствует лёгкую улыбку на лице мистера Хэндса, когда тот говорит: — Тогда ладно.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.