Семь смертей и одна жизнь Темного лорда

Гет
R
В процессе
13
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 4 страницы, 1 часть
Описание:
Убивающее заклятие в исполнении Темного лорда не убило Генриетту Поттер, а отправило на четыре года назад - в момент создания крестража из Нагайны. Вторая смерть была на ее совести и забросила еще дальше: в дом Поттеров в 1981, за час до прихода Волдеморта. Очередная смертельная встреча, и Генри обнаруживает себя в лесах Албании. И десятилетия не прошло с победы над Гриндевальдом, а Лорд Волдеморт еще не нашел диадему Равенкло...
Примечания автора:
Нерегулярная выкладка.
AU: Гарри - девочка. Вернувшись в Хогвартс и услышав щедрое предложение Волдеморта выдать ее в обмен на жизни остальных, Генриетта отправила друзей на поиски крестража, а сама пошла к Темному лорду.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 1 Отзывы 3 В сборник Скачать

1-3

Настройки текста

1

Генриетта Поттер встретила смерть с усталым смирением и зажатым в руке воскрешающим камнем. В ее кармане нашлось место для мантии-невидимки, а убивающее заклятье породила бузинная палочка, признавшая Генри хозяйкой с той поры, как был обезоружен Малфой. Если верить сказке, Поттер по праву могла считаться повелителем смерти. Жаль, громкий титул не спас ее от очевидного финала.  — Авада Кедавра.

2

Когда Генри открыла глаза, то обнаружила себя на поляне в лесу. Она огляделась без особого интереса или удивления и даже не дернулась, услышав голос:  — Генри Поттер? Здесь? Сама судьба привела тебя ко мне, девчонка! Она крепче стиснула старшую палочку, не задаваясь вопросом, как та попала ей в руки, и обернулась. Голос Волдеморта — хриплый, с шипящими нотками, свойственными парселтангу — принадлежал тонкокостному существу небольшого роста, каким Генри последний раз видела Темного лорда перед обрядом воскрешения на кладбище. Мгновением позже на поляну вышли двое: Питер Петтигрю и незнакомая волшебница испуганно-растерянного вида. Последняя ахнула, первый побледнел и вскинул палочку. Генри успела первой.  — Авада Кедавра. Вспышка, падение. Женщина завизжала и бросилась на утек, позабыв, что может аппарировать. Поттер перевела взгляд на Волдеморта. Тот казался, насколько его лицо было способно выражать эмоции, раздосадованным. Зашелестела приминаемая трава.  — Убей ее! Нагайна бросилась.  — Эванеско, — произнесла Генри с тем же неестественным спокойствием. Тварь осыпалась пеплом прямо в прыжке.  — Тебе меня не одолеть, — заговорил Волдеморт, когда она вновь посмотрела на него. В голосе отчетливо слышался страх. — Я дальше многих шагнул на пути бессмертия. Это тело — лишь сосуд, а мой дух…  — Авада Кедавра.

3

Это была детская. Небольшая уютная комната с кроваткой-качалкой, в которой спала темноволосая малышка. Дом, очевидно, принадлежал семье волшебников: кроватка раскачивалась сама по себе, без внешнего воздействия. Генри вышла в открытую дверь и оказалась у лестницы. Внизу негромко играло радио, лилась вода и тонко звенела посуда.  — Ты слышал? — спросил приятный женский голос с беспокойством.  — Что? — ответил мужской.  — Шум наверху. Пойду проверю Этти.  — Да брось, Лили, она спит, — запротестовал мужчина, но собеседница уже покинула кухню и оказалась у подножия лестницы. Увидела Генри и страшно побледнела.  — Джеймс! — закричала она, хватаясь за палочку. Генри отбила пару заклинаний автоматически, не задумываясь над своими действиями. Она не понимала, что происходит. Своими глазами видела ребенка наверху, а теперь — молодую пару с именами и внешностью ее родителей. Слаженно работающих в паре и весьма умело атакующих ее. Если бы не палочка, с мощью которой щитовые чары выходили необычайно сильные, ее оборону бы уже сломили. Впрочем, Генри не пыталась нападать в ответ, хотя и волшебники не использовали особо разрушительные чары.  — Кто вы? — напористо спросил мужчина, по-прежнему целясь в нее, но пока бездействуя. — Как вы попали в наш дом и что вам нужно?  — Это Годрикова Впадина? — медленно, почему-то хрипло уточнила Генри.  — Да, — ответили ей после паузы.  — Какое сегодня число? На этот раз молчание затянулось. Волшебники быстро переглянулись, одинаково настороженные и готовые сражаться.  — Тридцать первое октября, — напряженно произнесла женщина. Генри усмехнулась.  — Восемьдесят первый, не так ли? Они снова обменялись взглядами. Но вместо того, чтобы посчитать ее сумасшедшей, Лили спросила:  — Вы использовали хроноворот? Генри склонила голову, словно соглашаясь. На деле она ровным счетом ничего не понимала. Было ли это действительно прошлым? Была ли девочка наверху ею самой? Как там…  — Как вы назвали ребенка? Этти?  — Генриетта, — сказала Лили вдвое агрессивнее и угрожающе подняла палочку. — Какое вам дело до нашей дочери? Этти, надо же. А к ней прилипло Генри. Она не знала, что побудило родителей дать ей такое имя, и гадала, как они сами планировали его сокращать.  — Странное имя, — всё же произнесла она. — Почти мужское.  — Мы назвали ее так в честь Генри Поттера, моего деда, — пояснил Джеймс. — Он был человеком выдающейся смелости. Генри невесело улыбнулась.  — Вот как… Часы пробили девять, от первого удара она вздрогнула. И опомнилась.  — Волдеморт придет за вами, — сказала жестко. — Сегодня. Совсем скоро. Петтигрю предал вас и раскрыл ему тайну этого дома. Оба изменились в лицах. Лили испуганно посмотрела наверх, где продолжала невинно посапывать девочка-которая-должна-выжить. Джеймс сжал челюсть, гневно сверкая глазами.  — С чего нам тебе верить? Кто ты? Генри всю жизнь говорили, что у нее глаза матери и черты отца. Затянувшаяся игра в прятки с пожирателями внесла свои коррективы: она похудела, обзавелась синяками под глазами и мертвым взглядом, отрезала волосы до короткой косы и избавилась от очков в пользу линз. Неудивительно, что они не заподозрили в семнадцатилетнем изможденном подростке свою дочь. Тем более хроновороты из тех, которые не хранились в министерстве, перемещали на часы, не годы назад.  — Союзник, — сказала она. — Член Ордена Феникса. — И добавила: — Меня сюда отправил Дамблдор. Они снова общались невербально, угадывая, очевидно, мысли друг друга с большой точностью. Несмотря на весь сюрреализм ситуации, Генри было приятно увидеть, какое взаимопонимание царило между ее родителями. Или кем-то, подозрительно на них похожим.  — Дамблдор не предупреждал нас о визите, — подытожил супружеский диалог Джеймс. — И если, как ты говоришь, Питер предал нас, ты можешь быть последовательницей Волдеморта. Генри набычилась. По милости Темного лорда она пережила все худшие события в жизни, от потери родителей до собственной смерти. Обвинять ее в пособничестве было всё равно что обесценивать то, чем она и ее близкие пожертвовали для победы в войне.  — Не смей даже предполагать подобное, — проскрежетала Генри, крепче стискивая палочку. — Волдеморт — мой враг. Был, есть и будет. Оба вмиг расслабились, будто она взяла их под империус. На недоуменный взгляд отреагировал Джеймс:  — Никто из пожирателей не посмел бы произнести его имя, — объяснил он. — Мы верим тебе.  — Я проверю Этти, — сказала Лили и бесстрашно поднялась наверх. Проходя мимо Генри, она задержала взгляд, но так же рискованно подставила спину. Генри обескураженно посмотрела на Джеймса.  — Она смелая, — понял тот немой вопрос. И с той же гордостью добавил: — Истинная гриффиндорка. В глазах зажгло. Генри моргнула раз-другой, отгоняя непрошенные слезы. Она старалась не думать о том, что, возможно, каким-то образом переместилась в прошлое и исполнила давнюю мечту: увидела родителей живыми и здоровыми. По здравым размышлениям это было невозможно: Волдеморт наверняка убил ее, а всё происходящее — растянувшаяся фантазия угасающего сознания. Или своеобразная загробная жизнь, в которую Поттер никогда не верила.  — Значит, он собирается напасть? — серьезно спросил Джеймс. — Ты уверена?  — Да, — выдавила Генри. — Он придет за вашей дочерью. Вам понадобится помощь.  — Позову Бродягу и Лунатика, — пробормотал Джеймс, росчерком палочки призывая патронус. Генри снова почувствовала ком в горле при виде серебристого оленя. И не удержалась.  — Экспекто патронум, — прошептала она, вспоминая, как впервые взяла Воскрешающий камень и увидела вокруг всех, кого она потеряла. Всех, кто был рядом с ней в последней битве. Ее патронус еще никогда не выглядел столь величественно и осязаемо. Прогарцевав по холлу, он остановился рядом и стукнул копытом, ожидая сообщение. Ветвистые рога заканчивались высоко над ее головой.  — Дамблдору, — сдавленно произнесла она. — На дом Поттеров планируется нападение. Волдеморт лично придет за ребенком из пророчества. Поспешите. Когда она закончила и олень исчез за стеной, Джеймс смотрел на нее со странной смесью из осознания, неверия и подозрения. Генри отвела глаза, почти жалея о своей провокации, и увидела наверху Лили с ребенком на руках. В отличие от мужа в ее взгляде была бездна понимания, от которого хотелось убежать. Но Генри не шевельнулась, даже когда Лили вплотную приблизилась к ней и всмотрелась пытливо.  — У тебя мои глаза, — сказала она неожиданно ласково. Улыбнулась Джеймсу. — И твой упрямый подбородок.  — Это невозможно, — произнес Джеймс без особой уверенности. — Столько лет… Малышка Этти завозилась, недовольно засопела. Генри отступила, иррационально не желая смотреть на ребенка, которым, возможно, была она сама.  — Ты расскажешь нам? — спросил Джеймс, когда она оказалась буквально в полушаге. Генри поймала себя на том, что изучает его подбородок, и заставила себя встряхнуться.  — Нет. Не думаю, что это необходимо, — с неохотой сказала она. Поттеры точно не хотели бы узнать, что умрут сегодня. Тем более они и так подозревали, к чему приведет появление Волдеморта. Неловкую тишину разбил стук в дверь. Генри дернулась, Джеймс подняла палочку. Лили достала свою, второй рукой удерживая малышку.  — Сохатый, это я, — нетерпеливо прокричали по ту сторону. — Что у вас стряслось? У Генри засосало под ложечкой. Она узнала голос. Сердце забилось чаще от мысли, что она снова увидит крестного.  — Лунатик тоже здесь, — продолжил Сириус. — Эй, вы дома вообще? Джеймс заулыбался и направился к двери. Генри наблюдала за ним, затаив дыхание. Трое Мародеров вместе — она словно оказалась в сказочном сне. И успела лишь нахмуриться, услышав неясный звук снаружи, когда Джеймс открыл. Она видела, как радостное предвкушение на его лице уступило место ужасу, как взлетела палочка и как зеленый луч поразил его в грудь. Позади сдавленно ахнула Лили. Генри встала перед ней, без страха глядя на входящую в дом высокую фигуру в мантии. Он еще не утратил человеческие черты, но даже в сравнении с воспоминанием Дамблдора о попытке вернуться в школу куда меньше походил на человека. Радужка была красной, зрачок — пока круглым, но и это сочетание внушало не то ужас, не то отвращение.  — Отдайте мне ребенка, — произнес он вкрадчиво. — И никто не пострадает.  — Скажи это Джеймсу, — холодно сказала Генри, кивком указывая на тело, через которое Волдеморт небрежно перешагнул. Темный лорд не смутился.  — В этом ненужном противостоянии обе стороны несут потери, — согласился он с искусным сочувствием. — Я сожалею о каждой напрасно пролитой волшебной крови. И прошу: не сопротивляйтесь. Просто дайте мне то, чего я хочу.  — Ты поверил в пророчество шарлатанки, — с презрением произнесла Поттер, ловя искорки ярости в его взгляде. — И собираешься убить годовалого ребенка. Вот тебе еще одно пророчество: все твои крестражи будут уничтожены и сам ты — убит только потому, что пришел сюда сегодня. Он больше не сомневался, поднял палочку, но и Генри одновременно холодно сказала:  — Авада Кедавра.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты