Не играй со мной

Гет
NC-17
В процессе
29
автор
Размер:
планируется Миди, написано 9 страниц, 1 часть
Описание:
Вики не любила слабых мужчин. Она с ними играла, она их дразнила, она ими манипулировала. Вот только игры с Бонтом вышли ей боком, когда Маль воссоединился со своей светлой частью, затаив обиду на Непризнанную.
Примечания автора:
Сюжет развивается после встречи Вики и Мальбонте у него в лагере. Да-да, именно та роковая встреча, после которой многие изменили своим фаворитам, в том числе и я))
Дальше по канону пошел какой-то шлак, поэтому я напишу свой гет с сюжетом.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
29 Нравится 9 Отзывы 9 В сборник Скачать

Глава 1.

Настройки текста
— Куда-то собираешься? — спрашивает Бонт с легким удивлением во взгляде.

 — Мне нужно прогуляться… здесь душно, — отвечает Вики. Она на мгновение хмурится, словно раздумывая, а затем ее лицо озаряет озорная улыбка. 

Она, продолжая смотреть на Бонта, неспеша поднимает руки к плечам и медленно снимает с себя платье. Когда оно падает к ее ногам, Вики заводит руки назад и расстегивает бюстгальтер. Спускает одну бретельку, затем другую, и, наконец, остается перед парнем в одних трусиках.

 Бонт смущенно отводит глаза, и Вики, заметив это, вновь игриво улыбается, эротично прикусив нижнюю губу.

 Мальбонте стоит рядом, и наблюдает встречу Вики и Бонта со стороны, в очередной раз провалившись в память девчонки. Он так часто блуждал по коридорам ее воспоминаний, что это стало привычным. Их ментальная связь — не нужная, лишняя, обременяющая, но мощная до сумасшествия — раздражала Мальбонте. Он видел, как Вики эгоистично играла с каждым мужчиной в своей жизни: с тем ангелом, сыном Фенцио; с тем демоном, сыном Сатаны, даже тем Непризнанным, что глаз с нее не сводил, а она лишь игриво улыбалась. Каждому давала надежду на взаимность, пока ей было интересно. И также быстро рушила все, как только ей становилось скучно.

Также было с Бонтом. Она играла с ним.

 Маль испытывает двоякое ощущение: смущение, что охватило Бонта, передается и настоящему Мальбонте. Но сейчас он, будучи целостной личностью, понимает то, чего не понимал, будучи только Бонтом: Вики играла с ним. Дразнила, соблазняла, искушала… Насмехалась? От последней мысли Мальбонте ощутил волну неистовой злости на девушку. Никто не смеет насмехаться над ним. Никто.

Вики, продолжая заигрывать, поворачивается к Бонту спиной и с обольстительной улыбкой оглядывается через плечо.

 Мальбонте, как и Бонт, изучающе рассматривает тело Вики, чувствуя поднимающееся желание при виде соблазнительных форм. Несмотря на злость, он не мог не признавать, что у девушки невероятно привлекательная внешность. Он уже много раз видел ее без одежды. И каждый раз она его возбуждала.

 Вики вновь поворачивается лицом к Бонту, прикрывая полную грудь рукой.

 Мальбонте хмыкнул, криво ухмыльнувшись. Ее ужимки смехотворны. Очевидно, что ее грудь одной рукой не прикрыть. А она целенаправленно прикрывает только соски, оставляя простор для жадного взора невинного мальчишки! 

Но Бонт этого не понимает. Он по-детски смущается.

 — Я тебя смутила? — невинно спрашивает Викки, оставаясь в одних трусиках перед Бонтом.

 Невинная реплика, да. Но полная фальши. Злость, как пламенный шар в груди становится все больше и больше. Ноздри Мальбонте затрепетали, а уголки губ тянутся вниз. Эта Непризнанная девчонка позволяет себе издеваться над ним! И как смеет она еще спрашивать, смутила ли она Бонта?!

 — Да… Прости, я не должен был смотреть, — виновато произносит Бонт, отводя глаза в сторону. 

— Ты можешь делать все, что ты захочешь, черт побери! — злым шепотом сквозь стиснутые зубы цедит Мальбонте.

 — Ты никогда не видел женское тело? — спрашивает Вики, удивленно приподняв брови.

 — Не знаю, нет… Нет, наверно.

 — Ох. Все ты видел! — раздраженно говорит Мальбонте. Он скрещивает руки на груди и, задрав подбородок, продолжает брезгливо наблюдать за воспоминаниями Непризнанной. 

— Ты не помнишь? — наигранно недоуменно спрашивает Вики.

 — Не помню, чтобы видел, но, когда смотрел на тебя, показалось, что…   — Тебе не показалось, — грубо вставляет Мальбонте.

 — Что женское тело тебе все-таки знакомо? — кротко улыбнувшись, помогает ему Вики.

 — Да… Но у тебя очень красивое тело, — говорит Бонт с появившейся хрипотцой в голосе.

 — Прости за эту маленькую шалость, — лукаво улыбнувшись, произносит Викки. И когда Бонт в зеркале исчез, отворачивается к шкафу в поисках одежды, продолжая улыбаться.

 Мальбонте, прищурившись, переводит взгляд на девушку и продолжает наблюдать за ней, склонив голову на бок. Он изучающе проходится по ее телу: ножкам, попке, утонченным изгибам талии. Сложно не признать: Вики дьявольски красива, и она знает об этом. Знает, как влияет на мужчин, знает, как себя вести с ними.

 И много себе позволяет.

 Вики встряхивает головой, и ее длинные, густые волосы волной спускаются вдоль спины.

 Только в этот раз она выбрала не того мужчину для игр. Мальбонте медленно подходит к девушке и упирается рукой в закрытую дверцу шкафа, нависая над ней. Теперь он снова может видеть ее лицо. На ее губах играет озорная улыбка от проделанной шалости, и Мальбонте безумно хочется стереть ее с самодовольного лица девушки. Ударом или поцелуем — равносильно.

 Эта манящая улыбка на пухлых, соблазнительных губах смердит издевательством над ним, над самим Мальбонте. Его верхняя губа дергается в злой, брезгливой усмешке.

 — Бонт простит, Вики, — злым шепотом отвечает ей Мальбонте, окидывая оценивающим взглядом ничего не подозревающую девушку из воспоминаний. Шумно втягивает в себя воздух, прикрыв глаза. А когда открыл, лицо его превратилось в холодную, каменную маску со стальным блеском в глазах: — А я — нет.
 Раздается громкий стук в дверь, и Мальбонте выныривает из воспоминаний Непризнанной. В кабинет входит ангел, предавший не только Небеса, но и все, во что сам всегда верил. — Чего тебе, Фенцио? — Пойман караван с провизией, Мальбонте. Как ты и приказывал. И даже больше. — Девчонка здесь? — его голос едва уловимо дрогнул, а в глазах пылает неприкрытый интерес. Фенцио знает, как Мальбонте ждал именно ее поимки, и расплывается в коварной улыбке: — Да. — Веди ее сюда, — отдает короткий приказ. Он задумчиво обходит длинный массивный стол, не отрывая пальцев от столешницы. Так он делает в моменты, когда мыслями уходит в себя. Стратегически расставленные пешки на карте не привлекают его внимания, хотя кажется, что он заинтересован именно ими. Он думает о ней. Встречи наедине, когда он еще был Бонтом, не прошли бесследно. Мальбонте помнит их все. Чувствовал всё, что чувствовал Бонт: симпатию к ней, желание, нежность. Но если Бонт был искренен и честен, то Вики — самовлюблена и эгоистична. Что из того, что между ними было, — было правдой? Мальбонте не знает. И простить ей эти жестокие игры не может. Он собирается отомстить той, что смеялась над симпатией его светлой стороны к ней. *** Демон толкает дверь, и Вики практически вваливается в кабинет, едва удержавшись на ногах. — Спасибо, Ади. Можешь идти, — холодно кивает Мальбонте, не отрывая взгляда от девушки. Ади медленно склоняется в поклоне и бросает многозначительный взгляд на девушку. После их короткого разговора Вики не знает, как относиться к нему, но то, что отразилось в его глазах, не похоже на вражду. Ади странно себя ведет, но сейчас он не тот, о ком она сильно волнуется. Когда дверь за демоном закрывается, Вики оборачивается, храбро вскидывает подбородок и, подбоченившись, встречается с Мальбонте взглядом. Она не позволит себя запугивать, хотя ей хватает духу признаться самой себе, что у нее почти дрожат коленки от страха. Вызвал ли он ее, чтобы убить? Неужели, это конец? Она будет первой из тех, кого он собственноручно казнит? А может, расчленит и выставит на всеобщее обозрение в назидание другим? Тугой ком страха образовался в горле, и Вики с трудом сглатывает. Мальбонте криво ухмыляется. Опасная ухмылка, зловещая, совсем не предвещающая дипломатический разговор. Он уверен в себе настолько, что давит одной энергетикой. А ведь он даже ничего еще не сказал. Наверно, будь Вики в универе, ее бы привлек такой типаж парня: опасный, самовлюбленный и, что уж тут скрывать, сильный. Но сейчас это были не игры, на кону явно стояла ее жизнь. — Чудовище с огромными рогами, копытами и маленькими ангельскими крыльями. Взгляд добрый, но скрывающий в себе непомерную злобу. Так обо мне написано в трактате о Мальбонте? — он делает паузу, вперившись в Вики настырным взглядом, словно вызывая реакцию. Он не запугивает, но отчего-то по телу девушки бегут мурашки. Она вздрагивает, пытаясь подавить дрожь, чтобы он не видел. Безумно хочется отвести глаза в сторону, держать голову прямо стоит Вики огромных усилий, но она борется с низменными инстинктами. Если умирать, так с высоко поднятой головой! — И что же, я похож на чудовище? О, нет, на чудовище он не похож. Но веет от него чудовищной силой. Поистине пугающей. Девушка зло прищуривается и лишь сильнее сжимает пухлые губы в тонкую полоску. Противостояние, отрицание власти, неповиновение — основа ее характера в ярчайшем проявлении. Она никогда не подчинялась, и подчиняться не собирается. Вики играет только по своим правилам, даже если здесь произойдет ее последний вздох. Несколько мгновений он молчит, ожидая ответа. Его черные глаза пожирают глаза девушки, пытаясь проникнуть к ней в душу, но она стойко выдерживает его взгляд. Мальбонте складывает руки на груди и присаживается на самый край стола, склонив голову на бок. — Сядь, — коротко приказывает он, указав взглядом на стул рядом. Сначала Вики хотела остаться стоять, не желая подчиняться даже малейшему приказу того, кто был виновен в разрушении Небес. Но, подумав, решает, что лучше не злить его еще сильнее неразумными действиями. В конце концов, надежда выжить умирает на последнем вздохе. Со связанными впереди руками она проходит вперед и садится на стул, вальяжно откинувшись на спинку. Бравады ей не занимать — этим она грешила даже в мирской жизни. Видимо, гены не прошли бесследно. Стоило ей только поднять голову, чтобы дерзко взглянуть ему в глаза, как он подается вперед, нависает над ней и властно хватает за подбородок. Вики думала, что она волнуется и ее сердце отбивает бешеный ритм? Черта с два. Вот сейчас — чечетка в исполнении сердечной мышцы. Конечно, глупо было ожидать, что он спросит разрешения, но Вики все равно от неожиданности широко открывает глаза. Их взгляды встречаются. Словно пойманная в сети его черных глаз, она замирает, замедлив дыхание вопреки собственному сердцу. Понимание, что ей не хватает воздуха, приходит неожиданно: резко втягивает его в себя и ощущает тот самый запах, что уже чувствовала однажды. Запах сосновых веток и реки. Он правда был там, в ее комнате, это вовсе не игры разума. Несмотря на осознание, что он преследовал ее, этот свежий запах кажется ей приятным. Она резко дергает головой, пытаясь освободиться от железной хватки и наваждения, но Мальбонте не позволяет. На его губах играет кривая ухмылка, и он издает глухой смешок. Ему становится весело, а Вики — до умопомрачения страшно. Ей закрадывается в голову мысль, что ее страх вызван чем-то извне, не только ее собственными ощущениями. Может ли он ментально вызывать страх? Адреналин гуляет по венам, как самый настоящий коктейль Молотова, заставляя кровь кипеть. Его лицо так близко, что она может разглядеть в черных радужках блики горящей свечи на столе. Что он собирается с ней делать? Если бы хотел убить, наверно, убил бы раньше. Или он любитель поиграть в кошки-мышки? — Что тебе нужно? — цедит сквозь зубы Вики, пытаясь унять дрожь в голосе. Мальбонте не отпускает ее подбородок, его взгляд демонстративно опускается ниже. Он мучительно медленно осматривает каждый сантиметр ее тела, начиная с ее глаз и ниже-ниже-ниже, но Вики кажется, что это не глаза шерстят по ее телу, а его руки — жесткие и цепкие прикосновения, оставляющие отметины. — Я помню каждую встречу с тобой, Вики, — с легкой хрипотцой в голосе произносит Мальбонте, прожигая ее взглядом. О, этот голос… Она помнит этот тон: такой голос был… у Бонта. Когда она разделась перед ним. Тщательно скрываемое желание под маской злости плещется в глазах Мальбонте, но она его уже увидела. И уже все поняла. Он резко отпускает ее подбородок, словно отшвырнув от себя. Вновь присаживается на край стола и складывает руки на груди, от чего его мышцы на руках вырисовываются четкими буграми. — Забавно, потому что я с тобой не встречалась, — дерзко парирует девушка, отзеркалив его кривую ухмылку и тут же закусывает нижнюю губу, поняв свою дерзость. Она не успевает насладиться моментом замешательства парня и своим триумфом, как ее связанные руки уже схвачены в плен большой, шершавой руки. Мальбонте резко дергает ее на себя, и вот она уже вжимается в твердую грудь мужчины, вдыхая его запах. Дыхание становится неровным, прерывистым, сбившимся. Страшно, до дрожащих коленок страшно, и при этом волнительно. После того желания, что она увидела в его глазах… Он запускает пальцы в распущенные волосы девушки и сжимает у основания, запрокидывает ее голову назад, заставив смотреть прямо в его глаза. — С-с-с, — шипит от боли Вики, злостно стрельнув взглядом на Мальбонте. — Больно? — парень строит саркастичную гримасу, вскинув брови. — Нет, что ты, всегда любила пожестче, — скривившись, выплевывает Вики, и тут же осекается, осознав, как звучит ее реплика. Легкое удивление, отразившееся на лице Мальбонте, сменяется вновь кривой ухмылкой. — Поэтому ты так дразнила и издевалась над Бонтом? — Пальцы на затылке немного расслабляются и неспеша поглаживают кожу ее головы, словно его и не оскорбила ее фраза. — Потому что он не мог дать тебе того, что ты хочешь, — говорит он больше самому себе, утверждаясь в посетившей его догадке. Его грубые руки не назовешь нежными, но поглаживающие прикосновения приятны. Вздрогнув от осознания, что ей не противны его прикосновения, Вики пытается вырваться, но Мальбонте лишь сильнее сжимает волосы на затылке, пресекая любые попытки к движению. — Я не дразнила Бонта! — восклицает Вики, сжав губы и тяжело дыша. — Он был хорошим парнем, и мне жаль его. Ее грудь часто вздымается от прерывистого и глубокого дыхания. Сквозь тонкую ткань платья она чувствует жар, исходящий от парня. Широкая портупея на платье с каждым вздохом сильнее врезается в тело, натягивая одежду и очерчивая контуры груди. Его глаза опускаются ниже, на ее грудь. И он это тоже видит, форму ее груди и даже вставшие от волнения соски. Мальбонте медленно облизывает нижнюю губу, пропустив ее между зубов, словно задумавшись о чем-то. Находясь катастрофически близко к нему, она вдруг осознает, что навязанную близость сложно назвать неприятной. В нем чувствуется сила, твердый напор и… Величие. Могущество. То, что Вики всегда привлекало в мужчинах. Она ненавидит слабых людей, и не любит тех, кто волочится за ней, как собачонка. Вики уважает силу, и сама стремится быть такой. Эмоции, с какими Мальбонте смотрит на Вики, на удивление заводят и ее. Он зол на нее, но также в его глазах плещется чистой воды желание. Его взгляд возвращается к лицу Вики, и он медленно осматривает каждый дюйм ее личика. Остановившись на глазах, он говорит: — Мне не нужны твои оправдания. А Бонту — твоя жалость. Прежде чем Вики успевает открыть рот, он обхватывает ее талию и, развернувшись, сажает на стол. Девушка охает и хватает за его тунику на груди, чтобы удержать равновесие. Одним движением колена он раздвигает ей ноги и встает между ними. Боясь упасть назад спиной на стол и предстать перед ним совсем в неприличной позе, она обхватывает его бедра ногами и продолжает держаться за одежду. — Что же тогда тебе нужно? — без былой бравады спрашивает Вики. От частого дыхания пухлые губы приоткрываются, горячее дыхание сушит, и она неосознанно их облизывает. Нет-нет, только не так, он же не может ее взять прямо здесь! Она не шлюха, она не позволит, нет, ни за что! Но что ему помешает, если он захочет? Действительно. Она в плену, дерзит, он может сделать с ней все, что захочет… Вики поднимает на Маля взгляд и тревожно вглядывается в его лицо, пытается понять его намерения. Он схватил ее в откровенно открытую, сексуальную позу. Что помешает ему? Ни-че-го. Изнасиловать и уничтожить морально, наказать за обиду, проучить за дерзость. Вики непроизвольно начинает дрожать. Она не хочет провоцировать Маля, но видит, что это выходит само собой. Нахмурившись, она старается не выдавать охватившее ее предчувствие. Она боялась, что он ее убьет? А что лучше: быть униженной или убитой? Такого выбора она еще не удостаивалась. Он нежно проводит тыльной стороной ладони по щеке Вики, проследив взглядом за своим движением, а девушка со страхом ожидает, что последует за этим невинным жестом. — Странно, что ты спрашиваешь. Она дергает головой, сбрасывая с себя мужскую руку. Уже нет надобности в его ответе, она не дура, видит сама в его глазах. Но сколько можно с ней уже играть?! — Странно то, как ты себя ведешь, — говорит она, возвращая себе воинственный настрой. Сколько можно трястись? От самой себя тошно… Но стоит ей взглянуть ему в лицо, как Вики вновь чувствует себя маленькой и беспомощной рядом с ним. Он подается вперед, не отрывая взгляда от ее глаз, медленно облизывает нижнюю губу, и, заметив, как ее взгляд перемещается ниже, хмыкает и усмехается лишь одним уголком губ. Вики замирает, понимая, к чему все идет, но не успевает обдумать ситуацию, как его жесткие губы накрывают ее, сухие, мягкие. Мальбонте захватывает губами ее нижнюю губу, слегка задержавшись, и вновь припадает в поцелуе, углубив его. Вики прерывисто вздыхает от нахлынувшего возбуждения. Столько гормонов и эмоций за жалкие пять минут сыграли злую шутку и она чувствует, как все выливается в трепещущее возбуждение. Неизвестность, страх, бравада, его вожделение и мощь, возможность сделать с ней все, что он захочет. Девушка чувствует, как температура тела резко поднимается, а щеки загораются румянцем желания. Ей хочется прижать руки к лицу, чтобы остудить нахлынувший жар, но ее руки вжаты в твердую грудь Мальбонте, и он даже не думает отодвигаться от нее, наоборот вжимая в себя сильнее, прижимаясь пахом к ней между ног. Как такие жесткие губы могут так чувственно целовать? Его рука перемещается с талии на полную грудь и обхватывает мягкое полушарие, чуть сжав, а у Вики вырывается тихий, почти беззвучный стон, за который ей стыдно. Стыдно перед собой, перед друзьями, соратниками, павшими. Что она здесь, на столе, возбуждается от грубых и чувственных действий завоевателя, что не должна это чувствовать, ей должно быть противно, она должна сражаться. Но ей не противно и это унижает похлеще того, если бы он взял ее резко, грубо, насильно. Мальбонте проводит большим пальцем по соску, срывая очередной уже более громкий стон с губ девушки, а она сильнее сжимает его тунику на груди и обхватывает ногами за бедра. Другая рука Мальбонте опускается с затылка на шею девушки, нежно поглаживая. Неожиданно он с силой сжимает горло Вики, перекрывая кислород, и чувственный поцелуй превращается в голодный, неистово страстный, захватнический, порабощающий, не дающий права выбора, пресекающий борьбу. Мальбонте видит, как Вики широко открывает глаза от страха неизвестности, и также резко отпускает ее шею, вновь опускаясь рукой ниже. Короткий хриплый смешок. — Нет ничего странного в том, что я владею твоей жизнью. Не пугайся. Я не собираюсь ее отнимать пока, — Мальбонте склоняется над ее шеей, проведя мокрыми губами по нежной коже к уху. Голос шепотом, больше похожий на гортанное рычание, проникает в самую суть девушки, заставляя внутренности трепетать то ли от страха, то ли возбуждения. Мужская рука проходится по телу девушки очерчивая все изгибы, и вот уже платье Вики с одной стороны задрано, открывая вид на стройные бедра. Его прикосновения настойчивые и властные, в каждом движении характер того, кто точно знает, чего хочет и просто берет это: уверенный и непоколебимый. Он не ломает, не подчиняет, он увлекает за собой, вызывает возбуждение, заставляет подчиниться, не спрашивая. Вики никогда не любила правильных мужчин. Они казались ей скучными и до безобразия предсказуемыми. Такими она всегда манипулировала, развлекала себя. Таким был Бонт. Но не Мальбонте. И она впервые в жизни понимает, насколько сильно попала. Мужчина, с которым она играла, оказался совсем не тем малышом, за которого она его принимала. Настойчивые пальцы касаются тонкой ткани нижнего белья девушки, вырывая ее из миража возбуждения. Шепфа, что она делает? Что она позволяет с собой делать?! Как она потом посмотрит в глаза своим друзьям?! Как она после этого будет уважать себя? Осознание неправильности отрезвляет Вики и она, открыв глаза, пытается сдвинуть ноги и кулачками давит на грудь Мальбонте, заставляя его отодвинуться от нее. На удивление, он подчиняется. Парень обхватывает ее связанные запястья одной рукой, а другую руку опускает на стол, склонившись над ней, заставляя балансировать на грани упасть спиной на столешницу или держаться. Если бы он подался еще чуть вперед, то ей ничего другого бы не оставалось, как свалиться на стол… Или обхватить его грудь и прижаться к нему. Вики вглядывается ему в глаза: темные радужки заволокло пеленой возбуждения, и она неосознанно опускает взгляд вниз. Под длинной туникой явно топорщится доказательство его желания. Вновь короткий смешок, и Вики испуганно переводит взгляд на его лицо. Самодовольное, самоуверенное. Она чувствует себя первоклашкой, неопытной школьницей, которую пугают сексуальные действия. Но дело вовсе не в этом. Ее пугает он. И то, что он в ней вызывает. — Я думал, ты более дерзкая, — он подается вперед, сравнявшись с ее ушком. — А оказывается таешь как чертова патока на горячем пироге, — издевательски шепчет Мальбонте, и Вики, опешив, вновь упирается ему в грудь кулачками. — Отвали от меня! — выкрикивает она, пытаясь отодвинуться, но он — недвижимая скала. Пока сам не решит, ей его не сдвинуть. Он заливается тихим, грудным смехом, но Вики кажется он дьявольским. Ему место в самом аду, никакой он не сын ангела и демона. В нем столько темного, злости, ярости и похоти, что это не равновесие. Это темнота и мрак. Мальбонте резко отстраняется и отходит на несколько шагов назад. — Я позвал тебя совсем по другой причине, Непризнанная, вовсе не для того, о чем ты подумала, — он вновь окинул ее пристальным взглядом. В его глазах все еще читается желание, но уже оставившее место доминировать рациональному. — Поэтому ты уложил меня на стол и попытался изнасиловать? — в отчаянии выдает Вики. Ей кажется, что уже нечего терять. Ведь он и так может с ней сделать все, что захочет. Он так неожиданно громко засмеялся, что Вики удивленно прищуривается и недоверчиво смотрит на него, аккуратно сползая со стола. — Видела бы ты себя со стороны, Непризнанная. Ты только на это и сгодишься, чтобы тебя трахать во всех известных позах. Ты же намокла с первого поцелуя, — говорит Маль жесткие фразы, режущие по самолюбию девушки. Всего два шага и он снова рядом с Вики, хватает ее за загривок, а другую руку кладет на грудь, несильно сжимая, лаская, проводит большим пальцем по стоячему соску, и наклоняется к ней на уровень ее глаз. — Ты сама так любишь, — хриплым шепотом говорит он, перемещая руку на талию, а следом резко задирает платье и просовывает руку между ее ног. Вики пытается дернуться, но хватка на затылке сильна и непоколебима, и она замирает, сжимая губы в тонкую ниточку. — Я чувствую твое возбуждение, Вики, — Маль отодвигает трусики и легко толкается в нее, влажную, одним пальцем, и девушка неожиданно для самой себя вскрикивает, а он… Смеется. — Видишь, маленькая сучка, если вместо моего пальца сейчас окажется мой член, ты совсем не будешь против. Так что не тешь себя каким-то мифическим изнасилованием, которого ты сама наверняка желаешь. — Ненавижу тебя, — сквозь стиснутые зубы говорит Вики, путаясь в ощущениях. Она действительно его ненавидит сейчас. Тварь, ублюдок, узурпатор… И ненавидит свое тело за реакцию на него. Позор. Измена. Издевательство. Пальцы резко пропадают и хватка на загривке тоже. Вики тут же скрещивает ноги и отворачивается в сторону, не желая смотреть на того, кто так ее унизил. Унизил ее чувственностью и желанием к нему, в то время как сам даже не собирался ее брать. — Мне плевать, — его голос вновь приобретает жесткие нотки. — Ты впитала часть моей силы. И я желаю ее вернуть.
Примечания:
где мой долгожданный секс с Малем в каноне? Следующий выпуск уже конец, и я больше на него не надеюсь. А вы?)

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Секрет небес"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты