Царапина 9

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Волчонок

Пэйринг и персонажи:
human!Скотт МакКолл, Дерек Хейл, Айзек Лейхи
Рейтинг:
R
Жанры:
Мистика, AU, Занавесочная история, Учебные заведения, Попаданцы
Предупреждения:
Смена сущности
Размер:
Драббл, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Альтернативная история в которой Скотт не стал оборотнем, и вообще не знаком со сверхъестественным миром, который развивался без его участия.

Однажды дежуря ночью в ветклинике он находит под дверью раненного одноклассника. Желая помочь ему, МакКолл встречает странного человека с ярко светящимися глазами.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Очередная внеплановая работа. Я подумал, а что если Скотта не укусили и он бы не стал оборотнем. Однако Дерек вернулся в город, Питер вышел бы из комы.

Проще говоря, вариант развития истории сериала "Волчонка", в главной роли со Скоттом человеком.

Постер https://pp.userapi.com/c849424/v849424232/1af78e/EnprjzYa7f8.jpg

Ночь в ветклинике

13 июня 2019, 05:35
Настойчивый дождь отбивал привычный ритм по прозрачным холодным стёклам, оставляя на них маленькую росу. С каждой новой упавшей каплей они становились больше и со временем спускались вниз. Слёзы дождя зацепили по пути другие прозрачные бусины и ускоряли свой спуск по гладкому стеклу.

За надежным ограждением, в лице белых оконных рам, помещение ярко заливал искусственный свет, идущий от лампы накаливания расположенной посередине небольшой комнаты. Он также освещал деревянные постройки и столы, в приёмной их было не так много. В большей степени одна сплошная линия из выстроенных в ряд закрытых шкафов.

Стены в небольшой комнате были увешаны различными плакатами и таблицами, с изображенной на них анатомией животных и их общими очертаниями без прилегающих подробностей.

Помимо сменяющегося ритма дождя в соседней комнате слышался малозаметный шорох и скольжение тапочек по чистому кафельному полу. Шум с трудом открытой дверной ручки и удар о стену, в которую на небольшой скорости врезалась покрашенная входная дверь и удлиненная дверная ручка.

— Киски, пора кушать, — известил молодой человек, все ещё не совсем сломавшимся юношеским голосом.

В ответ на эти слова тишину нарушило сменяющее друг друга тихое и звонкое мяуканье. Пушистые зверьки будто отвечали на сказанные слова своего надзирателя шумной какофонией голосов, постепенно переходивших в неразделимый, как прежде, шум.

Подросток затащил в просторное, хотя из-за расположенных в нем клеток так совершенно не казалось, помещение тяжёлый мешок с кошачьим кормом. Осмотрев голодных животных, что так и намеревались свести своего надсмотрщика с ума своими громкими голосами, парень взглянул назад. Найдя в темноте красный огонёк от выключателя, он потянулся, щелкнув его вверх.

Яркий свет заполнил просторное помещение и заключённых в клетках пушистых зверьков. Новый источник света также осветил точные черты лица со слегка загорелой кожей, половина которых все ещё была скрыта тенью, так как надсмотрщик склонился и начал рассыпать из большого бумажного пакета мелкие подушечки в миски, расположенные в клетках.

Несогласованное мяуканье, перешедшее в неразделимый шум, почти заглушил настойчивые удары дождя по пластиковому подоконнику. Сквозь созданные шумы еле заметно ощущался грозный раскат грома. Он сначала осветил тёмное пространство, на миг чётко очерчивая круглый ночной диск, наполовину скрытый за густыми тучами. Следом за короткой вспышкой следовал разрывающий небеса грохот.

После очередной подобной комбинации закрытые в клетках животные сменили своё поведение. Одни притихли, а другие, прижав уши, шипели на окно, или на возобновившуюся за ним темноту.

— Что такое? — поинтересовался надсмотрщик у белой кошки, забившейся в дальний угол своей клетки. МакКолл протянул руку и пальцами поднял прочный засов, что со слабым щелчком ударился об ограничивающий его порог. Открыв дверь клетки, надсмотрщик постарался успокоить напуганное животное, разговаривая с ним тихим ровным голосом.

Парень с трудом достиг другого края тесной клетки. При попытке ухватить большую кошку за пушистую шерстку, животное склонило голову и резко взметнуло одну лапу вверх оцарапав, острыми когтями слегка загорелую кожу. От резкого жжения на ладони, подросток быстро вытащил руку из убежища пушистого зверька и автоматически закрыл дверь на открытый ранее засов.

Убедившись, что клетка прочно закрыта, а испуганная кошка все также находится с другой стороны, МакКолл взглянул на тыльную поверхность ладони, на которой тремя жгучими полосками проступали яркие красные капли.

— Может на погоду, — предположил парень, вспомнив об очередной яркой вспышке, что осветила пространство за окном.

Подросток вытер выступившую кровь, после чего надёжно прижал место недавней травмы. Скотт не придавал особого значения тонким царапинами, что напоминали о себе настойчивым жжением.

Закончив рассыпать корм по мискам, надсмотрщик выключил свет в тесном помещении. Он вернулся в пустую приемную комнату, тишину которой нарушал лишь стук капель дождя по пластмассовому подоконнику за окном.

МакКолл осмотрел пустующее помещение, при этом во взгляде юноши читалась скрытая усталость. Обратив внимание на входную дверь, парень запустил руку в карман тёмных штанов. Немного порыскав в них, студент нащупал небольшую связку ключей, при попытке вытащить которую, те зашумели, ударяясь друг о друга.

Студент опустил глаза вниз, среди нескольких длинных ключей он выбрал один с причудливо выступающими зубцами, что создавали определённый узор, способный открыть или закрыть предназначенный для него замок.

МакКолл поднял небольшую доску служащую оградой в неразрывной линии рябиновых столиков, и, не спуская её вниз, направился закрывать клинику.

Вставив тонкий ключ в предназначенную для него щель, подросток с лёгкостью повернул его, пару раз прокрутив по часовой стрелке.

В один из подобных оборотов непроглядную ночную темноту вновь разрезал грубый грохот и последующая за ним яркая вспышка. В кратковременном освещении работнику показалось, что под проливным дождём мелькали полуразмытые тёмные фигуры. Они двигались слишком быстро, чтобы их можно было разглядеть среди холодных капель дождя, обрушившихся на землю плотной мутной стеной.

Очередная вспышка привлекла внимание работника, отчего подросток взглянул на тонкую яркую линию разрезавшую небо на две неравные половины.

От любования неукротимой природной стихии подростка отвлёк шум, идущий со стороны чёрного входа. Грубый удар о прочную железную дверь, и тишина.

Неукротимая стихия продолжала барабанить крупными каплями по пластмассовому подоконнику, отыгрывая на нем незнакомые ритмы.

— Что это? — полушепотом спросил работник, заранее зная, что не получит ответа на этот вопрос.

Студент все же закрыл входную дверь и, потушив свет в вестибюле, направился к черному входу.

Он быстрым шагом прошёл по плохо освещенному коридору и мимо двери с содержавшими за ней кошками. Животные притихли и старались вообще не подавать вида, что они есть. Тогда как обычно, слыша приближающиеся шаги к комнате своего заключения, они начинали мяукать, привлекая внимание надсмотрщика.

— Странно, — заметив подобную особенность, Скотт невольно ускорил шаг, а в сознание начали закрадываться странные, а порой и страшные мысли.

Приближаясь к запасной двери, подросток заранее нашёл в кармане связку ключей, отбивающих новый ритм в тёмных глубоких карманах штанов.

Студент автоматически нажал на выключатель и прошёл мимо него, не дожидаясь, когда верхняя лампа накаливания загорится. Работник ветеринарной клиники вставил ключ в замочную скважину и незамедлительно прокрутил короткий стержень, передвигая засов в другую сторону.

Склонив дверную ручку вниз студент задумался, не догадываясь, что его может ожидать за дверью в полной темноте.

Яркая вспышка снова нарушила привычный ритм капель дождя, что они отбивали по подоконникам. За кратковременным освещением последовал грохот, и хлюпание холодной воды, доносившийся с улицы вместе с запахом сырости.

Немного приоткрыв дверь МакКолл ощутил давление, что тянуло дверь на него, вынуждая подростка придерживать её.

Позади загорелся включенный ранее верхний свет. От резкой смены освещения на железной двери отразилась густая тёмная тень. Она искажалась, становясь более длинной, когда работник ветеринарной клиники медленно с осторожностью приоткрывал её.

МакКолл взглянул в небольшую щель. Среди тёмного пространства, у самой двери, виднелся объект, который и создавал давление на входную дверь.

Не в силах рассмотреть причину, что создавала нагрузку на двери, студент полностью открыл ее, отчего неизвестный предмет сразу осветил искусственный свет лампы накаливания. В напрочь мокрой от дождя одежде, на полу в бессознательном состоянии лежал подросток.

Скотт часто видел его в школе, однако не решался подойти. Подросток выглядел все время отчужденно, хотя эта особенность в последнее время стала проявляться намного меньше. Высокий, слегка кудрявый, светлый юноша, любитель шарфов даже в жаркое время года, обзавелся новыми друзьями, с которыми и стал проводить большую часть своего времени. Теперь замкнутого подростка совершенно нельзя было так называть.

— Айзек? — работник ветеринарной клиники, узнав личность неожиданного гостя, склонился над ним, присев на корточки. — Ты меня слышишь?

Заметив бессознательное состояние, в котором находился ночной гость, МакКолл постарался привести его в чувство, потеребив пострадавшего сначала по плечу, а убедившись, что эти попытки тщетны, слегка похлопал юношу по бледным щекам.

Желая привести одноклассника в сознание среди мокрой напрочь одежды, работник ветеринарной клиники заметил небольшие яркие пятна, окрашивающие темную рубашку в ещё более темные тона, чем были изначально.

Скотт на время позабыл, в каком состоянии находился молодой человек и осторожно приоткрыл темную ткань. Под тонкой рубашкой глубокими разрезами, разделяющими бледную кожу на две стороны выходила тёмная кровь, потоками стекая вниз, пропитывая рубашку и переходя на влажный от дождя асфальт.

— Айзек? — снова окликнул работник ветклиники пострадавшего, в полной мере оценив, чем может быть создано состояние одноклассника.

Не получив ответа на поставленный вопрос, Скотт не стал долго размышлять над дальнейшим планом действий. Он взял человека под руки и резко поднял вверх, после чего постарался затащить в помещение.

Подросток быстро тянул обессиленное тело, все время оглядываясь назад, чтобы примерно знать, где поворачивать. Уперевшись в дверь небольшой операционной, студент наклонил дверную ручку локтем, после чего она сразу поддалась, и дверь открылась. Подтолкнув её спиной, студенту удалось затащить пострадавшего в помещение и уложить на небольшой операционный столик, предназначенный для животных. Из-за не соответствующих размеров, ноги пострадавшего наполовину свисали со стола, а со влажной одежды медленно капала холодная вода.

— Так… — протяжно произнёс Скотт, уложив руки посередине стола и нависнув над бессознательным телом.

Испуганные глаза быстро осматривали пострадавшего, отчего казалось, что зрачки безостановочно бегали с одной стороны глаза в другую.

Работник ветеринарной клиники на миг закрыл глаза, а спустя время открыл, глубоко вздохнув.

— Поехали, — работник больше не смотрел на пострадавшего, его интересовала лишь область, с которой постепенно вытекала яркая кровь.

Обернувшись к обработанным наборам инструментов, подросток выбрал среди них несколько интересующих его. Рядом со стола взял стерильный материал, что остался после долгого рабочего дня.

Разложив на столе необходимые предметы, как обычно делал его начальник доктор Дитон, МакКолл в очередной раз вздохнул и на миг застыл, расположив руки над неожиданным пациентом.

— Поехали, — известил себя подросток, натягивая на руки длинные перчатки, что были спрятанны в запечатанной упаковке.

Работник ветеринарной клиники выбрал среди инструментария большой пинцет, им он осторожно поднял пропитанную насквозь кровью и водой рубашку. При попытке закинуть её вверх, открыв тем самым себе обзор на четыре царапины уходящих в глубокие ткани, грязная ткань в определённых местах пристала к открытой ране. Не в силах из-за этого поднять рубашку, парень обернулся назад к стерильному столу и выбрал из него ножницы средней длины.

— Может быть больно, — известил он своего пациента, что все также находился без сознания.

Не получив ответа от пострадавшего, работник умело разрезал ткань с каждым новым щелчком ножниц продвигая их дальше на ещё не разрезанные фрагменты одежды.

Открыв полностью все ещё кровоточащие порезы, студент свернул подальше от поврежденной ткани небольшую салфетку. Ей работник вытер грязь и потеки крови выступившие в самой ране, такое же действие он проделал чистой салфеткой, обработав близлежащие ткани.

С относительно чистой ткани, вместо вытертой крови, постепенно начала выступать другая. Заметив это, студент быстро прижал тонкие красные линии другими инструментами.

Недолго размышляя, студент наложил несколько швов на поврежденные ткани, придерживая изогнутую иголку на длинном инструменте с прочными зубцами на конце. Он поочерёдно продевал острую иглу в одну часть разошедшихся в стороны тканей, а после в другую. И крепко связывал тонкие рассасывающие нитки и прочные узлы.

Работник ветеринарной клиники испытывал дискомфорт от не очень удобного расположения инструментов, которые на подобных операциях привык использовать его наставник и одновременно с этим начальник. Хотя заметил эту особенность МакКолл только сейчас, ведь наблюдая за самим процессом операции, он не придавал подобной мелочи столь большого внимания.

— Ещё немного, — известил студент пострадавшего, что порой мычал в моменты, когда хирург протыкал кожу острой изогнутой иглой.

Наложив швы послойно на поврежденные ткани, после каждого этапа, Скотт чистой салфеткой собирал выступившие потоки крови.

Наложив последние подкожные шовчики студент выпрямился, полностью прогнувшись в спине, из-за чего несколько позвонков на хребте хрустнули.

МакКолл обернулся к операционному столу на котором в разброс лежали инструменты. Он снова взял иглодержатель и сменил в нем иглу на новую, в которую собрался продеть другую нить, с уже не рассасывающегося материала.

— Ему это не понадобится, — внезапно заявил незнакомый грубый мужской голос, что заставил подростка обернуться обратно к операционном столу на котором в бессознательном состоянии лежал пострадавший.

Высокий мужчина с густой чёрной щетиной, не раздумывая, перехватил руку работника ветеринарной клиники, в которой он прочно сжимал медицинский инструмент. Обездвижив и без того напряженную ладонь над пациентом, незнакомец не сводил взгляда с ненужного свидетеля, что волею случая оказался неподалёку от места схватки.

— Как вы… — на время позабыв о пациенте, студент перевёл все свое внимание на незнакомого человека, что не дал ему закончить вопрос.

— Задняя дверь, — высокий мужчина кивнул в сторону, с которой пришёл и с которой простиралась мокрые полосы воды с примесью грязи, — была не заперта.

По внешнему виду незнакомца было понятно, что наличие работника ветеринарной клиники в столь позднее время напрягало. Казалось, мужчина метался между двух огней, желая принять правильное решение, что не доставит ему в будущем проблем. Хотя подобный выбор затрудняло здание, в которое он волею случая проник. Непрочное строение было полностью покрыто рябиной, а материал дерева оказывал сильное влияние на мистических существ, несмотря на полную луну, гордо сияющую на ночном небе.

Пострадавший промычал, невольно привлекая к себе внимание присутствующих, что разорвали немой зрительный контакт, опустив глаза вниз.

— У тебя есть кое-что моё, — со скрытой злобой, стараясь сдержать гнев, произнёс высокий, атлетического телосложения человек.

Незнакомец крепче сжал тонкое человеческое запястье, упираясь острыми когтями в слегка загорелую кожу. Мужчина вынудил работника выпустить из руки медицинский инструмент, что со звонким грохотом упал на кафельный пол и эхом отразился от покрытых тем же материалом стен.

— Не мешайся, — с угрозой и предупреждением в голосе произнёс мужчина, после чего оттолкнул человека в сторону подальше от операционного стола.

Когда загадочная личность убедилась, что человек находится на безопасном расстоянии и не предпринимает попытки вмешаться или как-то помешать ему выполнить задуманное, мужчина раскрыл ещё слегка кровоточащие порезы. После недолгой паузы перевёл взгляд на руку пострадавшего, которую крепко обхватил обеими ладонями. Мужчина как прежде сжал тонкое предплечье, и начал тянуть цельные кости покрытые живыми тканями в разные стороны. После небольшого усилия послышался легкий хруст, который сразу заглушил пронзающий звериный вой.

Этот звук сильно напряг работника ветеринарной клиники, что, увидев подобную картину, постарался незаметно добраться к выходу. Ступатя наугад и не сводя при этом взгляда с сильного мужчины, что небольшим усилием смог надломить прочую человеческую кость.

— С ним все будет хорошо, — слегка повышенным голосом произнёс мужчина, чтобы немой зритель это услышал.

Загадочная личность оставила в покое пострадавшего и перевела внимание на наблюдателя, что перестал продвигаться к двери, заметив смену интереса у странного человека.

— Ты сегодня видел много странного, — мужчина, не сводя взгляда со свидетеля, обошёл небольшой операционный стол. Он уверенной походкой направился к человеку, не собираясь сбавлять темп.

Поравнявшись с работником ветеринарной клиники, человек с густой щетиной сначала заглянул в испуганные, ещё детские глаза, а потом перевёл взгляд на глубокие точечные порезы на предплечье, что соответствовали размеру взрослой человеческой ладони.

— Если заметишь что-то странное, — протяжно со скрытым страхом произнёс высокий человек, глаза которого в тени начали светиться насыщенным красным оттенком, — найди меня.

Зрительный контакт, как и прежде, нарушил пострадавший, промычав себе под нос неразборчивые слова.

Этой детали незнакомец придал большое значение, спрятав яркие глаза под веками. Когда тот снова открыл их, на подростка глядели уже обычные человеческие зрачки, окружённые серой радужкой.
Примечания:
Возможно говорил, но к этому фендому у меня слабость. Много идей, и не воплотить их просто грех.

Хотя это лишь зарисовка предположения "что было бы, если бы".
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.