Не обижайте девочку

Гет
NC-17
В процессе
74
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 76 страниц, 17 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
74 Нравится 94 Отзывы 18 В сборник Скачать

Возвращение на фабрику

Настройки текста
Примечания:
— Я и не знал, что у вас есть еще один член семьи, — фальшиво улыбнулся Вилли Вонка, указав пальцем на светловолосую девочку лет шестнадцати, сидящую за письменным столом с книгой в руках. Она с силой захлопнула учебник по математике,  и перевела  взгляд исподлобья на родителей: —  Это из-за вас мне  пришлось неделю заделывать крышу? Спасибо, что в этот раз хотя бы не залетели в лифте прямо на койку стариков! — Какой чудесный ребёнок, — улыбка мужчины в цилиндре скривилась от явного отвращения. — Я не ребенок, ясно? — Эмма… — шикнула миссис Бакет, и протерла влажные руки полотенцем, уставившись на возникшего на пороге человека в цилиндре вместе со своим сыном. Чарли выглядел счастливым, он предвкушал великое событие, которое раз и навсегда изменит жизнь его семьи. — Зачем вы пришли?  — недовольно спросил мистер Бакет. — Я пересмотрел свое решение, касаемо присутствия  всех вас на моей фабрике, — практически запел магнат.С завтрашнего дня ваш дом переезжает ко мне…в прямом смысле этого слова. Ха-ха.

***

Четыре года спустя. Чарли чувствовал накаленную атмосферу, после того как мистер Вонка, поправив редингот, пошел дальше, как ни в чем не бывало. А все из-за того, что тот напомнил магнату, что вот-вот пожалует его сестра. Та, что уехала учиться в Лондон. Целых четыре года прошло, и вот, она совсем скоро будет у ворот фабрики. Кондитер сначала замешкался, делая вид, что вспоминает, кто это  такая. Конечно, мальчик был расстроен реакцией  наставника, тот был явно не рад, и не удивительно: у него с  Эммой с первого дня не заладились отношения: словесная перепалка началась, стоило мужчине только войти в дом к Баккетам четыре года назад. А весь месяц проживания с ней  был как на иголках. Вилли Вонка беспрестанно жаловался ее родителям, что та разгуливает по опасным цехам одна, и без разрешения.  Один раз даже угодила в шоколадную реку, подобно Августу Глупу. К счастью,  он успел вытащить эту несносную девчонку до прилета трубы, всасывающей шоколад. Эта дикарка была абсолютной противоположностью Чарли.  Удивительно, что за месяц она вообще  жива осталась, — рассуждал магнат, когда  та, наконец, уехела, и ворота за ней, с упоительным звоном, закрылись. Оплачивать учебу в Лондоне, родители были уже способны, потому поддержали рвение дочери уехать учиться, чему Вилли был несказанно рад. -Ну же, потарапливайся Чарли, -улыбнулся он, — нам нужно успеть к ужину, сегодня у нас был день не из легких. Когда они вернулись, стол был полностью накрыт и все как-то особенно суетились, но при виде мистера Вонки вдруг замерли, затихли. К ним осторожно подошла миссис Бакет, поправляя выбившиеся из-под красного ободка кудряшки и негромко, взволнованно, и даже виновато поговорила: — Мистер Вонка, добрый вечер. извините,  что говорю вам об этом так поздно… — Да, миссис Бакет, — он вальяжно отвернулся, снимая черное пальто, — Чарли меня уже осведомил. ваша дочь нагрянет уже сегодня. — Да. Она будет уже с минуты на минуту. — Что? Так скоро?!

***

Девушка шла по темной зимней улице, и рассматривала   зловещую, огромную фабрику, которая виднелась еще с другого конца города. Фабрика, как и прежде,  была невероятных размеров, раз в пятьдесят больше обычной, уж точно. Воспоминания нахлынули с головой. Столько лет прошло. Интересно,  как там ее родители? И брат. Совсем вырос, наверное. Эмма сняла  перчатку, поежиласью, перешагнула с ноги на ногу, и нажала красную кнопку у входа. Через минуту, а то и больше, огромные стальные ворота затрещали. Бакет вздрогнула от неожиданности, и придя в себя, медленно зашагала вперед, покатив за собой синий чемодан. Она заметила на лестнице фабрики силуэт мужчины, на голове его виднелся цилиндр.  Чем дальше она приближалась к ступеням, тем больше ее охватывала паника. — Добрый вечер, мистер Вонка — выдавила из себя улыбку девушка, поравнявшись с кондитером. К удивлению, он ей показался еще выше чем раньше. Эмма даже в сапогах на высокой платформе была ниже его на голову. Может, в цилиндре все дело… — Оу, мисс Бакет, как я рад снова вас лицезреть, — процедил тот сквозь белоснежные зубы, медленно осмотрев  девушку с ног до головы, — вы… подросли. И ума, надеюсь, побольше стало. От этого взгляда, Эмма вжалась в капюшон и прикусила обветренные пухлые губки. — А вы…- она повторила выходку Вилли, так же демонстративно просканировав его взглядом -… ничуть не изменились. Хотя нет, все же постарели лет на десять. Шоколад больше не идет вам на пользу? Кондитера словно водой окатили. Глаза в полумраке сверкнули как у хищника. Конечно, это не было правдой. Вилли Вонка, напротив, будто моложе стал. Но это было первым, что пришло в голову,  ведь она не хотела ударить в грязь лицом, а ответить что-то нужно было. — Полагаю, вас и в Лондоне не научили хорошим манерам. Что ж, жаль. Всю дорогу дорогу Эмма шла по фабрике, открыв рот от удивления. Столько всего нового и невероятного появилось за это время. Как же здесь красиво, она уж и позабыла: шоколадный водопад, сад из леденцов, сладкое ромашковое поле, а вот и звонкие птички закружили над их головами. — Они…настоящие? — Конечно нет, — отрезал магнат, — мы с Чарли сделали их из глазури и карамели. — Невероятно, они ведь и впрямь как живые! — забыв о перепалке, воскликнула девушка. Это заставило его  самодовольно улыбнуться, задрав нос: — Вы еще много чего здесь не видели, думаю, у вас будет время лицезреть и другие, более удивительные вещи, если конечно, снова не упадете в реку. Однако, спасать я вас в этот раз не намерен,  так и знайте, — поднял тот указательный палец вверх,  отчего резиновые  перчатки  заскрипели, — в случае чего можете смело тонуть. Да! — Мистер Вонка,  вы за четыре года их так ниразу и не сняли?  — прыснула девушка. — Что? Вопрос застал его врасплох, тот растерялся, но тут же вернул прежнее лицо. Он в какой раз уже с презрением окинул взглядом девичье личико, спрятанное в капюшоне. Пряди светлых, мокрых от снега,  волос, прилипли ко лбу и розовым щечкам, а глаза,  зеленые, почти мраморные, были устремлены прямо на кондитера. Алые губки растянулись в улыбке. Как странно, раньше она казалась ему гадким утенком, или, может,  свет падает как-то…странно… — Вы небольшого роста, верно? — будто специально выпрямился магнат,  посмотрев на нее сверху вниз. — Вы спрашиваете это у всех, кто вам неприятен? — Надо сказать, все же ума у вас стало чуть больше.  — Правда? С чего бы это? — Вы заметили, что не очень-то мне приятны, это радует, ха-ха. «Такое сложно было не заметить еще при первой встрече. Но что поделать, не моим решением было перебраться всей семье на скромную фабрику» — рассуждала Эмма про себя. Младший брат, завидев в окне Эмму, идущую с магнатом,  с нетерпением выпрыгнув из-за стола, где собрались все Баккеты, и побежал к выходу. — Эмма!!! Эмма!!! — кричал мальчик,  помчавшись по  вымощенной карамелью, тропинке. Секунда — и брат почти сбил ее с ног. — Оо, мой братец, как я соскучилась!!! —  вопила девушка, всматриваясь в счастливое лицо, — черт тебя дери, как ты вырос! Почти с меня ростом!

***

Меня зовут Эмма Бакет. И сегодня я, наконец, вернулась к родителям.  Мама и папа встретили меня на пороге полуразрушенного, но ставшего таким родным, домика внутри удивительной фабрики, которая принадлежала самому язвительному человеку из всех, кого я встречала. Мы крепко обнялись  вместе со всеми бабушками и дедушками и уселись за тесный стол, набитый яствами к моему приезду. Мистер Вонка оставил цилиндр и трость на тумбе, и присел напротив меня не в самом лучшем расположении духа, приподняв плечи от тесноты. Он почти ничего не ел, пока Чарли с упоением рассказывал о новых разработках, которые они придумали вместе с кондитером. Вилли Вонка слушал его и лишь изредка поправлял брата. — Ну а ты, Эмма, расскажи, что у тебя произошло? — мягко перебила их мама и слегка потрепала меня по плечу, — В последнее время ты совсем звонить перестала. Все как назло переключили внимание на меня, ведь сейчас я сижу с набитым ртом,  а я так проголодалась за время, пока добиралась до дома. И, конечно,  Вилли Вонка деловито повернул голову вместе с остальными, в ожидании  историй. Надо же, ему и впрямь есть дело до меня? Отвернитесь, мистер Вонка, не делайте вид, что вам интересно… боже, да не смотрите вы так! — Пусть себе ест на здоровье, — бабушка Джозефина вмешалась как никогда кстати,  — совсем исхудала наша малышка, осунулась, кожа да кости. Краем глаза заметила, как мистер Вонка по инерции вытянулся, дабы убедиться в правдивости слов старика. Вот замечательно, только не хватало чтоб мои параметры сумасшедший кондитер измерял своим глазомером. Еще и надела, как назло, пуловер с декольте. Дедушка Джордж, сидевший рядом,  легонько похлопал по спине: — Ну ничего,  хе-хе, на  фабрике ты быстро придешь в норму. Станешь пухленькой как поросенок. Я рассмеялась с едой во рту, закрыла  лицо руками, чтобы не дай бог, на самого Вилли Вонку не полетела еда. Ох, дедушка Джордж был в своем репертуаре. Люблю его больше всех.  Он хоть и старый ворчун, зато тот еще заводила. — У меня были экзамены, вот и похудела немного из-за стресса, а до телефона все руки не доходили. Зато теперь я с отличием закончила Лондонский университет искусств. Могу писать картины. У меня уже есть с десяток работ,  но они остались в Лондоне у моего… кхм…  знакомого. Когда поеду туда снова,  заберу их. Кондитер тут же приободрился: — Полагаю, вы здесь ненадолго задержитесь? Я лишь улыбнулась, глядя в фиолетовые, равнодушные глаза напротив. — В худшем случае через пару месяцев, мистер Вонка. — Оу, как жаль. Бакеты быстренько сменили тему, им явно не нравилась накалившаяся атмосфера между нами. А все из-за этого нахального кондитера. Даже здесь, при всех, он без язвительности не обошелся. Через час, а может дольше, мама предложила остаться на ночь здесь, в их домике. Но я, как и ранее,  отказалась, попросив у кондитера отдельную комнату.  Мое мнение, касаемо личного пространства, было неизменно: эта фабрика настолько огромная, зачем ютиться в полуразвалившемся, хоть и уютном маленьком домике в восьмером? Абсурд какой то! — Ваше счастье, мисс Бакет,  — вновь обратился ко мне магнат, скривившись в улыбке, — что вашу старую комнату я не переделал в цех для отходов. Более того, все осталось в прежнем виде, включая гору мусора, которую вы оставили после себя! Ха-ха! Под «горой мусора» он подразумевал мои скетчи, и несколько холстов с живописью. А также половину гардероба в шкафу. — Я вам безмерно благодарна! Однако, признаюсь,  делать из этой комнаты цех для отходов,  было бы не самой лучшей идеей, поскольку ваша спальня находится напротив моей, — улыбнулась я и сделала глоток апельсинового сока. Кондитер метнул пронзительный взгляд. Он явно пытался найти ответ на столь колкую фразу. Перчатки Вилли Вонки заскрипели, тот занервничал и даже потянулся к карману, видать, за карточками-подсказками, но осекся, и вновь неестественно улыбнулся, испепеляя меня взглядом. Бледное лицо заметно порозовело, а брови потянулись вверх. — Что-ж! Время позднее,  доброй всем ночи. Под немыми взглядами, тот встал из-за стола, случайно задев бабушку Джозефину, отчего она чуть не повалилась на старшего Бакета. Мистер Вонка, словно и не заметил того: наверное он не заметил бы сейчас в таком состоянии и взрыва петарды перед собой. Конечно, задето эго самого хозяина фабрики! Кондитер быстро надел цилиндр, взял в руки любимую трость и поторопился к выходу. — Вы идете? — холодно произнес Вилли Вонка через плечо, — провожу вас до спальни, ведь невесть что произойдет,  оставь вас без присмотра хоть на пять минут. Я встала из-за стола, торопливо надела пальто, и пожелав всем спокойной ночи,  пошла следом за кондитером.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.