О законах подлости 5

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Prototype

Пэйринг и персонажи:
Капитан Роберт Кросс, Алекс Мерсер
Рейтинг:
R
Жанры:
Постапокалиптика, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Мини, написано 4 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Капитан Кросс на опасном задании. Мерсер, загоняющий своего врага в удобно расставленную ловушку. На что Роберт пойдёт, чтобы сохранить собственную жизнь? И так ли он предан начальству, как старается показать?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть 2

16 сентября 2018, 00:46
— Рэд-Краун, отчёт о последнем местонахождении Зевса, — Кросс пытается поймать этого засранца уже месяц, но каждый раз тот ускользает. Так и сейчас была предпринята очередная попытка ловли особо опасного преступника.

— В последний раз объект был замечен в заражённой зоне на Манхэттене, — раздаётся в наушнике механический женский голос.

— Перешлите предполагаемое местоположение и держите меня в курсе дела, Рэд-Краун, — отвечает военный. — Отбой.

      Что же, остаётся только прошарить данный район на наличие зацепок, ведь так?

      Кросс не хотел брать с собой огромный отряд, ведь в разведке главное — мобильность, да и чем ближе по карьерной лестнице к нему находился солдат, тем больше у Зевса было информации о самом Роберте Кроссе. Плюс, лучших людей Мерсер всё равно уже пожрал, а новобранцы пускай поживут лишний день.

      Такая излишняя бережливость, забота об отряде и перестраховка и сыграли с капитаном злую шутку.

      Зевса он не выследил, зато выходя из последнего места, где заметили террориста — какой-то квартирки, находившейся на грани развала вследствие наступившей катастрофы, нарвался на охотников, что в несколько атак перебили его парней, и от которых Кросс сам еле удрал.

— Уж очень какие-то умные эти твари, — слишком поздно потом доходит до капитана.

      Казалось, что полуразрушенная тёмная улица с толпой бродячих по ней мёртвых тел живёт сама собой. Если говорить более постапокалиптическим языком, то не бродячих тел, а зомби.

      Они не просто ходили, заторможенные, стукаясь друг об друга головами, как заводные куклы, словно в каком-то нелепом фильме ужасов. Эти твари довольно умело отрывали друг другу конечности и перегрызали глотки. И Роберту пришлось отбиваться не только от огромных розовых монстров, но и от этого подобия людей.

      И сейчас загнанный в тупик и потерявший свой извечный электрошоковый жезл военный думал, что хуже уже не будет, но, как оказалось, единственный закон, который работает всегда — закон подлости.

      За спиной с жестяным звуком грохнуло, будто на асфальт из окна кто-то выкинул неугодный сердцу системный блок от компьютера. Террорист номер один, улыбаясь, стоял сейчас прямо перед запыхавшимся от быстрого бега Кроссом в подворотне, а за чужой спиной неподалёку маячили охотники. Некоторые раздирали своими огромными когтями неосторожных зомби, словно играли, а какие-то даже сидели, поджав лапы и напоминая верных цепных псов, ожидающих команды и готовых рвануть в бой при первой же возможности.

      Кросс тянется за пистолетом, надеясь всадить пулю меж насмехающихся голубых глаз:

— Дружков своих привёл, а, Мерсер?

— А тебя не учили, что приходить без приглашения невежливо? — съязвил вирус в ответ.

      Военный выставляет оружие перед собой, словно брезгуя, пытаясь отгородиться им от заразы, а затем спускает курок почти в упор в даже не пытающегося отклониться преступника.

      Во лбу у Мерсера зияет дыра девятого калибра, но она затягивается так же быстро, как появилась, а кусок свинца падает на асфальт перед ботинками Алекса.

— Побереги свои игрушки на зверьё, --усмехается он.

      Вирус одним прыжком добирается до крыши, чтобы сверху понаблюдать за загнанным в угол капитаном.

      Охотникам явно был дан зелёный свет, ибо они тут же заскрежетали когтями в сторону военного.

      Один из них в единственный громадный прыжок настигает свою жертву, но и та не дремлет — Роберт спускает курок своего H&K USP несколько раз и до омерзения розовая скользкая туша падает к его ногам, напоследок противно причмокнув слюнявой пастью. Капитан перезаряжается, озлобленно глядя на оставшуюся часть стаи, а затем и на всё ещё не ушедшего Мерсера, понимая, что не справится.

— Эй, может, не будешь таким засранцем?! — поднимает военный взгляд на террориста, повышая голос. Чужой силуэт плывет в дыму горящего здания. — Я не хочу погибать так глупо! — Кросс вновь возвращает свой взор на тварей, стреляя в следующую.

— А что мне с этого будет? — вызывающе глядит вирус.

— Я… — не находит, что предложить капитан. — Сочтёмся!

      Несколько долгих секунд.

      Тварь, приблизившаяся настолько, что мужчина уже успел попрощаться с жизнью.

      Кросс не ощущает, а скорее предугадывает, как от Алекса исходит какой-то сигнал, от которого охотники тут же останавливаются и расходятся, чтобы учинить беспорядки где-то в другом месте. И какого чёрта тот сдался так быстро?

— Ну? — парень плавно съезжает вниз по стене, явно красуясь. — И что ты тут забыл?

— Не твоего ума дело, Мерсер, — почти выплёвывает в лицо слишком близко подошедшему мужчина.

— Как раз моего, — Алекс поднимает брови вверх от такой наглости, но не удерживается от издёвки. — Соскучился?
Я ведь запросто могу тебя сейчас поглотить, этому ничего не препятствует, — по чужому предплечью полупрозрачными лоскутами ползут глянцевые чёрные полоски, и руки плавно меняются на щупальца, что уже тянут военного к себе.

— Можешь, — даже не пытается сопротивляться нечеловеческой силе Кросс, опуская взгляд, словно он вдруг где-то нашкодил. — Так флаг тебе в руки, понятия не имею, почему ты решил меня спасти.

— Сам же попросил, — ухмыляется Алекс. — Захотелось поиграть. Можешь поцеловать меня в качестве благодарности.

      Роберт нахмурился, в упор посмотрев в чужие глаза. Сказать, что он охуел от такого заявления — ничего не сказать. Сначала этот мудак натравливает своих шавок, затем спасает, а сейчас вообще просит целовать?

— После дождика в четверг, Мерсер, закатай губу, — колеблется всего лишь на миг перед ответом военный. Он смог лишь вот так, по-детски, дать от ворот поворот, но больше на ум не приходило ничего.

      В голубых глазах напротив, кажется, автономно живёт озлобленная на весь мир ледяная Арктика, ибо мороз по коже бежит от одного взгляда в них.

— Сегодня как раз четверг, — почти мурлыкает Алекс, чуть щурясь. Роберт не думал, что при теперешнем положении Мерсер может приблизиться ещё сильнее, но тот подталкивает его к стене, вжимая в неё.

      И Кросс явно не ожидал, что это грёбанное положение может стать ещё хуже. Но закон подлости работает в этом мире всегда. Постоянно. Аксиома. Блять.

      Где-то на ночном Манхеттене промелькнула молния, а затем почти тут же шарахнул гром и закапал мелкий проливной дождик. Погода просто решила послать его к чертям собачьим.
Алекс мелко затрясся, опуская голову — капитан не думал, что тот вообще способен смеяться.

— Твою же мать, Мерсер.

      И это настолько абсурдно, что Роберт даже не сопротивляется, когда вирус сам приникает к его губам, грубо сминая их. Однако, укус с последующей потёкшей из губы кровью отрезвляет, и Кросс кусает Мерсера сам, раздирая его губы клыками в отместку.

— То-то же, отстраняется террорист, ослабляя хватку на чужих запястьях — А теперь о серьёзном. Раз уж в мои… руки, — парень с усмешкой оглядывает нечеловеческие конечности, — попала такая птичка, то грех этим не воспользоваться. Мне нужна информация про Рэнделла.

— Вот оно что. Хочешь, чтобы я выложил тебе про него всё, что знаю?

— Именно.

— А не жирно?

      Один из лоскутов-щупалец просачивается под рукав армейской формы Кросса, доходя до локтя и впиваясь в вену с обратной стороны сотней острых иголок. Воздух из лёгких мгновенно вышибает, словно мужчине коленом ударили в солнечное сплетение. Капитану остаётся лишь шумно вдохнуть воздух сквозь сжатые зубы — слишком неприятно ощущение того, что тебя начинают пожирать заживо.

— До базы сам доберёшься, — даже проигрывая в росте, вирус умудряется смотреть сверху-вниз. — Я подойду за информацией в течение недели.

      Алекс отпускает Роберта, отстраняясь и переставая вжимать в каменную стену:
— И постарайся, чтобы к тому времени, как я приду, нужные сведения имелись не только в твоей голове, а хотя бы и на бумаге. Иначе мне всё же придётся сожрать и тебя.

      Вирус сохраняет чужую жизнь и даже отпускает военного, почти бесшумным прыжком скрываясь из поля зрения где-то в вышине, а Кросс зализывает собственные губы, чувствуя неприятный привкус железа и до побелевших костяшек сжимает рукоять пистолета, чтобы унять дрожь в пальцах:

— Мерсер, ты окончательно ебанулся от собственного величия.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.