ID работы: 12216559

Come Together

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
187
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
41 страница, 13 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено с указанием автора и ссылки на оригинал
Поделиться:
Награды от читателей:
187 Нравится 25 Отзывы 37 В сборник Скачать

Часть 2. Ухаживания слегка смущённого Чёрного Пита. - 1 -

Настройки текста
Его рука тёплая, осознает Иззи однажды поздно вечером, прислонившись к пальме на каком-то забытом пляже. Они пришвартовались здесь по прихоти капитанов — они говорили что-то насчёт пикников, правильного человеческого общения и «весёлого досуга». Иззи не был достаточно уверен; он перестал слушать ближе к началу, отвлечённый мыслями о их маршруте, запасе продуктов, которые будут потрачены впустую, тем, насколько безжизненным выглядел пляж, и тем, как костёр будет метать искры высоко в небо, видимый за много миль вокруг. Но ему удалось прикусить язык, хотя он всё ещё чувствовал, что может взорваться от любой мелочи, если эта глупая остановка продлится слишком долго. Должно быть, это было не так уж и незаметно, поскольку Люциус не спускал с него понимающего взгляда и, как только на пляже начались приготовления к «досугу», позаботился о том, чтобы алкоголь в бутылке Иззи был крепким и не успевал заканчиваться. Как ни противно бы было ему это признать, но выпивка действительно помогает, и в конце вечера он оказывается зажатым между Люциусом и Питом, больше не глядя с опаской на горизонт, а рассматривая, как пальмовые листья колышутся над ними на ночном ветерке. Это не такой уж необычный вечер, Люциус с одной стороны и Пит с другой, хотя Иззи всё ещё не совсем понимает, какого хуя. У него есть вопросы, и если бы он выпил на одну рюмку меньше, то, вероятно, задавал бы их, как какой-нибудь наивный идиот. Вместо этого он закрывает глаза, прислушиваясь к тому, как в бесконечном полотне неба мягко плывут звёзды, и как раз перед тем, как заснуть, он чувствует робкое касание мозолистой руки, которая плавно накрывает его поперёк живота. Значит, не Люциус, который будет ахать и драматично вопить при первых признаках отсутствия ответных жестов. Пит, должно быть. Иззи ощущает странное и незнакомое желание. Он разбирает его по кусочкам в своём отяжелевшем от алкоголя мозгу. Это не. . . удар ножом. Он не хочет наносить удар прямо сейчас. Странно. Он любит наносить удары ножом. Также не хочет расчленять руку, что похоже на нанесение удара ножом, но не совсем. Ты же не можешь выпотрошить руку, верно? Нет, тогда не это. Съесть её? Хочет ли он её съесть? Этот кажется более близким ощущением, хотя Иззи не особенно понравился вкус, когда в последний раз ему приходилось есть чужую конечность. Кроме того, он сейчас не голоден. Он пытается представить, что бы он хотел сделать с рукой Пита. Он представляет, как поднимает её, берёт немного по-другому, чтобы поднести ко рту. . . и оставляет поцелуй на костяшках пальцев. Ох. «Хм», — думает Иззи, слишком сонный, чтобы чувствовать что-либо, кроме отстранённого и фаталистического любопытства. Это проблема. А потом он проваливается в сон. На следующее утро он значительно менее спокоен по этому поводу. Похмелье не помогает. Ему удается вырваться из путаницы Люциуса и Пита ранним утром, и приходится какое-то время подышать свежим воздухом в близлежащем лесу, возможно, немного поблевать, так что он не делает ничего продуктивного до середины утра. Когда он всё-таки возвращается в лагерь после тройной проверки, смыл ли он все улики со своего лица несколькими пригоршнями листьев, там уже вовсю кипит жизнь. Роуч что-то жарит на оставшихся углях, пока в его глазах горит в какой-то степени болезненная уверенность, а Френчи озабоченно промокает ему лоб салфеткой. Интересно, что у большинства членов команды где-то рядом оказывается бутылка со вчерашнего вечера, доверху наполненная чем-то зелёным и застывшим. — Вот ты где! — Иззи слышит позади себя знакомый шепелявый голос. Пит хлопает его по плечу и передаёт бутылку с той самой зелёной застывшей жидкостью. — Слушай, не спрашивай, что это — ты не хочешь знать. Но выпей как можно больше, пока не почувствуешь вкус. — Что это? — всё-таки осторожно спрашивает Иззи, отодвигая бутылку от себя. Жидкость внутри неохотно следует за движением через секунду. — Старое семейное средство от похмелья. Нет, правда, поверь мне. Это работает, — ухмыляется Пит в ответ. И прежде чем Иззи успевает сказать ему, куда он может засунуть своё дерьмовое лекарство, Пит бросается к Роучу, чтобы обсудить, что там с углями, как будто он не пил ночью больше, чем Крошка Джон, который всё ещё лежит там, где он упал прошлым вечером, пока Айвен и Фанг нежно обмахивают его веером. Иззи замечает, что у него нет бутылки с предполагаемым лекарством от похмелья. И всё же он колеблется. Не то чтобы он думает, что Пит хочет его отравить, как думал в первые дни после того случая. . . того случая с Люциусом. Теперь он, по крайней мере, почти уверен, что Пит не убьёт его из-за Люциуса, пока Иззи не причинит ему вреда. Он осторожно взбалтывает жидкость. На дне бутылки остаётся слабый осадок чего-то тёмного, прежде чем зелень поглощает это обратно в свои глубины. Хорошо. Наполовину уверен. «Пей, пей, пей, ПЕЙ, ПЕЙ, ПЕЙ», — Иззи слышит на нарастающей, оглушительной громкости и морщится, прежде чем ор успевает остановиться. Олуванде, Джим и Швед кричат и аплодируют Люциусу, который проглатывает остатки зелёной жидкости, оставляя после себя пустую бутылку. Иззи понимает, что смотрит на длинную линию изгибов шеи Люциуса, пока тот пьёт, и отводит взгляд. Лицо горит то ли от смущения, то ли от возбуждения, он не понимает. В его руке зелёная жидкость переливается на свету. Нахуй. Это либо убьёт его, либо позволит ему перестать вести себя как полный, блять, идиот, а с той головной болью, которая у него сейчас, оба варианта кажутся чертовски привлекательными. Он делает вдох, подносит бутылку к губам и наклоняет её вверх. Он выпивает четверть бутылки, прежде чем начинает ощущать вкус. На вкус это. . . хорошо, это действительно пиздец какой неприятный вкус, но честно? Это не так уж плохо. Он допивает жижу последним решительным глотком, и крупинки того, что было на дне, густо прилипают к его языку. Он отбрасывает бутылку в сторону и идёт вытереть рот, но замирает, когда по пляжу разносятся разрозненные радостные возгласы. Люциус появляется из ниоткуда, обнимая его одной рукой. — Я не могу поверить, что ты только что это сделал, — задыхаясь, смеётся он. — Никто не выпивает лекарство Пита от похмелья за один присест, ты, ёбаный безумец! — Это было не так уж плохо, да ладно, — Иззи закатывает глаза. — Ты слышишь? — Люциус кричит, наверное, обращаясь к Питу, и Иззи с ужасом понимает, что ему не больно. У него не болит голова. Он не чувствует тошноты. Хм. — Он говорит, что всё было не так уж плохо! По лагерю разносится хор свиста и улюлюканья, и Иззи хмурится ещё сильнее, а его лицо краснеет. Он ловит взгляд Пита, когда команда погружается в свой обычный хаос, и рассеянно слизывает каплю лекарства со своих губ. Пит, безошибочно, тяжело сглатывает и резко поворачивается обратно к будущей еде на углях, решительно тыча в неё палкой. Иззи вздыхает и его снова тошнит, но на этот раз так же, как его тошнит, когда корабль неожиданно кренится под ногами. Это совсем другая проблема.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.