ждет критики!

Не упусти свой второй шанс, дурак! +38

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Основные персонажи:
Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Гермиона Грейнджер
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Флафф, Фэнтези, AU
Предупреждения:
OOC, ОМП, ОЖП
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Ты умер, но вернулся. Но не в момент смерти, а гораздо раньше. Вот она, новая попытка. Вот он, новый шанс. Чего же ты тогда стоишь? Действуй!

Публикация на других ресурсах:
Да где угодно, главное ссылку.

Примечания автора:
О Господи! Что же я такого курнул, что я такое написал? Хотя я вообще не курю. Но написать мне захотелось сильно. Даже не знаю, буду ли я из этого раздувать новый фанфик (хотя если честно мысли, что именно писать, у меня имеются), или оставлю так, поэтому пока что, статус - завершён. Может кто поможет мне, с выбором?

Второй Шанс.

      Боль и ненависть - вот что он сейчас испытывал. Ненависть к тому, что всё было не так, как он считал раньше, ненависть к самому себе за то, что он был настолько туп и не видел очевидного, зациклившись на одном. А боль… Боль сопровождала Гарри всегда, на протяжении всей жизни.
      Началось всё ещё у Дурслей. Там его ненавидели, били, могли даже днями не кормить, заставляли работать как проклятого. Дадли, вместе со своими дружками, дополнительно превращали жизнь Гарри в ад. Постоянные нападки, унижения, и самое главное — никто не мог помочь ему.
      Гарри умолял кого мог, всех Богов и Высшие силы, чтобы они принесли ему спокойствие и освобождение, и вроде даже это пришло. На одиннадцатый день рождения за ним пришёл Хагрид, сказав Гарри что он волшебник, и забрал его, ребёнка, из этого ада в Хогвартс. В место, где он нашёл нескольких друзей, и где, как он считал, нашёл дом.
      А потом всё понеслось: каждый год с ним, с Гарри, что-то происходило. Философский камень, тайная комната, Снейп, дементоры, и многое-многое другое. Предательство Рона, его лучшего друга и смерть Седрика на четвёртом курсе, окаменение Гермионы на втором… С каждым разом внутри Гарри что-то ломалось.
      Смерть Сириуса, последнего его близкого родственника, крестного, и правда о том, каким был отец в школе, полностью выбили из мальчика весь стержень, который и так был не твёрдым. Грудную клетку сжимало такой болью, что ему казалось что вот оно, ещё чуть-чуть, и всё будет хорошо. Но ничего не приходило.
      Шестой курс уничтожил в подростке всё, что только оставалось в нём, всю душу, оставив только тело. Вот как себя, наверно, чувствуют те, кто испытал на себе Поцелуй дементора. А всё из-за того, что Гермиона, подруга которая всегда была рядом, с непослушной копной волос, влюбилась в Рона.
      И тут Гарри понял: он сам, любит её. Какой же он был дурак! Он не видел ничего, он замкнулся в себе, и сам не понимал, что своими действиями толкает подругу в руки лучшего друга. Чёрт возьми, он завидует: ЗАВИДУЕТ РОНУ УИЗЛИ!!! Мир сошёл с ума. Если бы не его одержимость Томом, он бы всё смог понять и исправить, а не выслушивать директора…
      Дамблдор… Ещё одна боль Гарри. Человек, которому он так доверял, растил подростка как свинью на убой, ради смерти Волан-де-Морта. Все люди, которыми он окружил подростка, все были подсунуты им. И кто помог ему это понять, знаете? Снейп! Тот, кого он ненавидел все эти годы, которого он ненавидел за то, что он сдал Хозяину пророчество, из-за чего Том Реддл и убил его родителей. И если к отцу он уже ничего не испытывал, то к потере матери подросток испытывал огромную грусть и боль.
      И как он мог этого не видеть? Не видеть, что Северус Снейп не такой, каким он является, что он всегда защищал его от нападок. Пусть и незаметно, пусть и не всегда видно, но защищал. А нападки с его стороны, всегда касались в основном только учёбы, что было правильно. Иногда ему даже стало казаться, что Снейп был его отцом, а не Джеймс.
      Весь седьмой курс прошёл для Гарри как во сне. Реддл уже захватил Министерство, но не пытался его убить сразу. Он использовал всю мощь своей власти, чтобы замучить и заставить Гарри испытать муки. Непростительные заклятия, вроде Круциатуса, на уроках стали чем-то обыденным, нормальным, но это не останавливало парня. Он многому научился, многое узнал, а дневник директора, помог Поттеру найти и уничтожить все крестражи, кроме одного. Самого себя.
— Выходи, Гарри Поттер! Хватит прятаться за спинами других!
      Голос Реддла прошёлся по всему замку, проникая в каждый уголок и в каждую душу. Несколько дней назад вся защита Хогвартса пала, и Тёмный Лорд решил показаться лично, и возглавить атаку на школу. Многие погибли, многие ранены, но никто не сдавался. Глупцы.
      Сам же Гарри, в чёрной траурной мантии и одежде, стоял на одном колене в Большом Зале, и молился. Да, он не был верующим, жизнь заставила потерять всё, даже веру, но именно сейчас, готовясь к смерти, вера вновь пришла к юному магу.
      Он молился, чтобы мама, крёстный, и друг его семьи Ремус, дали ему сил на то что он собирается делать. Наследник семьи Блэков, и ненавистного им Поттера — парень вышел к своему врагу, который стоял в школьном дворе, в окружении поганых Пожирателей. Жалкие трусы, они первыми сбежали когда Реддл потерял силу в первый раз, сбегут и сейчас, когда они оба умрут окончательно.
— Я не прячусь, Том Марвало Реддл.
— Гарри, нет!!!
      Голос Гермионы лился бальзамом на душу парня, если бы не отчаяние в её голосе. Улыбнувшись ей, два давних противника начали бой.
      Магия разлеталась во все стороны, Реддл использовал такую тёмную магию, что Избранный едва не падал с ног, но продолжал стоять и держать удар. В конце-концов, что такое боль для того, кто уже мёртв? Мёртвые не могут испытывать её.
— Жалкий мальчишка! Умри! АВАДА КЕДАВРА!
— АВАДА КЕДАВРА!!!
      Два зелёных луча смерти столкнулись посередине, пытаясь победить друг друга. Гарри знал, что не выживет, так зачем ограничивать себя в целях? Чем он хуже того же Дамблдора?
      Смертельный луч высасывал из парня все силы, буквально пытаясь его признать поражение, но он не сдавался. Предвкушение вечного сна опьяняло его, манило, и этого хватало для того, чтобы одолеть мощь Тёмного Лорда. Зелёный свет ударил в Реддла, почти мгновенно убив, но Том успел выкинуть проклятие, которое уничтожает тело и душу, и попал им в своего врага. Гарри отлетел назад, падая на землю и покрываясь сетью глубоких ран. Очки слетели с его лица.
— Гарри! ГАРРИ!
      Множество голосов, зовущих его и приближающихся, и вот, его окружили выжившие. Рон и Гермиона были рядом, даже пытались вылечить, но увы, не смогли. Становилось очень холодно, с каждым слабеющим ударом сердца, с каждой каплей крови, что вытекает из его тела.
— Рон, — слабым голосом позвал Гарри, при каждом слове из его рта вырывались сгустки крови, а на груди пенились кровавые пузыри. — По… Позаботься… О…Гер… Мионе… Прошу…
— Можешь положиться на меня, друг. Прости за всё плохое, что я сделал.
      Поттер перевёл взгляд, в котором всё было расплывчато без очков, в сторону, и посмотрел на девушку. И слабо улыбнувшись он понял: теперь она знает, кем является в его жизни. В след за этим, пришло долгожданное спокойствие. Вот она, смерть…
***
— Я так и думала, что здесь будет целая толпа маглов…
      М-м-м-м? Что? Перед глазами будто резко сняли тёмную ткань. Вокзал, люди, он стоит с чемоданами и… Букля? Что происходит, Великий Мерлин?
      Одежда на мальчике, явно была с чужого плеча, а сам он был ниже чем он уже привык. Что происходит? И почему у него стойкое чувство дежавю?
— Так, какой у вас номер платформы? — поинтересовалась женщина, стоящая недалеко от него. Молли?
— Девять и три четверти, — пропищала маленькая рыжеволосая девочка. Джинни? Да что же тут такое творится?
      Догадка пришла внезапно. Ему одиннадцать лет, он впервые едет в Хогвартс… Он вернулся в прошлое!!! Но зачем? Неужели мечта и желание, вернуться и сделать всё по-другому исполнилась? Он… Он…
      Промчавшись мимо стайки рыжих магов, (и как он раньше не подумал, как можно вот так стоять, и выкрикивать такие слова!), Гарри проскочил на платформу девять и три четверти, где увидел поезд с надписью: Хогвартс-Экспресс.
      Нет, второй раз он такого не допустит. Только бы найти её пораньше. Ну где же она?
      Вот! Нашёл! Вон её макушка, с копной непослушных каштановых волос, и взгляд, который выдавал любопытство. Но подойти сейчас, он стеснялся. При таком количестве народа, это напряжённо.
— Проснись Гарри, — похлопал себя по щекам Поттер, чем вызвал удивление ближайших магов. — Проснись, иначе всё повториться.
      Пытаясь сделать всё незаметно, мальчик шёл следом за девочкой, да и заметить его сейчас нельзя было, всё-таки огромное количество детей носится, попробуй увидеть слежку! Едва не потеряв её возле седьмого вагона (чёртовы Дурсли, кормили бы получше, он бы так не мешкал), Гарри догнал девочку, когда она уже собиралась залезть в вагон. Просто её тяжёлый чемодан, явно мешал ей сделать всё быстро, а то, как она недовольно смотрела на свой чемодан, было таким милым зрелищем, что Гарри не сдержал улыбки.
— Привет. Тебе помочь? — спросил он, подойдя к девочке.
— Да, спасибо.
— Тогда давай вместе. Взяли!
      Вдвоём (Дурсли, чтоб вас), они с трудом запихнули оба чемодана внутрь.
— Ух. Спасибо. Я, кстати, Гермиона. Гермиона Грейнджер.
≪Знаю≫, едва не сказал парнишка, но вовремя остановился и улыбнулся.
— А я Гарри. Гарри Джеймс Поттер, — ответил он, мысленно скривившись от фамилии. ≪- Интересно, а гоблины могут сделать так, чтобы я сменил свою нынешнюю фамилию на фамилию мамы? Надо будет отправить Буклю и узнать у них.≫
      Вокруг них стояла тишина. Те кто слышали его слова, передавали это другим, а Гермиона уже хотела разразиться той тирадой, которая в прошлый раз выбила мальчика из колеи. Но сейчас, он всё взял в свои руки. А точнее, он взял за руку девочку, поднял в воздух оба чемодана при помощи заклинания, которым когда-то Сириус поднимал и транспортировал Снейпа (и сделал это невербально, а главное, у него всё получилось!), и повёл Гермиону за собой. Смущённая девочка шла за ним, в свободное купе.
— Ты правда Гарри Поттер? — накинулась она, когда остались одни.
— Конечно. Ты можешь прочитать обо мне в «Современной истории магии», и в «Развитии и упадке Темных искусств», и в «Величайших событиях волшебного мира в двадцатом веке», — чувствуя себя как один напыщенный павлин, Гарри громко рассмеялся, не обращая внимание на удивлённые взгляды попутчицы.
— Можешь не сомневаться, я всё о тебе знаю и эти книги уже читала. Причём…
— Всё знаешь? А с кем я тогда живу? Какой мой любимый цвет? Какая у меня мечта?
      Снова поняв кого он пародирует, зеленоглазый ребёнок упал на пол, в приступе громкого смеха и истерики.
— Гарри? Ты в порядке? Что с тобой? — обеспокоенно спросила Гермиона, а парень продолжал валяться и биться в истерике, хрипло выговаривая:
— Лок… Ха-ха-ха… Харт…кни…ги…ха-ха-ха…
      Только спустя десять минут Гарри смог успокоиться и подняться с пола. Гермиона сидела и обиженно смотрела в книгу, считая его сумасшедшим. Хи-хи, какая она милая, когда обижается.
— Фууух, наконец-то, — отсмеялся он, обратив взгляд на девушку. Как раз в этот момент, дверь открылась, и в купе заглянула улыбающаяся женщина с ямочкой на подбородке.
— Хотите чем-нибудь перекусить? — спросила женщина, но Гарри уже поднялся, едва, наверно, не снеся взрослую волшебницу. Понабрал мальчик не очень много, в основном только лимонад, тыквенные печенья и сдобные котелки, то, в чём не слишком много сахара, быстро расплатился, и прыгнул на место рядом с девочкой.
— Угощайся! — радостно оповестил он.
— Там много сахара, а мои родители стоматологи, поэтому…
— Да не волнуйся ты, Миа. Тут не слишком много сахара, да и не люблю я, когда его слишком много. А то слипнется.
— Как ты меня назвал? — спросила девочка, явно удивлённая.
— Тебе бы к ушному сходить, Миа, — хихикнул Гарри, протягивая попутчице тыквенное печенье. — На, а то обижусь на тебя, подруга.
— По… Подруга…
      Гермиона как во сне взяла угощение, да и ела его чисто на автомате, смотря куда-то в сторону. А когда она его съела, то по инерции пыталась продолжить, поднеся ко рту палец.
— РОТА ПОДЪЁМ!!! — заорал Гарри, насколько можно было кричать его голосом. Девочка подпрыгнула на месте, а потом направила на него сердитый взгляд.
— Гарри Поттер! Ты что творишь?!
— Я всё понимаю, но на каннибалку ты точно не смахиваешь, — залился тот смехом, смотря как девочка недоумённо смотрит на свой палец, медленно понимая что она себя чуть не укусила.
      Спустя минут пять, оба ребёнка уже увлечённо ели угощения и запивали всё лимонадом. Периодически, Гарри просто подмывало что-то сделать: то отбирал угощение, пока Гермиона к нему тянется, то лохматил её волосы, в ответ получая по плечу кулачком.
      Через два часа, после того как поезд начал свою поездку, в купе пришёл круглолицый мальчик, который отчаянно искал свою жабу. Гермиона уже хотела идти помогать, но Гарри опередил её, взяв новенького за рукав, усадил напротив себя и всучил тому тыквенное печенье. А после, узнав как зовут жабу, достал палочку и громко произнёс:
— Акцио, Тревор!
Волна магии разлилось по телу ребёнка, когда он почувствовал как жаба летит к нему. Все, кто был в купе смотрели на это с удивлением.
— Как ты это сделал? — опешила девочка.
— Магия! — загадочным голосом произнёс Гарри, хихикая, и быстро переведя взгляд на новенького в купе. Он знал, кто это, но не удержался: — Привет, как тебя зовут?
— Я? Ой, я Невилл. Невилл Лонгботтом.
— А я Гарри, Гарри Поттер. Это моя подруга, Гермиона Грейнджер.
      Девочка ожидаемо смутилась, когда поняла что мальчик, с которым она только что познакомилась, уже считает её своим другом. И не смогла не спросить.
— Гарри, ты правда считаешь меня своим другом?
— Конечно! Я уверен, что мы сможем хорошо подружиться, а также я уверен, что ты очень умная, если даже во время поездки читаешь. Как считаешь, Невилл, мы сможем все подружиться?
— Ну… Да… Наверное, — смутился уже Невилл.
— С…Спасибо вам…мальчики… — старательно сдерживая слёзы, проговорила девочка, на что Гарри обнял её за плечо, слегка взлохматив волосы.
— Нечего плакать, Миа. Прорвёмся, отучимся. А знаете что? Давайте договоримся, что после учёбы останемся друзьями, и поедем в путешествие! Что скажите?
— Я не против. Бабушка говорит, что путешествия помогают расширить кругозор.
      Гермиона уже успокоилась, вытирая слёзы, и улыбаясь.
— Значит клянёмся? — протянул руку Гарри, ладонью вниз. Сверху легла ладошка его новой подруги, а потом и ладонь нового друга.
— Клянёмся!!! — в один голос произнесли все трое, не заметив, что над их головой распространился зелёный туман. Сама магия скрепила этот договор, который шёл не абы от чего, а от самого сердца. Очень искренними были эти клятвы. Также никто не заметил, как Гарри слегка отодвинулся от Гермионы, и напрягся, будто готовясь к бегу.
— Вот и хорошо. Теперь остался главный вопрос.
— Какой? — спросил Невилл.
— Как бы мне выжить все эти года, не задохнувшись от вот этого, — взлохматив волосы подруги, произнёс зеленоглазый.
      Девушка секунду сидела, не понимая ничего, а потом смысл медленно проник в её голову.
— Гарри Джеймс Поттер! Ты знаешь что я сейчас с тобой сделаю?
— Хм, не знаю… Наверно… Ты меня поцелуешь, да?
      Гарри сразу стартанул с сидения так, что можно было заподозрить его в аппарировании, одновременно уворачиваясь от рук подруги. Выбежав в коридор, он по пути сбил с ног блондина, с двумя телохранителями, а Гермиона едва не промчалась по их тушкам. Пробегая мимо одного из вагонов, Гарри отметил краем глаза одиноко сидящего рыжего парня.
≪Прости, Рон, но в этот раз, я не отдам тебе Гермиону. Надеюсь, ты меня простишь и мы сможем быть друзьями.≫
      А оба подростка продолжали бежать по коридору Хогвартс-Экспресса, который увозил их в новую жизнь, к новым приключениям. И хотя в конце пути (поезда) он очень сильно получит от подруги, Гарри надеялся что хоть немного смог изменить своё и её будущее, которое рисовалось в более радужных тонах, чем раньше.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: