never say never

Слэш
NC-17
В процессе
5
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 10 страниц, 1 часть
Описание:
-я никогда не полюблю тебя! Никогда! Никогда! Никогда! И мне плевать что будет дальше!
Посвящение:
всем тем, кто возможно нашел свое
Примечания автора:
случайно так получилось. Это моя первая работа, поэтому буду рада услышать именно конструктивную критику, ну и надеюсь парочку предложений о том, что кому-то действительно пришлось по душе мое творение)
не удалось мне найти чего-то подобного, поэтому решила написать сама
если гора не идет к Магомеду-Магомед идет к горе
персонажи могут отличаться по характеру, поведению, внешнему виду и прочему от канона
публичная бета будет включена
приятного чтения~
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 1 Отзывы 2 В сборник Скачать

Part 1

Настройки текста
      Женские руки резким движением распахивают тяжелые шторы, впуская в комнату далеко не утренний мягкий свет, а яркий дневной, что заставляет зарыться глубоко под одеяло, в попытках избежать этого светового насилия. Но в следующий момент эти руки уже беспощадно скидывают мягкий щит на пол.             -я тебя вчера предупреждала, чертовец! Еще раз так поздно вернешься домой, и я не знаю что с тобой сделаю! Ей богу не знаю! Совсем от рук отбился. И только попробуй вовремя не приготовиться к обеду, ты знаешь, будут гости.             -Мам, с каких пор такие приемы стали так сильно тебя волновать??И с каких пор ты удостоила меня чести присутствовать хоть на одном приеме??             -он сейчас важен не столько для меня, сколько для тебя. Оденься подобающе.       Женщина скорее покидает комнату, дабы ее сын, свое желание присвоить себе последнее слово, оставил при себе. И уже в закрытую дверь летит тяжелая подушка.       Да, грубо по отношению к матери. Что посеешь, то и пожнешь, мамуля. Но порой не всегда это были материнские заслуги.       Раньше все было иначе. И солнце ярче светило, и трава была зеленее, и небо голубее. Былой мальчик с синдромом отличника бился за внимание, уважение и любовь родителей, так как был не единственным ребенком в семье. Глаза блестят, а щеки горят детской наивностью и любвеобилием. Святоша, каких только поискать нужно. Кипельно-белые гольфы-белые всегда, идеально выглаженный воротничок-идеальный всегда, лаковые безупречные ботиночки-безупречны всегда. Максимум его шалостей, это сыпануть лишнюю ложку сахара в чай. Господи, только нимба не хватает. На лбу так и написано, что он старается быть лучшим из лучшим, и флаг ему в руки.       Вот только белые гольфы пачкаются кровью, наглаженный воротничок неизбежно рвется, а на лаковом покрытии ботиночек остаются царапины и заломы, когда получаешь пощечину...отцовскую пощечину. И после тяжелого падения на деревянный паркет сдираются в кровь не только коленки, не только рвется воротничок от семейной броши, но и детская душенька. И вот тогда уже вырастает неблагодарный своим родителям дерзкий грубиян, со скудным характером. Глубоко забив на учебу болт уже професиально прогуливает элитную частную школу днями в скейт парке, с сомнительной компанией. Воспитанник крайне богатой и, казалось бы, культурной семьи, предпочтет подраться за пачку жвачки, нежели представлять семью в лучшем свете. Бесконечные увечья от падений и драк скрывают затрепанные оверсайз худи, и рваные обтягивающие джинсы, которые подчеркивают то, что по словам родителей ,,подчеркивать нельзя,,. В глазах перчинка, а в манеры въелась непунктуальность, которая проявляется в вечных неявках домой, когда стрелка часов уже давно перевалила за полночь. А за любую попытку упрека ,без комплексов, пошлет куда подальше. И все свои 17 лет Бэкхён живет с дикой неприязнью к своей нынешней жизни, и мечтает на свое 18-ти летие уже свалить наконец куда подальше. Нимб ломается, остается только грешник в глазах семьи.

***

      -Мама, а что не сразу как монашку одеть, а?-с явным сарказмом язвит омега, намекая на весь дикий дискомфорт, который он сейчас испытывает. Служанки явно постарались над прической паиньки, и досконально проследили, дабы не лице не было ни грамма косметики. Талию стягивал корсет, благо еще не так туго, как мог бы. Он заставлял Бэкхёна держать осанку так, будто тот рожден с негнущейся спиной. На нем было белое недоразумение в виде рубашки, с тошнотворными рюшечками. Брюки, с идеальными стрелочками. И вишенка на торте-уродские туфли с цокающим низким каблучком. Все именно так выглядело в глазах омеги, и весь это прикид заставлял его чувствовать себя бедной первоклашкой в школьной форме, которая крайне стесняла движения. Поэтому он был злой и срывался на всем, что движется.       -если твои гости не приедут еще через пять минут, то я раздербаню этот прикид разделочным ножом прямо на себе.       На грубое саркастичное заявление сына женщина на удивление только глубоко и грустно вздохнула, словно проглотила эту ситуацию. В ее глазах он был одет как ангел, и ему прекрасно все это шло, подчеркивая всю истинную нежность, и словно непорочность омеги.       -Пожалуйста, потерпи немного. Это очень важный прием, ты должен им понравиться. Приедет господин Пак, ты его знаешь. Все, что тебе нужно делать, это просто себя достойно и хорошо преподносить,-с убийственным спокойствием лепечет она и уже поспешным шагом идет к главному входу, чтобы встретить гостей на обед.       Бэкхён же, в поиске удобного положения закинул ноги на соседний стул и залипал в телефон, и все таки вслушивался в речь матери, недовольно цокая на каждое ее слово. Конечно он знал эту важную шишку Пака, под которого так старательно стелится вся его семья и вылизывает тому ноги, чем ужасно раздражал юношу. Он не тот, кто будет тоже гнуться под этого человека с большой буквы. Да и он не товар, чтобы стараться всем угодить и понравиться.       -добрый день! Как вы доехали? Погода сегодня словно создана для нас. Как на счет после обеда поехать в наш сад? Все таки последние теплые деньки этой осенью,-сразу заваливает речами женщина приехавших гостей, на пороге не то что дома, а по ощущениям маленького дворца.       -добрый, добрый госпожа. Всегда за любой кипиш, кроме голодовки. Чудесная идея! Как всегда чудесная! Где ваш супруг? Опять зараза опоздает? Что то меняется, а что то остается неизменным навсегда. Важное событие, важное будет,-с доброй улыбкой и басовым тоном в голосе словно отшучивается мужчина лет 50-ти.        Добрый старикашка идет под руку с госпожой Бён в зал, где будет проходить обед, и что то обсуждают, тихо, едва слышно. Все гудит по торжественному сегодня: слуги бегают и с каждым разом приносят все больше и больше изысканных блюд на длинный и огромный стол. Постепенно по лестнице спускается разнаряженный старший брат альфа, и уже позади него, по пути застегивая рукава на белой рубашке, плетется отец и по совместительству глава семьи.       -прошу прощения за мое маленькое опоздание. Дела, сплошные дела. Вы не представляете сколько радости мне приносит видеть вас сегодня, господин!-произносит глава семьи и с улыбкой во все 32, которую можно увидеть не чаще полнолуния, и жмет руку, казалось бы, приятелю, но все не так просто, как сначала кажется. Этот некий господин Пак на статус выше, если не на два, и как бы по дружески ты себя не располагал, все таки стоит общаться на ,,вы,, и шепотом.       И все так же резко умолкает и меркнет вокруг, когда в зал, за спиной важной шишки, вальяжно входит статный альфа. Высокий, красивый зараза, ни дать, ни взять. Угольные волосы словно шелк с темным отливом, что хочется подойти и спросить, каким шампунем он пользуется. Вся прислуга, которая трещала как саранча, резко умолкла и расползлась по углам. Запах горького темного шоколада оставался не только в легких, но и на кончике языка, и казалось будто ты пробуешь его на вкус. В глазах не читалась высокомерность, в них читалась только властность и уверенность в себе, всецело поглощающая всех, кто осмелится взглянуть в этот темный и глубокий омут. Тихий гул его шагов отдавался у всех в ушах. Он ходил бесшумно, но с грузным ритмом.       А что Бэкхён? А Бэкхён безразлично строчил кому то смс, совершенно не понимая, что за праздник насоленных огурцов тут происходит. Он ни за кем не следил, ни на кого не обращал внимания, и вообще выпадал из реальности. Хотя нет, сейчас он находился под оценивающим взглядом того самого альфы.       Не смотря на немного бунтарский образ жизни, омега была ухоженной. К своим 17-ти годам он имел потрясающую фигуру, миловидное личико, темные, не тронутые краской волосы, только разве что некоторые пряди были заметно разной длины, видимо когда-то руки доходили до ножниц, а там уже протесты и бунты. Для представителей своего пола он был относительно высоким:173 сантиметра. На руках разбитые костяшки. Таким хрупким ладоням и пальцам не очень идут увечья, тем более если представлять, как они могли там появиться. И то, что заставило альфу немного удивиться- это отсутствие запаха. Он даже подумал, что может у него заложен нос, но нет.       Мужчина резким движением выдергивает стул из под ног омеги и садится рядом, даже не смотря на юношу. Бэкхён недовольно ойкает, думая, что это его старший брат Чон Иль, но тут же приходит немного в шок. Откуда он знает его имя? Кто это вообще такой? Почему сел рядом? И когда уже будут нести горячее? Он не ел со вчерашнего вечера.       -не научили как правильно сидеть?-произносит басом с четкой дикцией альфа.       -ну хочешь справочник об этом напиши, почитаю когда-нибудь в следующей жизни,-сразу бесцеремонно Бэкхён переходит на ,,ты,, и произносит это таким тоном, будто он знает эту особу очень давно, и так же давно ее ненавидит. За стол не сел никто кроме этой парочки, а есть Бэкхён начал первый, не дождавшись никого. Вверх бескультурия, и он делал так не от того, что не знает, а как раз наоборот. Он прекрасно понимает какой это жест. И ему нужна эта плохая репутация, потому что во-первых-это камень в огород семьи и некая месть, а во-вторых-вероятность, что его самостоятельно выкинут с обеда, и он спокойно пойдет заниматься своими делами. За что получает первый незаметный подзатыльник от матери, а второй удар по рукам, потому что они должны были быть перевязанными, дабы скрыть разбитые костяшки.       -о Бэк-и, как ты вырос, как расцвел!-восторженно вырывает из-за стола омегу шишка и оглядывает со всех сторон, и так же резко подрывает со стула альфу, хлопая того по спине,-познакомься, это мой сын Чанёль. Даже не смотря на вашу разницу в возрасте в 8 лет, я надеюсь, что вы хорошо поладите. Он конечно порой грубоват и слишком флегматичен, но очень заботливый, очень. Ты просто не представляешь какая это бука добрая на самом деле,-с самой добродушной и теплой улыбкой произносит старик и берет руки омеги в свои. А Чанёль, с совершенно непоколебимым видом, смотрит на них, да с таким взглядом, что в дрожь бросает, и уровень недоверия к этой ,,буке,, растет с каждой минутой все больше и больше,- Что это у тебя на руках?       -я не Бэк-и, я Бэкхён,-с улыбкой, все не менее упрекающе говорит омега,-а, это? Это надрал рожу парочке эгоистов.       -ох, это правильно, правильно. Нужно уметь постоять за себя в наше то время, даже таким хрупким омегам. Ну все таки не гоже так себя надрывать. Ну ничего, скоро как за каменной стеной будешь,-широким мягким жестом хлопает немного недоумевающего юношу по спине и скорее уходит за другой край стола. Как минимум омега не ожидала некого поощрения за хулиганство, и так же не поняла смысл сказанных ему слов. На что альфа прожег его таким испепеляющим взглядом, что Бэкхёну не по себе стало       -что??-вскидывает бровь и снова приступает к еде,-не смотри так на меня, налюбуешься еще, уснуть не сможешь. За стариком своим лучше приглядывай, ходит тут...       -тебе видимо еще не сказали.       -не сказали что?       -что ты мой жених,-отрезает Чанёль и приступает к трапезе, только уже как положено -со всеми.        У омеги словно дыхание перехватило. Ужас расползался в душе. Временному недоумению и панике на смену быстро пришла лютая злость. Какого черта? За два месяца до его свободы, до его 18-ти летия, родители решили упечь юношу в золотую клетку под названием ,,замужество? Он быстро понял в чем вся соль. Вот почему его так наряжали и готовили. И вот почему старший брат здесь, как наследник главенства и показатель власти. Вот почему господин Пак так с ним разговаривал. И ненависть к своей семье затуманивает весь разум.        За минуту в его голове рождается чудесный план. Он сделает все, чтобы лишить семью лакомого кусочка. Слишком уж свободолюбивая натура.       Нарочно неаккуратно сев на стул, Бэкхён одним ловким движением роняет со звонким шумом на пол добрую половину столовых приборов альфы. И произносит тихо, но так, чтобы это услышали все, и чтобы каждый в этом зале в очередной раз усомнился в репутации омеги.       -ой, извиняться не буду. Подожди, прислуга все уберет, а иначе кто-то спину надорвет, не так ли?-ехидно подмигивает, прекрасно понимая, что по правилам он и так не мог этого сделать. А когда отец омеги в недоумении от того, что творит этот юноша, хочет отвлечь внимание присутствующих от услышанного, просит сказать того что-то в тему трапезы, то хитрый парень на это и рассчитывал. Хватая бокал вина со стороны Чанёля, так как несовершеннолетнему алкоголя не нальют, он с самым лучезарным лицом подскакивает на месте, и кажется произносит себе смертный приговор:       -Господин Пак, я много наслышан о вашей компании и конечно о вашем производстве. Ваш сад? Ох, естественно о нем тоже. Вы вырастили его чуть ли не собственноручно? Так вот знайте, гнилее ваших яблок я не ел никогда. Меня уже тошнит от того, как вы прекрасно видите мою продажную семью и упиваетесь её лестью. И ваш сын...мужику 25 лет, а он на 17-ти летних детей заглядывается. Хреновый из вас воспитатель.       С этими словами он выпивает вино, а после, расслабив запястье, роняет бокал на Чанёля,испортив тем самым его костюм. Бинго! Мать в ужасе, отец краснеет от злости, шишка продолжает спокойно попивать алкоголь...а альфа смотрит на отца, и в этом тихом омуте глаз разливается что-то зловещее и пугающее. Ну а Бэкхён с победным лицом покидает обед, размеренным шагом направляясь в свою комнату. Это его ответ родителям.       -в сад он поедет со мной в одной машине тет-а-тет,-совершенно спокойно произносит Чанёль, так же вставая из-за стола, выходя во двор, и оставляя за спиной всю эту панику.       -господин Пак, мне очень жаль, что так вышло, вы не вините его, он совсем с цепи сорвался, не принимайте его слова всерьез, я с ним поговорю. Ему видимо слишком тяжело воспринимать это в его годы,-подорвалась женщина, стараясь заступиться за честь семьи.       -госпожа, не переживайте. Мой сын сказал, что поедет с ним в одной машине, уж он его приструнит. Ваш Бэк-и его заинтересовал. Юношеский максимализм, не более, перерастет,- спокойно произносит шишка, с самой широкой улыбкой на земле и тоже покидает зал,-я поеду в одной машине с вами, надо будет покумекать кое о чём.

***

      -черт! черт! черт! черт!,-ругается про себя омега и старается как можно скорее открыть старое капризное окно, чтобы перебраться по водостоку во внутренний дворик, а там через черный вход на улицу, где уже ждет заказанное такси. Если сейчас он не смоется с территории дома, то будет катастрофа. Омега прекрасно понимает, что ему нужно где-то пережить весь этот гнет семьи, и желательно эти пару месяцев до дня рождения.       Стоит только свесить ноги с другой стороны окна и сделать шаг на пути к свободе, как в комнату влетает злой, словно сорвавшийся с цепи цербер, Чон Иль. Явно его натравил на омегу отец, прекрасно зная, что даже с высоты третьего этажа Бэкхён может улизнуть.       -Ай! Чон Иль пусти, ты мне все ребра переломаешь!-кричит и вырывается, когда тот обхватывает его поперек туловища, и как пушинку втаскивает обратно в комнату. В душе становится омерзительно. Он никогда не был в ладах со старшим братом, но когда альфа тащит его за руки и покрывает чуть ли не трехэтажным матом, прямо в машину к этому демону Чанёлю, закрадывается осознание, что с этой женитьбой все обстоит куда сложнее, и то что его семья решила играть по черному.       -ты последняя мразь Чон Иль! Я тебя ненавижу! Такую семью врагу не пожелаешь, не то что..-не успевает он вылить весь гнев на брата, как перед носом захлопывается дверь, и в туже секунду во всей машине щелкают замки, когда омега ринулась к ручке.       -черта с два!-бьет рукой по панели дверцы и припадает всем телом, когда Чанёль резко трогается с места, будучи за рулем.-Ты что творишь??       -вопросы здесь задаю я, это во-первых. Во-вторых, лучше не рыпайся и не лезь ко мне, я за рулем, если пострадаем-то оба, не думай, что пронесет. И в третьих...-слишком неожиданно и ловко протягивает руку назад и выхватывает телефон Бэкхёна прямо у того из кистей-...можешь даже не пытаться записывать повороты, оставлять пометки на карте или кому то писать, умно, но пока я рядом с тобой, то это бесполезно. И пристегнись.       У Бэкхёна почти безвыходная ситуация. Чанёль к сожалению прав, ведь нет смысла как-то кричать, нападать или что-либо вообще делать, пока он за рулем. Они в одной лодке. Да, и альфа в разы сильнее. Гнев пропитал просто насквозь.       -Бэк-и, что за детский спектакль ты устроил на обеде? Неужели тебе и правда ничего не сказали? И я конечно слышал о твоих ,,подвигах,, по отношению к семье, но я не думал, что все так запущенно.       -не называй меня так. И блять...не твоего ума дело, серьезно. Вы задрали уже со своей семьей. И чтобы ты знал, я замуж не собираюсь.       -ты тоже не мечта моей жизни, и эта вся затея с браком не принадлежит мне. Так что прекрати сваливать все свои обиды на меня. И обращайся ко мне более уважительно, это тоже в твоих интересах.       -ты и твой придурковатый отец просто две шишки, которые возомнили, что пол мира у вас в руках! То что я омега не значит, что я буду под кого-то гнуться и подчиняться! И я не товар, чтобы мной владели!!       С этими словами он смачно падает на сиденье и прикладывается лбом о дверцу, когда альфа на столько резким поворотом съезжает на обочину. И под тихий мат Бэкхёна, щелкая застежкой ремня безопасности и выходя из машины, как то уж слишком спокойно открывает заднюю дверцу, и уже вновь оказавшись в салоне с омегой, прижимая всем своим телом, хватает того за ворот рубашки.       -заметь, я не сказал ни одного гнилого слова ни про тебя, ни про твою семью. А ты сейчас, не зная ни меня, ни моего отца, позволил себя такую грубость. Я очень зол на тебя. И ты очень ошибся, ведь ты весь и полностью будешь принадлежать мне, по сути уже мой,-с крайне грубой и пугающей интонацией, но очень спокойным голосом, Чанёль чуть ли не срывал верхние пуговицы рубашки Бэкхёна, оголяя его плечи, хрупкие ключицы, аристократично-белоснежную кожу. Очередные омежьи возмущения и попытки убрать от себя чужие руки альфа тут же остановил тем, что одной рукой нащупал шнуровку на корсете и стянул, тем самым заставив юношу замереть и даже не дышать.       -будет больно, ведь ты заслужил.       Чанёль вонзает клыки в изгиб шеи омеги, заставляя парня сдавленно взвыть от боли и обиды. Метка-знак принадлежности к альфе. Знак того, что омегой владеют.       -ублюдок!!-кричит, задыхаясь, юноша. На что уже никто не отвечает, в ответ лишь молчание. Чанёль утирает кровь с губ запястьем, и сняв испачканную вином рубашку, прикладывает к метке.       -я говорил тебе пристегнуться, но ты меня не послушал,-притянув того за талию с болезненным ,,ай,, , усаживает посреди заднего пассажирского сиденья, так, чтобы его было хорошо видно, и уже после щелкает застежкой ремня. И уже глядя в глаза, полных разочарованием и злостью, с усмешкой произносит:,,Бэк-и, со мной твой цирк не прокатит."

***

      -мне все еще очень стыдно за поведение моего сына, вы уж простите,-уже который раз извиняется женщина и разливает альфам чай,-я отлучусь, стоит подготовить Чанёлю другую одежду, этот паршивец испортил ему костюм.       Словно оправдав свой уход, она покидает веранду в их саду, и ее фигурка исчезает в особняке. Женщина прекрасно понимает, что пока ей там быть не следует.       -Господин Пак..       -но, но, но. Джин Хо, приятель, я думаю нам давно пора перейти с этой официальности. Все таки мы уже давно друг друга знаем, и как никак мы уже без десяти минут как будущие родственники.       -да, конечно, какое облегчение. Я думаю этот брак-прыжок в последний вагон. Мы уже совсем от рук отбились его воспитывать. Он как неукротимый зверь. Ничто на него не действует. Я боюсь, что если что-то не предпринять, то он перейдет за грань. Только скажи, Чанёль точно не против?        -Джин Хо, родной, не переживай, мой мальчик о нем позаботится. Бэк-и так юн, позволь делать ему ошибки. Это совершенно нормально, ведь он только вчера был совсем подростком. Боюсь мой сын не в восторге от нашего решения точно так же как и твой. Но уж лучше у него будет супруг, нежели какая-то прошмандовка в постели. Я думал он уже нагулялся, но я очень ошибался. Ему точно не будет скучно с таким как Бэкхён. У них у обоих есть чему друг у друга поучиться.       Вот только предлогом для брака было не только укрощение неспокойного характера омеги и попытки разрушить мир запретного блаженства альфы. Это станет отличным закреплением одного договора с господином Паком, а так же повысит статус семьи Бён. Да, все таки отец Бэкхёна требовал все больше и больше от этой жизни, и всегда ему было мало.       Чанёль и Бэкхён приехали на порядок позже из-за незапланированной остановки. Альфа остался в одном пиджаке и жилете,из-за того что его рубашка была отдана омеге, дабы остановить кровь. Было видно рельефные ключицы и подтянутое тело. Выглядело чертовски сексуально. Мужчина, открыв дверцу машины, тянется к юноше, откидывает испачканную кровью ткань от шеи куда-то подальше в салон, и застегивает на том рубашку по самое горло.       -веди себя так, будто ничего не было,-с этими словами он протягивает тому руку, дабы помочь выйти из машины, на что тот решает показать свой характер и выйти с другой стороны.       -даже не смей ко мне притрагиваться!-шипя и проваливаясь неудобными туфлями в мелкую гальку, уходит в особняк, как цапля на болоте. После с психом конечно снимая не удобную обувь, и уже кривя лицо, пробирается по острым камешкам, расцарапывая все стопы. Выглядел он в этот момент очень даже комично, и альфа видит его таким впервые за весь день их знакомства.       Сад семьи Бён действительно был чудесным в такие последние теплые деньки. Это альфа подметил, глядя в окно одной из комнат особняка, пока женщина подбирала новую рубашку для Чанёля       -чудесно госпожа Бён. Большое спасибо.       -зови меня просто матушкой. Ты такой красивый~ Бэкхёну очень с тобой повезло. Ты не сердись на него, он не всегда такой был,-как-то очень грустно произносит женщина. Как бы сильно она порой не злилась на сына, ей все таки было предельно грустно, что он повторяет ее судьбу. Слишком рано. Она конечно вышла замуж по любви, но от того становилось еще больнее, что ни один, ни другой не испытывают пока даже взаимной симпатии. Она тешила себя надеждами на лучшее.       -Матушка, что не делается-все к лучшему. Не вините себя,-словно прочитав ее мысли, он пытается ее успокоить. А после, получив успокоительную улыбку, выходит в коридор, дабы отправится в комнату, которую ему отвела госпожа Бён. Они остаются в саду на пару дней, дабы все обсудить, да и чтобы молодожены ближе друг с другом познакомились. Отличная изоляция от социума для взбалмошной омеги.       Время близилось к вечеру. Дорога отняла около двух часов. Все, что руководило Чанёлем, это сплошной поток мыслей, и то который прервал грозный басовый рык в одном из залов особняка.       -у меня уже по горло стоят твои выходки, Бэкхён! Ты еще умудрился где-то метку нагулять! Как оправдаешься!?-переходил уже чуть ли не на крик Джин Хо.       -ни он, ни я не хотят этого брака! И метку мне поставил он...да выслушай меня! Ты просто как обычно наплевал на все и всех, и лег под этот гребаный статус, ты просто меркантильная эгоистичная тварь! Ты не имеешь права за меня решать!-парирует омега, на что старший уже не выдерживает и замахивается на сына тростью. Металлический наконечник ударяется об щеку парня так, что искры из глаз летят. Гематома на пол лица ему обеспечена. Больно до одури. Падает на колени, сдирая их в кровь, и держится дрожащими руками за ушибленное место. Слишком много увечий за один день.       -пока ты живешь в моем доме, питаешься моей едой, и существуешь за счет меня, я в праве решать за тебя все!В конце концов ты мой сын!-на эмоциях срывается старший альфа.       А Чанёлю совершенно случайно повезло все это лицезреть, он просто искал свою комнату. При ударе дернулся даже он, представляя как это было больно, и понимая что конфликт тут очень острый.       -Господин, вам не стоит тут находиться,- шепотом произносит одна из служанок и скорее от сюда уводит. Все в этом доме прекрасно понимают, что всё что происходит внутри этих стен, должно оставаться в их же пределах.       -я тебя ненавижу!-омега ненавидела не других, она ненавидела себя, за то что на столько бессильна в этой ситуации, и то что не в праве за себя даже постоять.

***

      Пока все спокойно готовились к ужину, омега не упускала шанс вновь свалить от сюда куда подальше. Но все попытки тщетны. Его отец был готов ко всему. Окно закрыто так, что ядерную войну выдержит, двери тоже заперты. В комнате пару служанок, что старательно замазывали гематому на щеке, чтобы никто из семьи Пак не заподозрил неладного.       -идите отсюда, я не буду ужинать.       -господин Бён сказал..       -Вон! Отсюда!-снова позволяя себе срываться на всех, кричит Бэкхён, вытирая все с лица.       Все, чем сейчас омеге приходится довольствоваться, это полумраком в комнате, огроменной старой футболкой, которая доставала ему до середины бедра, и припрятанным вином. Телефон остался в машине у альфы, поэтому единственным развлечением было древнее DVD и коллекция старых мультфильмов диснея на дисках. Бэкхён не любил этих семейных поездок в сад. Слишком далеко от привычного и спасительного общества друзей, поэтому в его комнате не менялось ничего со времени его 8-ми летия.       Уже знакомый грузный ритм шагов за дверью и поворот ключа в дверной скважине. Высокая фигура тихо проходит в маленькую комнатку и присаживается рядом с креслом, где закинув ноги на подлокотник, тихонько попивала домашнее вино из кружки и смотрела Мики Мауса, расстроенная омега. Чанёль пришел того проведать, ведь тот не появился на ужине.       -Классные раньше мультики были..-все так же не обращая внимания и даже взора на альфу, вздыхает парень.       Чанёль пальцами за подбородок поворачивает лицо того на себя, рассматривая этот ужас на щеке омеги. Если раньше он был недоволен поведением Бэкхёна, то сейчас видимо начал понимать причину.       -Ты все видел, да?..-расстроено вылетает с пухлых искусанных губ.       -И как часто он поднимает на тебя руку?-с излишней серьезностью.        В ответ ничего, только снова повернутая голова к экрану телевизора.       -А не рановато ли тебе столько пить?-риторически спрашивает альфа и отнимает у того бутылку красного.       -значит замуж мне не рано, бить меня не рано, метку ставить не рано, а как пить, так я маленький! Мне оставалось только два месяца до 18-ти летия! Два месяца! Еще чуть-чуть и я был бы свободен! Почему ты, альфа, которому 25 лет, не в силах ничего сделать?! Почему!?-срывается младший прямо тому в лицо, соскочив с кресла. На что старший словно вырастает над ним и смотрит сверху вниз.       -Потому что далеко не всегда, как ты думаешь, все зависит от пола и возраста,-снова этот пугающий взгляд, который смягчается, когда альфа просто протянул свою руку к омеге, а тот так сильно отшатнулся и дернулся, видимо подумав, что его снова ударят. Он напугал парня.       Омега совершенно не хотела показывать себя со слабой стороны, поэтому осознав что он проявил свой страх, томно выдыхает и смотрит с каким то азартом и фальшивой агрессией. Нежность, страх, слезы-все это проявление слабости для Бэкхёна. Он не мог себе такого позволить...только не в этом обществе.       -Бэк-и, давай договоримся кое о чём,-усаживая того обратно в кресло и поглаживая разбитые оголенные коленки, произносит очень тихо,-давай если к твоим 20-ти годам...это примерно через 2 года...мы так и не сможем ужиться вместе, то расторгнем этот брак, и все равно, что скажут отцы. Ладно?       -это слишком много. И перестань меня так называть, мне противно!-сталкивает его руки со своих ног.       Чанёль не меняет произношение его имени и возобновляет прикосновения, показывая, что он может себе это позволить, и то что омега все таки пока ему принадлежит.       -Уж лучше чем ничего, согласись?       -Хорошо, я согласен,-ответил, совсем опустив плечи. Футболка была не его, вся пропитана запахом альфы, потому что природный аромат Бэкхёна он так и не смог уловить. Видимо раньше принадлежала Чон Илю. Сползая на одно плечо, она предательски оголяет ключицу и метку. Чанёль вновь возвышается над парнем, проводит длинными прохладными пальцами по коже, поднимаясь к ушибу, поглаживает щеку большим пальцем, и властно улыбнувшись, покидает комнату.       Конечно он соврал, когда предлагал эту авантюру омеге. Никто им не даст развестись. Но если он смог успокоить и хоть немного утешить Бэкхёна, то ему же легче, будет меньше психовать. Этот брак для него как вызов:сможет ли он перестроить омегу под иной мир...под свой?

***

      -Бэк-и, уже час дня, сколько можно спать?-разносится за пределами комнаты омеги и вновь стук этих шагов. Он хоть и знаком с ним один день, но этот шаг он узнает из тысячи,-ты пропустил завтрак и обед.       -отвянь Чанёль...задолбал, дай поспать..-и вновь проваливается в царство Морфея. На весь дом раздается джаз, который просто обожали госпожа и господин Бён. После сна даже завывания саксофонистов окажутся приятной колыбелью. Голова раскалывалась после вчерашнего вина. Неожиданная легкость в теле и глаза становятся еще тяжелее. Прямо сейчас юноша спит прямо на руках у альфы, который поднял того как пушинку и нес его во внутренний двор к бассейну так легко, словно у него на руках несколько грамм. Подумать только, столько доверия из-за одного обещания- Бэкхён ребенок. На лице Чанёля расплывалась многообещающая улыбка. Хоть немного открыть глаза заставил яркий дневной свет-очередное световое насилие.       -Чанёль, какого хуя ты творишь? Поставь меня.       Альфа ставит, даже бунтовать не пришлось. Вот только омега взвизгивает, когда на него выливается ведро ледяной воды из бассейна.       -с добрым утром Бэк-и, хотя уже день,-со зловещей улыбкой, едва сдерживая усмешку мурлычет альфа, точно издевается, и смотрит на закипающего юношу, что переминается с ноги на ногу от острой гальки, холода по коже, и убирает промокшие пряди с лица.       Долго ждать ответа не приходится. Бэкхён сообразил, что альфа сглупил, когда продолжил стоять у края этого самого бассейна. Кто-б знал, что в хрупких ручонках столько силы, когда омега так беззаботно с лисьим личиком подойдет, и нагло столкнет мужчину в ледяную воду, тут же поскальзываясь и падая вместе с ним. Уже все пошло не по плану.       Первым всплывает Чанёль. Как ему удается выглядеть на столько потрясающе и сексуально ВСЕГДА? Промокшая одежда обволакивает каждый сантиметр подтянутого тела-загляденье. Спешит помочь омеге, вытягивая на воздух и тут же прижимая к себе за тонкую, изящную талию. Мощные руки поддерживают за спину. Бэкхён нахлебался воды и откашливался, прикрывая рот рукой.       Прилипшая футболка выдавала не худощавое тельце, как могло казаться раньше, а округлые бедра, которые видимо унаследовал от матери, осиную гибкую талию и спортивное эстетичное тело. На белоснежном бледном лице пылали искусанные и алые до безумия губы. Слишком большой соблазн.       Самыми кончиками пальцев Чанёль подимает лицо и взор омеги на себя за подбородок. Грудь младшего вздымается с каждым вздохом все чаще и чаще. Перед глазами обоих пелена. Бэкхён теряется в этой пучине взгляда альфы, слишком тяжело понять, что у того на уме. Но он об этом не думает, он это чувствует. Как тот тяжело дышит приоткрытыми губами. Как его безупречное тело озаряется солнечным светом и пускает ток. Им душно даже не смотря на холодную воду.       Чанёль властно впивается в губы юноши. Он знает-он принадлежит ему, и он может делать все, что захочет. Бэкхён тает в его прикосновениях когда понимает, что держат эти сильные руки, так страстно прижимают к себе, что хочется быть нежным и слабым. Альфа целует не так безразлично и глупо, как когда-то омегу в подростковых отношениях. Альфа целует умело, приятно, настойчиво, показывая истинное влечение. Дыхание замирает. Пальцы ведет по шее и впускает в мокрые волосы парня, сильнее прижимает. Его. Только его удовольствие показывать такому неопытному Бэкхёну истинную сладость поцелуев. Доминирует, наслаждается, захватывает. В голове юноши только белый шум. Кажется запах горького шоколада теперь будет представляться только с этим моментом.       Воздух заканчивается, легкие горят. Альфа отрывается, так медленно и тягуче, растягивая удовольствие, и расплывается в какой-то едва заметной улыбке. Нет, показалось. Он улыбается глазами, смакует терпкое и одновременно сладкое послевкусие омеги. Проводит большим пальцем по нижней губе парня и так медленно моргает, глядя прямо в душу.       У Бэкхёна вспыхивают щеки алым. Былой жар заменяет леденящее чувство того, что он поддался манипуляциям Чанёля... такого обворожительного Чанёля. Альфа же подхватывает того под бедра и усаживает на бортик бассейна, так как юноша уже достаточно долго находится в ледяной воде       -ты идиот, Чанёль!-выпаливает омега, и ежась от холода, подскакивает и убегает в особняк. Стыдно, ужасно стыдно. Бэкхён никогда и никому не скажет, что ему понравилось до безумия..       Альфа вынырнул из бассейна, и отжимая свою майку, смотрел вслед жениху, ухмылялся. Но эта улыбка так же быстро исчезает при виде улыбки отца, который наблюдал за ними из окна.
Примечания:
Доброе время суток!~
Надеюсь вам понравилось~
Заранее извиняюсь за возможное огромное количество ошибок. Публичная бета включена.
Буду рада услышать предложения, а так же конструктивную критику
Спасибо за прочтение~
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты