Рана в Силе +9

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Star Wars Knights of the Old Republic II: The Sith Lords, Star Wars: Knights of the Old Republic (кроссовер)

Основные персонажи:
Аттон Рэнд, Дарт Нихилус, Дарт Сион, Изгнанница, Крея (Дарт Трея)
Пэйринг:
Ученики Митры Сурик, Триумвират Ситхов
Рейтинг:
G
Жанры:
Драма, Фантастика, Экшн (action)
Размер:
планируется Миди, написано 6 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Продолжение истории Митры Сурик и войны с Триумвиратом Ситхов. Чтобы не скатиться в банальный пересказ событий игры, в этот раз акцент будет сделан на образе главной героини, единственного джедая, пережившего бойню при Малакоре V и ставшего феноменом под названием "рана в Силе".

Посвящение:
Всем тем, кто любит Митру такой, какая она предстала в КОТОР 2 и кто не согласен с суррогатом, подсунутым Дрюшей.
И одной очень хорошей и внимательной читательнице, которая меня на этот опус и вдохновила. Архимедовна, спасибо огромное!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Эту идею планировалось пропихнуть еще в предыдущий мидик, посвященный воспоминаниям Митры о ключевых моментах Мандолорианских войн, в которых она принимала непосредственное участие, но как-то не сложилось. Но благодаря очень интересным дебатам с одной читательницей, я все же решилась замахнуться на интерпретацию событий игры и раскрытию образа Митры не как каноничного светлого джедая, какого нам подсунул мистер Карпишин в многострадальном "Реване", а как того самого серого джедая, ученицы ситха и зеркального двойника Лорда Голода.

Часть 1

2 июня 2017, 13:31
      Перед глазами вспыхивали черные мушки, кровь тяжело бухала в ушах, а к горлу то и дело подступал липкий спазм. Эти симптомы контузии и шока не спутаешь ни с чем. Только вот вызваны они были не взрывом термодетонатора у тебя под ногами или аварией на космическом корабле, а словами.
      Всегда приятная гравитация Дантуина буквально вколачивала меня в поросшую густой травой землю.
      Сделав еще один шаг, я неуклюже споткнулась и свалилась на четвереньки. Мокрая от пота челка свесилась мне на глаза, дыхание со свистом вырывалось из приоткрытого рта, а из груди пробивались странные булькающие и хлюпающие звуки.
       Кажется, меня накрыло.
      Я знала, что своей истерикой я причиняю боль остальным, что сейчас сюда примчится толпа моих напуганных учеников, Аттон будет в ярости, Микал испуган, это темные эмоции. Я не должна причинять им боль.
      Или я ничего им не должна?
      В голове до сих пор набатом гудели слова магистров и... Крейи. Которая оказалась на самом деле средоточием тьмы. Парадоксально, но ситх, предательница, убийца оказалась милосердней тех, ради кого я рисковала своей жизнью, вынуждала рисковать других. Когда я стояла там, в бывшем атриуме Академии, а уцелевшие магистры вновь судили меня как преступницу, в какой-то момент мне захотелось разреветься как девчонке-юнлингу. Я не верила, что все это время, сама того не желая, могла манипулировать друзьями на уровне Силы. Крейя же ситх, она специально хочет причинить мне как можно больше боли, чтобы я разуверилась в своем пути.
      Но ведь она спасла меня. Зачем она меня спасла? Если она хочет поквитаться с остатками Ордена, не проще ли ей было позволить магистрам привести приговор в исполнение, а потом расправиться с ними? Я ведь тоже часть этой "старой школы". Если только...
      Мои пальцы стиснули промокшую от пота тунику на груди.
      От возможной догадки у меня застучали зубы, а горло стиснул новый спазм ужаса.
      Что же сотворил со мной Малакор V? Неужели связь между мной и Крейей настолько сильна, что она оставила меня в живых? Ведь если это действительно так, что случится с остальными?
      Страх буквально подбросил меня, заставив забыть свою дурноту и страдания. До "Ястреба", на котором осталась большая часть команды, я неслась бегом.
      Первое, что я увидела, ворвавшись на похожую на блюдце стартовую площадку маленького дантуинского космопорта, - это опущенный трап. После того, как у нас угоняли корабль, Аттон никогда не оставлял "Ястреб" открытым, более того, они с Бао Дуром поколдовали над кодами доступа, чтобы теперь даже взломать наружний шлюз было не так просто, не то что влезть в бортовой компьютер. Поэтому, холодея от ужаса, я взбежала по трапу и ринулась в главный пассажирский отсек.
      И почти с разбегу влетела в Аттона.
       Картежник полетел на пол, я даже за руку его поймать не успела, и меня это испугало. Чтобы сбить с ног нашего пилота, прошедшего спецподготовку Эчани и столько лет бывшего охотником за головами, надо постараться.
      Аттон ударился копчиком об половое покрытие и охнул. При взгляде на его лицо я ощутила, что к горлу подступил новый комок тошноты. Я не боюсь вида крови, но таким я Аттона еще ни разу не видела.
      - Крейя... это все она, - хрипло выдохнул парень, глядя на меня одним глазом - вся его левая половина лица была покрыта стекавшей откуда-то из-под растрепанных волос кровью. Да, раны скальпа обычно сильно кровоточат, достаточно обычно небольшого пореза, чтобы... но я не только бывший солдат и джедай, я женщина, шуутаа!
      Я свалилась перед ним на колени, стиснув его плечи, но тут же ослабила хватку, увидев гримасу боли у Аттона на лице. Его левая рука висела плетью, чтобы оценить остальные повреждения, нужен был Микал.
      - Что произошло? Где все? - я едва поборола желание начать ощупывать его, чтобы убедиться, что ран больше нет.
      - Это ты мне скажи. - зажав правой рукой рассеченный висок, Аттон тяжело дышал. - Наверное, они кинулись искать тебя.
      Я почувствовала, как мое лицо заливает краской стыда.
      - Я уже собирался последовать за Микалом и Визас, когда пришла эта старая ведьма... - лицо Рэнда перекосилось от ярости. - Я накинулся на нее с вопросами, а она вздернула меня Силой и как мячиком... об стены. Она меня всегда терпеть не могла, - попытался он криво ухмыльнуться, но на его начинающей отекать от побоев физиономии это выглядело жутковато. Неудивительно, что на нем живого места нет, если его несколько раз приложили об покрытые оборудованием и аппаратурой стены кокпита.
      - Что она сказала? - из меня словно выпустили весь воздух, и собственный голос показался мне шепотом. Я просто сидела и смотрела на своего избитого ученика и ощущала внутри гудящую пустоту.
      - Сказала, что летит на Тилос. Я так и знал, что эта старая гадина всегда была на ИХ стороне, - с кряхтением Аттон попытался подняться, но, передумав, тяжело опустился на колени. Он явно храбрился.
      - Она убила магистров.
       Рэнд уставился на меня, и в его застывшем лице я не могла прочитать ни одной эмоции - ни удивления, ни гнева, ни злорадства. Я снова вспомнила Малакор и ощущение, что я плыву в космической пустоте. На несколько страшных мгновений мне показалось, что от шока и потрясения я вновь разорвала связь с Силой.
      - Я понял. Почувствовал. Эй... - картежник вновь попытался улыбнуться, на этот раз почти получилось. - Не реви. Главное, что сама цела, - его палец неуклюже мазнул меня по щеке, прочертив грязную полоску из пыли и подсыхающей крови.
      Я ощутила исходящее от него тепло. Не зная, как поддержать меня и приободрить, Аттон по наитию попытался успокоить меня своими новообретенными способностями.
      Ох, Аттон... знал бы ты, какая я на самом деле, что я сделала и что продолжаю делать с тобой. Я просто не заслуживаю права на твое сочувствие и поддержку.
      Мира вернулась первая. С ее глобальным восприятием Силы она явно почувствовала, что нет нужды бегать по окрестностным полям. Увидев своего вечного избитого верного врага, она лишь выругалась и помогла мне довести картежника до крошечного лазарета, переоборудованного Микалом в лабораторию. А потом подтянулись и все остальные.
      - Так глупо... - бормотал Микал, сводя края глубокого пореза на виске Аттона, пока я стояла рядом с полосками пластыря на каждом пальце.
      - Конечно глупо. Думать надо прежде, чем нестись очертя голову, - огрызнулся контрабандист, морщась от боли. - А что если бы это была не одна карга, а целый отряд ситхов?
      - Я про Крейю, - Микал отцепил две полоски пластыря. - Мы сами нашли для нее уцелевших джедаев. Ордена больше нет.
      - Но не джедаев, - перебила Мира, мявшаяся у входа в лазарет. Над ее плечом маячил дрон-дистанционка, а в Силе я ощущала присутствие Визас и Бао Дура, по моему приказу проверяющего все отсеки "Ястреба" на предмет прощальных сюрпризов от Крейи. Все собрались здесь. - Да, пускай мы недоучки, но мы ведь еще живы.
       - Она не воспринимает нас всерьез, - помолчав, усмехнулся Аттон. - В этом наше преимущество.
      - В кои-то веки я с тобой согласна, - Мира прошла в лазарет и плюхнулась рядом с картежником на койку.
      - Зачем она отправилась на Тилос?
      - Есть еще один магистр, - ответила я.
       Кажется, части мозаики стали постепенно складываться перед моими глазами. Но даже сейчас я не видела всей многоходовки, что проворачивала моя наставница.
       - Значит, курс на Тилос? - подытожила Мира.
      Похоже, тянуть больше было нельзя. Нужно было поговорить с ними сейчас, пока не стало слишком поздно. Сегодня, увидев побитого Аттона, я очень остро ощутила свою ответственность, словно эти взрослые люди, окружавшие меня, не были ветеранами мандолорианских войн, охотниками за головами и наемниками всех мастей, а были такими же юнлингами, которых я учила в Академии на Дантуине. Но вот только даже у юнлингов было право выбора.
      - Прежде чем вы решите отправиться со мной на Тилос, я должна с вами поговорить.
      Я почувствовала обращенные на меня взгляды, ожидание, повисшее в воздухе, даже бойкая на язык Мира не спешила меня перебивать и выжидала.
      - До того, как отправиться на войну, я училась у многих магистров, но никто из них никогда не брал меня в падаваны. Мне всегда казалось это странным, обидным, я считала себя не хуже, но и не лучше остальных юнлингов. Спустя столько лет я начинаю понимать причину... - говорить оказалось тяжелее чем я думала.
      Микал осторожно коснулся ладонью моего плеча, словно пытался приободрить, но я не имела права малодушничать.
      - Когда рыцарь берет себе ученика, между ними возникает психо-эмоциональная связь. Думаю, вы все это в той или иной мере уже ощущаете. Это позволяет интуитивно через Силу узнавать, что твой наставник или падаван попал в беду. Но в моем случае все намного сложнее. Моя природная способность заключается в том, что я могу разрывать связи с Силой, усилием воли блокировать ее у себя или у других. Это спасло мне жизнь во время бойни при Малакоре V. Однако помимо этого у меня еще одна способность. О которой я до недавнего времени просто не подозревала, не задумывалась.
       Я почувствовала, как вокруг концентрируется напряжение. Словно что-то темное и холодное сгустилось вокруг меня, напомнив мне грозовую тучу. Микал излучал недоумение и растерянность, от Визас и Бао Дура я ощущала нейтральную настороженность, а вот Мира и Аттон отчетливо фонили тревогой.
      - Похоже, об этой способности Реван догадался куда раньше меня и поспешил это использовать. Я всегда задавалась вопросом, почему он решил завербовать меня.
      - Потому что вы выдающийся джедай, учитель, - тут же сказал Микал.
      Бедный наивный мальчик, джедай до мозга костей.
      - Вспомни, я работала в Архиве, изредка учила вас использовать Силу. Микал, посмотри правде в глаза, в отличие от Ревана и Алека, я не была выдающимся рыцарем Ордена, - я развела руками. - Даже ты - и не спорь - гораздо способней меня в практическом использовании Силы, в исцелении.
      - Но ведь Генералом же тебя сделали не за красивые глаза, - перебил Аттон, которому происходящее явно не нравилось. Картежник был настолько в замешательстве, что возвел все ментальные щиты, почти не позволяя ощущать себя.
      - Тупица. Кто говорит такое женщине? - предсказуемо ощетинилась Мира, готовясь вступиться не то за мои недооцененные голубые глаза, не то за честь женщин всего мира.
      - Тише вы. - загасил готовую вспыхнуть ссору появивший в лазарете Бао Дур, и я ему была благодарна. Разнимать сейчас Рэнда и мандолорианку, таких же накаленных, как и все мы, и ищущих повод сорваться, мне совершено не хотелось.
      - Верно. Генералом меня Реван сделал по одной лишь единственной причине. Я не только разрываю связь с Силой, я могу привязывать к себе людей, - набравшись наконец мужества, призналась я.
       Вокруг стало так тихо, что стала слышна возня Т3 в машинном отсеке и ровное, едва различимое гудение системы жизнеобеспечения.
      - О чем ты? - Мира не выдержала первая.
      - Раз пообщавшись с человеком, я неосознанно создаю связь между нами. С каждым из моих солдатов, джедаев, с которыми воевала, я создавала связь наподобие той, что возникает между наставником и учеником. Эта связь настолько сильная, что люди пренебрегают собственными желаниями, волей, подстраиваются под меня и начинают делать то, что я хочу.
      - Не может такого быть... - Мира изумленно смотрела на меня.
      Как бы я сама хотела, чтобы это было неправдой.
      - Минутку. - а вот и Аттон подключился, и у меня все внутри болезненно сжалось от тона, которым это было сказано. - Ты хочешь сказать, что все это время намеренно гипнотизировала нас?
       Кажется, теперь я знаю, каково это, когда из тебя заживо высасывают жизнь, как проделала с магистрами Крейя.
      - Ненамеренно. Ты же слышал, что Генерал сказала, - отрезал Бао Дур. - Она это не контролирует.
      - Да ладно.
      Остальные, слава богу, пока хранили молчание, обдумывая сказанное мною, а вот Аттон полыхнул злостью как сверхновая.
       - У вас вообще хоть что-нибудь может быть как у нормальных людей?! - прошипел Рэнд, пронзая меня испепеляющим взглядом, от которого хотелось сжаться в комок. - Нормально попросить о помощи там, а не зомбировать, выдавая свои собственные чувства за мои, не пробовала?
       Так, глубоко вздохнуть, проморгаться, чтобы не дать подступающим слезам волю. Я все еще джедай, и я в ответе за тех, кого привела на путь Силы.
       - Именно поэтому я завела весь этот разговор. Малакор V изменил меня, изменил саму суть моих способностей. Когда Крейя спасла мне жизнь, между нами возникла связь, о которой я говорила. А из-за специфики моих способностей эта связь... стала опасной. Когда Сион отсек Крейе кисть, я почувствовала это так, словно мою руку опустили в расплавленное железо, - я неосознанно потерла свое запястье, вспоминая эту жуткую боль. Мне в тот момент стало так плохо, что я чуть не прилегла прямо посреди служебного коридора "Предвестника".
      - То есть если с тобой что-то случится, это отразится на нас? - подытожила Мира.
       - Как и на мне. Это двусторонняя связь. Поэтому Крейя и оставила меня в живых.
       Все молчали. Даже Аттон перестал изрыгать проклятья и сверлил угрюмым взглядом переборку.
       - Кто хочет сойти здесь, лучше сделайте это сейчас. Потому что я должна лететь за Крейей и спасти Эйтрис. Она последняя, - поднявшись с койки, я вышла из лазарета.
      Спустившись с трапа, я присела на бетонный парапет и прикрыла глаза.
      Крейя... что же ты наделала? Зачем ты это сделала?
      Мой зов остался без ответа. Словно ушел в космическую пустоту. Крейя сделала свой ход и теперь, несомненно, ждет моего ответного жеста. Наставница всегда пыталась заставить меня мыслить нестандартно, думать собственной головой в обход общепризнанных догм Ордена, подняться над моралью, как тогда, на Нар-Шаддаа. Теперь я понимала почему. Если все действительно так, как сказали магистры перед смертью, то на самом деле я — не выживший в бойне Малакора джедай, я — чудовище, питающееся жизнью и Силой других, своих учеников. То, что станет со мной, не имеет значения. В идеале я должна разыскать Крейю и покончить с ней, пока она не нашла нового ученика.
      - Вы не должны нести это бремя одна, - послышался за моей спиной негромкий голос Микала.
      Мой солнечный добрый мальчик. С того самого момента, как Микал вышел к нам в разрушенном анклаве джедаев, он смотрел на меня восхищенным взглядом мальчишки-юнлинга, которого я учила когда-то. И как бы мне ни было больно это признать, я не заслуживала этой преданности и восхищения.
      - Микал, ты же слышал, что я сказала.
      - Я знаю, что такое ментальное воздействие. Я умею сопротивляться контролю разума, поэтому могу твердо сказать — вы не виноваты.
      - Не все так просто. Это... гораздо тоньше и сложнее обычного ментального контроля, - я обернулась. Микал стоял за мной нахмуренный, от него фонило тревогой, и в то же время он был решителен. Непоколебим. Микал не отступится от своих слов, вопреки здравому смыслу.
      - Когда мы отправляемся?
      - Как только мы определимся с моим вторым пилотом.
      - Что еще за второй пилот? Мало того, что мозги запудрила, так теперь еще хочешь бросить в этой глуши на задворках галактики? - донесся сердитый голос со стороны трапа. Скрестив на груди руки, Рэнд буквально испелелял меня взглядом.
      - Я думала, ты захочешь сойти.
      - Уж явно не на Дантуине. Тут не найти ни одного нормального транспортника, а лететь до ближайшей населенной системы на каком-то кукурузнике... нет уж, - фыркнул Аттон.
      Но несмотря на его колючий и сердитый вид, я почувствовала, что он свое уже отбушевал. Нужно будет обязательно поговорить с ним, как прилетим на Тилос.
      - Только у нас есть одна проблема, - за его спиной показался Бао Дур. - Визас говорит, что мы не должны лететь на Тилос.
      - Почему? Нам нужно встретиться с Эйтрис, пока Крейя не добралась до нее, - недоуменно отозвался Микал.
      Он тоже будет там... - голос Визас услышал каждый. Миралука наверняка сидела в жилом отсеке и медитировала, но ее способность слышать и чувствовать сквозь Силу позволяли ей держать связь с каждым из нас. - Мой хозяин. Бывший...
      - Нихилус... - пробормотал Микал и зябко повел плечами.
      - Там только Крейя и Эйтрис, стоит ли ему тащиться через полгалактики из-за двух джедаев? - Аттон хмыкнул. - Это же глупо.
      Его терзает голод. Ты не знаешь, что это за голод и какая это мучительная пытка, - прошептала Визас. Теперь она обращалась исключительно ко мне: - Если ты отправишься на Тилос, он пожрет все живое, как на Катаре. И тебя он тоже убьет.
      - Ты уверена, что он будет там?
      - А меня вот другое интересует, - Аттон с хмурым видом смотрел на меня, - джедаи судили тебя, чуть повторно не отлучили от Силы, и ты хочешь вернуться, чтобы спасти ту стерву, что держала нас в клетках. Ради чего? Тебе даже спасибо не скажут, Митра.
      - Аттон... - я опять чувствовала, что разрываюсь надвое.
      Часть меня, глубинная и потаенная тьма, которую ощущали во мне Крейя и сам Рэнд, взывала меня прислушаться к словам Аттона, желала этого, и это казалось мне правильным, учитывая, что произошло со мной. Да, я повинна в том, что произошло с Малакором, я виновата в тех смертях, но разве я заслуживала того, что они хотели сделать со мной? Страшнее того, что случилось со мной, только голод Нихилуса, о котором говорила Визас.
Но другая моя часть, цеплявшаяся за догмы Ордена, призрак того джедая, который учился у магистра Кавара и перебирал голокроны в Архиве, заходилась в ужасе от мысли, что последние джедаи могут быть уничтожены и в Галактике не останется никого, кто сможет выступить против ситхов Нихилуса и Сиона.
      - Аттон, - снова начала я, поднявшись с нагретого солнцем бетона, - если не вмешаться, убив Эйтрис и Крейю, ситхи явятся за всеми нами.
      Вот это был понятный ему аргумент. Картежник всегда больше придерживался идеи собственной сохранности, нежели некой абстрактной гибели на баррикадах во имя Республики.
      - Я так понимаю, отсидеться в какой-нибудь глуши не получится? А что, махнем снова на Нар-Шаддаа, пока они там раскурочивают Тилос, - попробовал пошутить Аттон, но, увидев постные лица Бао Дура и Микала, только вздохнул и махнул рукой. - Ты же понимаешь, что это чертово безумие? Переться на Тилос, который может подвергнуться нападению чудовища, уничтожающего целые планеты?
      - Нар-Шаддаа? Серьезно? После того, как мы взорвали яхту Готто и навели такой шухер, что в датападах еще несколько лет будет наше описание с суммой с несколькими нулями напротив? - съязвила мандалорка, высунувшаяся из шлюза "Ястреба". - Да с нашим послужным списком "Ястреба" даже у хаттов не спрятать.
      - Ладно... все на борт. До Тилоса лететь несколько дней, если вы не хотите, конечно, разминуться со старой ведьмой, - Аттон со вздохом поднялся по трапу. - У меня поганые предчувствия.
      Что ж. В этом он был не одинок. Если Визас настолько уверена, что Лорд Голода явится за последними джедаями, то каждый из нас в серьезной опасности. Но позволить ему уничтожить Эйтрис вместе с остальной жизнью на Тилосе — означает лишь отсрочить наш собственный конец, а не избежать.