ID работы: 12216559

Come Together

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
187
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
41 страница, 13 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено с указанием автора и ссылки на оригинал
Поделиться:
Награды от читателей:
187 Нравится 25 Отзывы 37 В сборник Скачать

- 2 -

Настройки текста
Хорошо. Он собирается пойти на это в одиночку и только один раз, ясно? Никаких вопросов, никаких комментариев, просто заткнись и слушай. В последний, блять, раз говорю, Иззи Хэндс знает, как флиртовать. (Не то чтобы этот спор с Люциусом зашёл далеко. Всё, что ему нужно сделать, это упомянуть «пару приятных вещей». Но что, чёрт возьми, он должен был делать? Принять то, что сказал Люциус, за чистую монету? Предполагать лучшее? Как ёбаный идиот? Но потом глаза Люциуса становятся немного грустными, когда Иззи говорит это вслух, поэтому он успокаивается, просто ворчит и позволяет Люциусу выиграть спор. Похуй. Иззи знает, что он прав. Это мог быть заговор с целью убийства, запросто.) Если бы он не знал ничего о флирте — а он, блять, очень хорошо знает — тогда он бы сидел сейчас где-то в углу своей тёмной каюты в одиночестве, упиваясь злостью. Значит, время, проведённое с Люциусом, позволило ему усовершенствовать свои навыки. Значит, он знает, как флиртовать. У него есть пару приёмов, чтобы заставить Люциуса замолчать и смотреть на него мрачным, сосредоточенным взглядом, который означает, что всё, о чем он думает — это Иззи, от чего у Хэндса сводит живот. Иззи испытывает это очень отчётливо, что подтверждает его возможность чувствовать хоть что-то. Чего он не знает, так это как флиртовать со своим. . . Блять. Он не думает об этом. Ему всё равно. Прошёл почти год с тех пор, как они с Люциусом начали трахаться, и он не имеет права жаловаться. Ему нравится. Люциус хорош в сексе. И когда Люциус решит, что с этим покончено, Иззи будет всё равно, потому что беспокоиться не о чем. Это просто секс. (И удивительно продуманные подарки, и объятия, и иногда Иззи говорит что-то, что смешит Люциуса, и в уголках его глаз появляются морщинки, когда он смотрит на Иззи, и он чувствует себя более чертовски сильным, чем когда-либо с оружием в руках, и. . .) Это. Просто. . . Секс. Нет ничего «его», нет никаких ожиданий, ему нечего терять. Это хорошая договоренность. Люциуса, похоже, не беспокоит отсутствие правильного определения, так же как и Иззи. Ему плевать на то, что он не знает правил и сколько у него времени, прежде чем всё это исчезнет, как мираж в океане. Он счастлив — НЕТ. Он отстранённо относится ко всему этому, ему абсолютно похуй. Дело в том, что Иззи знает, как флиртовать. Он просто не знает, как флиртовать с парнем Люциуса. Не знает, разрешено ли это, не знает, будет ли это тем, что заставит всё это исчезнуть. Он не знает. И это. . . это. . . Всё в порядке. Он, блять, справится с этим. Чувства исчезают, когда ты достаточно усердно их игнорируешь, он знает это, и он не видит причин, по которым это не сработает так же хорошо и сейчас. Так что всё это было бы не ёбаной проблемой, если бы не Люциус. Как это обычно и случается. Опасность неторопливо подкрадывается через несколько недель после пикника на пляже и, глядя на Иззи сквозь ресницы, спрашивает, может ли она помочь ему с чем-нибудь, пока он занят на палубе. Иззи, спустя почти год после их — чего бы то ни было — знает заведомо очевидную уловку, когда ему предлагают помочь. Он подумывает о том, чтобы отказать назло, но не сомневается, что Люциус найдет другое, более неподходящее время, чтобы отвлечь его. Поэтому он неохотно соглашается. Люциус одаривает его улыбкой, самодовольной и хитрой, что заставляет Иззи чувствовать себя. . . злым, как будто гнев застрял у него в лёгких и кипел там. Такелажные канаты перекручиваются под его руками, знакомый, заземляющий ожог, и он снова сосредотачивается на проверке узлов, игнорируя неуклюжее карабканье Люциуса к нему. Наступает мирная тишина, как только Люциус устраивается поудобнее. Иззи почти начинает расслабляться, когда Люциус прерывает её. — Красивый вид, не правда ли? — говорит он, придавая своим словам многозначительный вес. — Полагаю, достаточно приличный, — отвечает Иззи, бросая взгляд на чистое небо, прежде чем вернуться к своей работе, стараясь избегать взгляда Люциуса. Люциус нервно вздыхает: — Солнце. Давай. Иззи не удостаивает его ответом. — Конечно, — раздражённо говорит Люциус. — Так случилось, что оснастка нуждается в проверке прямо сейчас. — Звучит как правда, — парирует Иззи. —Это может шокировать, Люциус, но обычно работу нужно выполнять качественно. Понимаю, что ты искренне удивлён этому. — Мм, да, я делаю всё возможное, чтобы этого не делать, — соглашается Люциус, в его голосе начинают появляться нотки злой иронии. — Я также ничего не знаю о том, почему ты хочешь быть здесь, наверху, откуда открывается прекрасный вид на всю палубу, пока Пит чистит пушки. Без рубашки. Потный. Потрясающе компетентный в своей работе. Руки Иззи замедляются и вовсе прекращают проверять узлы. Он дышит, борясь с желанием закричать, пока внезапное стеснение в груди не проходит. Если это так, то он собирается. . . что-то сделать. Он сделает что-нибудь, но не это. Не хочет этого делать. Он на секунду утыкается лицом в верёвки, прежде чем отстраниться. — Извини, — бормочет он. Он чувствует, как смещается оснастка, когда Люциус небрежно машет рукой. — Прощён. Вряд ли это было самое обидное, что я когда-либо слышал от тебя. — Нет, не за это, — говорит Иззи, затем добавляет. — Или не только за это, я думаю. Извини, что усложняю ситуацию. Это не. . . это не. . . это не проблема для меня. Я переживу это. — Хорошо, — осторожно говорит Люциус, выдерживая паузу. — Совершенно нормально, если ты хочешь Пита, солнце. Но не мог бы ты сказать мне, почему это что-то усложняет? Иззи смотрит на него краем глаза. Люциус не выглядит взбешённым, или расстроенным, или что-то вроде того, что он ожидал увидеть, когда Люциус узнает, что он. . . чувствует (фу). — Ты не возражаешь? — О, что, два моих красивых любовника познакомятся друг с другом поближе? — Люциус порывисто вздыхает. — Я считаю это прекрасным. Иззи уже привык игнорировать лёгкую дрожь, пробегающую по его спине, когда Люциус называет его своим. Это может означать что угодно, напоминает он себе. — Серьёзно? — настаивает Иззи. Люциус одаривает его одним из тех нежных взглядов, с которыми Иззи категорически не знает, что делать: — Серьёзно, — честно отвечает он и наклоняется, чтобы поцеловать Иззи в щеку. — Удачи, жеребец. — Отъебись, — автоматически говорит Иззи, пока облегчение пульсирует в его висках. — Это просто мысль. Это не значит, что я собираюсь что-то с этим делать. — Хм. Ну, не хочу говорить не за себя, но я думаю, что Пит был бы немного разочарован, услышав это, — хмыкает Люциус. —. . . А? — небрежно переспрашивает Иззи, ковыряясь в оснастке. — Он что-то говорил? — О, теперь это звучит так, как будто ты должен узнать об этом у Пита. И, похоже, сработал мой намёк оставить тебя в покое, чтобы ты все обдумал, — говорит Люциус и начинает спускаться по снастям. — Не о чем думать, — коротко говорит Иззи, но не может скрыть раздражения в своём голосе. — Ммм. Он любит цветы! — звонко говорит Люциус, спрыгивая обратно на палубу, и уходит. — Мудак, — бормочет Иззи себе под нос без злобы и снова натягивает верёвки на руки. Непроизвольно его взгляд находит Пита, который делает перерыв, чтобы размяться, ёбаный, блять, бог. Хватка Иззи немного ослабевает и верёвки чуть не выскальзывают из его рук, но он хватается ещё сильнее, пока уши начинают гореть алым цветом. И вообще, где, блять, он может найти цветы посреди океана?
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.