От внешнего - к внутреннему

Джен
NC-17
В процессе
263
автор
Размер:
планируется Макси, написано 458 страниц, 51 часть
Описание:
Четыре года назад я попала. Попала в небольшой филиал ООО "Ад" на земле. Это стало моим шансом изменить не только себя, но и историю вокруг. Но как не раствориться в этом мире зла, когда твоя единственная цель - выжить и защитить тех, кто тебе дорог?
Теперь я - средняя и нелюбимая дочь известного политика, носящая в себе семейное проклятье. Всё что у меня есть - палочка и куча нереализованных амбиций. Теперь я должна пройти путь от того внешнего, что я знала о магическом мире - к внутреннему.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
263 Нравится 49 Отзывы 170 В сборник Скачать

Глава 41

Настройки текста

«Громкий случай. Работник Министерства, личный помощник лорда Аркура, Эрвин Карлайл был убит холодным оружием среди белого дня в ресторане на Косой Аллее. Очевидцы описали неизвестного мага в чёрной кожаной куртке и тёмных очках. Преступник исчез до того, как его успели схватить. Выдвигаются разные версии, но расследование пока не опубликовало всех подробностей. Интервью лорда Аркура, который в момент инцидента находился в срочной командировке заграницей читайте на страницах 9-13»

***       Когда я шла на этот разговор я знала заранее, что легче мне не станет. На меня будут укоризненно глядеть, прожигая дыру, а потом, в лучшем случае, обзовут последней дурой. Хотя Том имеет и полное право на моё умерщвление. Сама я никогда не смогу оценить всю глубину своего падения, и потому вынуждена обратиться за комментарием к самому авторитетному для меня человеку.       Единственное уединённое место — библиотека. Только предложение пойти туда, или в Тайную комнату не принималось ни Лестрейнджем, ни Долоховым. Им чем бы ни заниматься лишь бы не учиться!       Том уже сидел там, листая газету. –Видела? — хмыкнул он, не снисходя до приветствия. –Потому и пришла. Наложи заглушку, будь другом.       Я, коротко и отвлечённо пересказала ему события предыдущей ночи. Получилось почти дословно. Любая моя попытка уснуть сегодня заканчивалась одинаково: я заново пересматривала этот эпизод со всё более и более пугающими подробностями. Кошмары всегда сопровождают стресс, и чем дальше, тем сложнее с ними бороться.       Том не отреагировал никак. Мы провели пару минут в гробовом молчании. –Не самое глупое решение — скривился он — Ты могла бы броситься разбираться сама. –Это похвала? — с надеждой спросила я. –Это осуждение — отрезал Том, переходя на зловещий шёпот — Ты хоть понимаешь, насколько всё плохо? Ты знаешь, что он от тебя попросит? –Не думала об этом — я пожала плечами. –А ты подумай. Он точно не стал бы делать это для кого-то, кого хочет убить. Этот вариант мы отметаем. Взять с тебя тоже нечего, если даже он знает твоё настоящее имя, то должен понимать, что отец за тебя и кната не даст, если ещё не доплатит. Бордель — отпадает. Таких как ты толпа, и они куда менее проблемные. –Значит — дуэли — догадалась я. –Ну, воровка из тебя никудышная. Получается, что дуэли. И как думаешь, как скоро тебя убьют? — он саркастически приподнял бровь. –Меня не убьют — не согласилась я — Я буду тренироваться. –И всё? Будешь соревноваться со школьниками, чтобы победить свору убийц? Ты бездарно просаживаешь свои таланты, Аркур. –А у тебя есть предложения? –Есть — Том откинулся в кресле и задумчиво потёр подбородок — Для начала, тебе нужны нормальные тренировки. Наш новый профессор весьма…интересен. Если ты понимаешь о чём я. Лучший способ чему-то научиться — научить кого-то. Возьмёшь на попечение Долохова. Можешь мучать его с утра до вечера. Лучше пробраться в старый зал. Потом — займись учёбой. Нам всем не на руку твои наказания. Если мы хотим успеть разобраться с нашими делами, ты не можешь тратить время оттирание кубков и разбор бумажек. Радуйся, хотя бы, что к девочкам не применяют розги. –Я рада — заверила я Тома — Но которые из наших дел ты имеешь в виду? –А вот это уже интересней — он загадочно улыбнулся, но как всегда вышло кривовато — Обсудим с Лестрейнджем и Долоховым. Ещё непосредственно задействуем Розье, но с ним я поговорю отдельно. А сейчас — не мешай. Мне нужно подумать. –Твоё право — я вскочила с места и подняла руки — Пойду обрадую Антонина.       Том проигнорировал меня. Я потопталась пару секунд возле него, сомневаясь, но потом решительно пошла к выходу. ***       Луиза очень переживала за Нагини. Она начала переживать ещё до того, как она объявилась в камине, ведь у Лу не было совершенно никаких идей, как признаться единственной подруге в содеянном. А содеянное всегда сидело рядом, смотря на неё своим единственным здоровым глазом. Даже во время связи по камину.       Содеянное звали Эриком, но он очень давно получил прозвище Граф, и не любил других имён. Графу было почти семнадцать, и он жил в Лютном переулке с рождения, вместе с отцом и младшим братом. Этим летом он надел кожаную куртку и вступил в ряды боевых магов Маркуса за день до Лу. И та дуэль (или просто бойня), на которую успела Нагини — была его первым испытанием, которое он прошёл, убив аврора. Не только аврора, но и частично отца Лу, но это она ему простила почти сразу. Таковы законы этого места — не убил бы он, убил бы другой. Или убили бы самого Графа. Лу хорошо понимала эти правила, а вот Нагини — нет. Она не видела Графа ни разу с того дня, но убила бы его, будь у неё такая возможность. Лу беспокоилась и об этом тоже.       Любовь у них вспыхнула внезапно. Но как можно было в него не влюбиться? Вечно горящий, как зажигалка, готовый броситься в бой и драться до последней капли крови. У него было миллион идей и мнений, обо всём Граф говорил с восторгом. Казалось для него, быть там, где он есть сейчас — наивысшее благо. Он называл людей Маркуса «вершителями судеб» и был бесконечно восхищён вожаком. Запал в Графе не затухал никогда, но выглядел он как холодный сказочный эльф. Белые (не платиновые и не блондинистые, а белые, как хлопок) волосы, ресницы, брови. Белая кожа с зелёными сосудиками, на которой долго ничего не заживало. Острое лицо. У Графа был всего один — правый — глаз. Второй ничего не видел и вместо зрачка его будто покрывала перламутровая плёночка. Его он прятал за длинными, ниже плеч, волосами, но никогда не носил повязки. Этот дефект давно не мешал сражаться, так как слеп Граф был с рождения. –Он согласиться — отозвался парень, когда изображение Нагини исчезло в первый раз. Как и все люди Маркуса он сидел в белой рубашке, подчёркивающей белизну его кожи, чёрных брюках и кожаной куртке с высоким воротом. Лу выглядела так же. –Ты представляешь, что он попросит? — Лу закрыла лицо руками и тяжело дышала. –Он окажет ей честь. Я сам пойду просить — Граф отвёл руку Луизы от лица и сжал — Если ты так переживаешь. –Если она умрёт, я буду виновата! Она тут из-за меня — ещё раз всхлипнула Лу. –Мы все здесь смертники. И пришли потому, что нам здесь место — без капли мрачности или обречённости отозвался Граф, будто эта фраза была лучшим успокоением, сказанным им когда-либо. Он на пару секунд прижал пальцы Луизы к губам и направился к Маркусу.       Конечно, Маркус согласился. Получив символ на руке она стала принадлежать этому месту, а значит, только ему — Маркусу, было решать, когда она умрёт.       Когда Луиза сообщила о решении Нагини и отключила каминную связь, то без сил повалилась на кресло и почти заплакала. Граф водил руками по её волосам, но молчал, не пытаясь успокоить. Узловатые пальцы быстро перебирали прядки тонких волос, заплетая косу. –Я отправлю ей кое-что — решительно заявила Лу — Чтобы она наверняка была в безопасности. –Если это тебя успокоит — пожал плечами Граф, будто бы в корне несогласный с последним утверждением, но сдержавший возражения при себе — Тогда я завтра отправлю подарок совой. –Нет, я одолжу её в борделе. На почте проверяют посылки. Давай поговорим о чём-нибудь другом, а?       Граф улыбнулся и перекинул готовую косу ей не плечо. *** –Говорю вам, домовые эльфы куда как лучше — спорил Рендольф с Абракасом — У нас их пять и все хорошо знают своё дело. –Всего пять! — закатывал глаза Абракас — Этого хватит только на одно крыло поместья!       Друэлла и Яра, ноттовская девчонка из пары сестёр близняшек, вежливо слушали их разговор, периодически кивая головами.        Абракас Малфой — хвастливый мальчишка с платиновым хвостом длинных волос, вообще-то вызвался показать девочкам своё перо, которое могло само выполнять задания, но вместо этого сцепился со своим другом Рендольфом Гойлом и что-то методично ему доказывал. Элла мало общалась с ними обоими, и слушала без интереса.       В коридоре иногда появлялись другие ребята, которые проходили мимо, не замечая возбуждённо спорящих первокурсников, в то время как жаркий спор всё разгорался. –А вот и неправда! — заверещал Абракас, подпрыгивая вверх. Прыгнул он неудачно: задев плечом проходящего мимо старшего слизеринца.       Абракас развернулся, поднял голову вверх, и тут же побледнел. Элла тоже подняла глаза для того, чтобы увидеть Слизеринского префекта. Это же надо, чтобы так не повезло! –М-мистер Реддл — промямлил Абракас. Выглядел он пришибленно. –Малфой. Гойл. — префект пронзил их холодным взглядом, потом поднял глаза на девочек — Блум и… Аркур.       Он помедлил перед последней фамилией. Элла помнила его с этого лета и триста раз прокляла себя за то, как говорила. Ей всё про него рассказали и теперь она тоже испытывала благоговейный ужас, какой испытывали все, кто был младше него. Слишком странный ореол величия покрывал эту загадочную фигуру. Элла вжалась спиной в стену, от греха подальше.       Мистер Реддл, чьё лицо не выражало ничего в этот момент, постоял, будто решая, что ему с ними сделать: съесть на обед, или наказать.       Потом он уголком рта улыбнулся собственным мыслям, и, ещё раз глянув на них, бросил: –Хорошего дня.       Только когда его спина исчезла из поля зрения, все четверо смогли выдохнуть. –Я думал, нас превратят в лягушек — пожаловался Гойл. –Скорее в крыс — не согласился Малфой. –Да ну вас. Ушёл и хорошо — дёрнула плечами Яра — Он как посмотрел, мне показалось, что сейчас что-то нехорошее случиться. Будто кишки наружу полезли. –Фу — Элла скривилась в ответ на замечание девочки и постаралась выглядеть ни капли не напуганной — Ничего бы он нам не сделал. –Легко тебе говорить — фыркнул Гойл — Твоя-то сестра с ним дружит. Она тебе что-то о нём рассказывала?       Элла задумалась. Сначала она хотела было рассказать про летний визит мистера Реддла, но оборвала себя на полуслове. А если это что-то, о чём говорить нельзя? Потом стала перебирать в голове все рассказы сестры. Она вообще любила присказку «А вот Том говорит», после которой передавалось мнение по любому вопросу, от новостей до посадки цветов. Но ни разу она не слышала ничего конкретного. Никакой личной информации или весёлых историй, будто сестра нарочно этого избегала. Элла знала не больше остальных: Нагини часто с ним общается, он талантливый маг, учителя его очень любят, и он живёт в приюте. Остальное для людей непосвящённых было покрыто тайной. –Нет, почти ничего — пожала плечами Элла. ***       Пол в комнате за гобеленом был забрызган кровью. Из носа, в основном. Но так же и из глубокого пореза на плече у Нагини. –Сильней! — прикрикивала она на едва живого Долохова. Тот уже потерял счёт времени, и просто пытался поспевать за её приказами. А ведь сначала он был рад этой сумасшедшей затее! Сейчас же ему хотелось только одного: не пасть смертью храбрых от усталости. Ещё полчаса назад у него хватало сил, чтобы выкрикивать ругательства, но фантазия иссякла вместе с физическими силами. «Мерлинова фанатичка» — оставалось думать ему каждый раз, когда она улыбалась треснувшими губами после особо удачного заклятья. Том и Реджис сидели на диване, придвинутом к стене. Том абсолютно равнодушно водил пером в своей тетрадочке, в то время как Реджис всё более нервно сжимал подлокотники. –Экспеллиармус! — в очередной раз закричала Нагини. Палочка Антонина в миллионный раз упала на пол. Он знал, что бросаться за ней бесполезно: девочка ему не позволит, но призвать палочку без магии у него пока вышло только однажды.       Так и застыли. Нагини, потная и запыхавшаяся, с царапиной, которая почти перестала кровоточить и азартной улыбкой, которая уродовала её лицо, и Антонин, с запёкшейся у носа кровью, саднящими мышцами и парой ожогов на руках. –Я больше не могу! — задрал руки он, признавая поражение.       Нагини поджала губы, подозрительно на него посмотрела, и похромала к дивану. Похоже, она тоже вымоталась неслабо, но не показывала этого.       Долохов поднял палочку, и шумно выдохнув, растянулся прямо на полу. –Завтра я даже с кровати встать не смогу — пожаловался он — Нужно спросить про зелье в Больничном крыле. –Нельзя — отозвался Том — Они станут задавать вопросы. А у нас планы. — он многозначительно оглядел всех присутствующих. –Только когда же ты уже посвятишь нас в них? — поинтересовалась Нагини, позволяя Реджису оглядеть её царапину. –По-моему тут и так всё очевидно, но если ты просишь.       Реддл встал в центре комнаты, как учитель перед классом. –В воскресенье, то есть через неделю, Дамблдор и Диппет отбудут на собрание в Министерство Магии. Их не будет с самого утра, и кабинеты будут пусты. Наша задача простая: забрать внутрь, взять именно те книги, которые нам нужны, и заменить их пустыми копиями. Розье я уже подрядил: он достанет пароль и займётся памятью статуи. Мальсибера я попросил отвлечь прочих деканов, которые могут возомнить себя вправе входить в покои замдиректора. Мы вчетвером должны будем пройти внутрь. Покои у него, судя по всему, большие, и вдвоём тут не справиться. Магические ловушки на входе мы обойдём с помощью накидки, а дальше будем импровизировать. –Если накидка ещё работает — хмыкнул Реджис. –Звучит слишком легко — тоже засомневалась Нагини — Хотя если ты говоришь… –Я предполагаю. Это всё, что я вытащил из полувеликана. Книги могут лежать или в его спальне, или в одном из сундуков. –А ничего более полезного ты из него не вытащил? — Долохов усмехнулся, но кажется даже мышцы лица у него болели.       Том закатил глаза. –В любом случае, выбора у нас немного — задумчиво пробормотал Реджис —Сейчас или никогда, так ведь говорят? –Так. Что-то ты сам на себя не похож. Я так плохо на тебя влияю? — Нагини пихнула его локтём в бок.       Реджис не засмеялся, а, перехватив её запястье, взял её за руку с татуировкой и внимательно оглядел. –Ты тоже на себя не похожа. Где шнурок, Аркур? Нагини и Реджис бледнели одновременно и очень похоже. –Нигде? — с шутливой улыбкой предположила она, но этот ответ никого не устроил.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты